Ахмадинеджад использовал инцидент с журналисткой в надежде одержать победу на дипломатическом фронте?

Ахмадинеджад использовал инцидент с журналисткой в надежде одержать победу на дипломатическом фронте?

Косвенные доказательства дают основание полагать, что президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад мог намеренно спровоцировать инцидент с участием США – а именно недавний инцидент с заключением под стражу американо-иранской журналистки Роксаны Сабери – в своеобразной попытке форсировать процесс восстановления отношений с Вашингтоном.
Проведя четыре месяца в иранской тюрьме по обвинению в шпионаже, Сабери была освобождена из-под стражи и 15 мая покинула пределы Ирана. В настоящее время она находится в Вене, стараясь оправиться от пережитого. По прибытии в венскую столицу журналистка заявила, что пока не станет комментировать свое четырехмесячное пребывания в иранском узилище.
В самом Иране этот случай по-прежнему возбуждает интерес, предоставляя пищу для различных домыслов и предположений. Дата проведения президентских выборов 12 июня стремительно приближается, и некоторые усматривают во всем этом происшествии с журналисткой постановку, задуманную Ахмадинеджадом в целях повышения своих шансов на переизбрание. Эту идею активнее других продвигает один из претендентов на президентский пост, Мохсен Резаи. В статьях, размещаемых на близком Резаи сайте Tabnak, намекают, что Ахмадинеджад стремился засчитать себе дипломатическую победу, которая бы отвлекла внимание электората от плачевного состояния, в котором оказалась экономика страны под руководством его администрации.
Победа, которую Ахмадинеджад надеялся одержать с помощью этой пиар-акции, должна была подготовить почву для оздоровления американо-иранских отношений, пишет сайт Tabnak. В попытке придать своей версии элемент достоверности, авторы статей отмечают, что буквально накануне освобождения Сабери «помощник госсекретаря Хилари Клинтон передала письмо заместителю министра иностранных дел Ирана Манучехру Моттаки». Содержание письма не раскрывается, но говорится, что оно сыграло немалую роль в положительном исходе дела в отношении Сабери.
По сообщению другого сайта, Shahabnews, являющегося рупором умеренных консерваторов, не слишком довольных проводимой Ахмадинеджадом политикой, во время обыска в квартире Сабери сотрудниками госбезопасности были обнаружены секретные документы тегеранского Центра стратегических исследований – структуры, функционирующей под эгидой аппарата президента. Каким образом эти документы попали к журналистке, остается неясным. Время от времени она работала переводчиком для иранского Совета по целесообразности, но вряд ли Сабери имела там доступ к подобным документам. Некоторые эксперты намекали, что сотрудники президентского аппарата по сути подбросили ей эти документы или как минимум сделали так, чтобы они упали ей в руки. Сабери и ее адвокаты не оспаривали сообщений о том, что в ее распоряжении имелись закрытые документы.
Как сообщил на состоявшейся 19 мая еженедельной пресс-конференции представитель иранского правосудия Алиреза Джамшиди лицо, передавшее засекреченные материалы Сабери, установлено и скоро предстанет перед судом. Однако имени подозреваемого Джамшиди не назвал, сообщает информагентство Fars.
Некоторые иранские эксперты подозревают аппарат президента в причастности к аресту Сабери именно потому, что за ее освобождение ратовал столь высокопоставленный чиновник, как Ахмадинеджад. Накануне своего участия в женевской конференции ООН по борьбе с расизмом в середине апреля президент публично призвал помиловать журналистку. Как вспоминал после двусторонних переговоров президент Швейцарии Ханс-Рудольф Мерц, «Ахмадинеджад недвусмысленно дал понять, что весь этот инцидент крайне для него неприятен».
Многие в Тегеране подозревают, что Ахмадинеджад пытался снискать благосклонность Вашингтона, записав себе в актив заслугу по освобождению Сабери из тюрьмы. Каким-то образом он якобы надеялся превратить эту благосклонность в политический капитал, который поможет ему в день голосования.
Даже если подобный сценарий и не объясняет всей подоплеки дела Сабери, ряд сопровождавших его процессуальных нарушений наводят на мысль, что журналистка пала жертвой необычных по своему накалу закулисных интриг в Тегеране.
По словам одного иранского юриста, не понаслышке знакомого с тем, как иранская судебная система расследует преступления, связанные с политикой или национальной безопасностью, дело Сабери с самого начала изобиловало странностями и нестыковками. «Все это дело было нетипичным с точки зрения работы иранской судебной системы, – отмечает он. – Тот ее раздел, который занимается политическими преступлениями, может быть несправедливым по сути, но в процессуальном смысле выстроен вполне цельно и связно».
Самым ярким свидетельством в пользу версии о не совсем чистой истории является следующий факт: 14 апреля представитель судебной системы Ирана объявил, что процесс над Сабери начнется через две недели, то есть 28 апреля. Однако уже пять дней спустя тот же официальный представитель сообщил, что по делу Сабери уже вынесен обвинительный приговор и журналистка приговорена к восьми годам лишения свободы.
Юрист также указывает на тот факт, что изначально Сабери была осуждена по статье 508 Уголовного кодекса, предусматривающего наказание за сотрудничество с «государством, находящимся в состоянии войны с Исламской Республикой Иран». Решение же Апелляционного суда, по которому журналистка была выпущена на свободу, опиралось на статью 505, предусматривающую наказание за получение «закрытой информации с целью передачи ее вражескому государству». Кроме того, решение Апелляционного суда сократить Сабери срок содержания под стражей до двух лет условно все сочли беспрецедентно мягким.
Какова бы ни была причина ареста журналистки и ее последующего освобождения, крайне маловероятно, что дело было связано со шпионажем как таковым.

Камаль Насер Ясин, независимый журналист, специализирующийся на освещении иранских событий.

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту