Таджикистан: кампания за справедливое избирательное законодательство

Таджикистан: кампания за справедливое избирательное законодательство

Оппозиционные партии Таджикистана говорят, что сталкиваются со сложностями во время подготовки к парламентским выборам, намеченным на начало следующего года.
Их представители утверждают, что существующее избирательное законодательство ограничивает свободу действия партий, и что избирательный залог, которые обязаны выплачивать кандидаты, слишком высокий и может отпугнуть желающих выставить свою кандидатуру. Что касается самих выборов 2010 года, оппозиция опасается, что процесс подсчета голосов не будет прозрачным, а голосование вряд ли будет свободным и честным.
Перед выборами Коммунистическая партия Таджикистана разработала законопроект по выборам, в котором предлагается отменить избирательный залог, в два раза – до одного часа – увеличить количество свободного эфирного времени, предоставляемого партиям, а также включить в состав местных избирательных комиссий представителей партий для обеспечения прозрачности при подсчете голосов.
Избирательный залог, который не возвращается в случае поражения, на сегодняшний день составляет 7 тысяч сомони (около 1700 долларов). Это значительная для страны сумма, принимая во внимание тот факт, что Таджикистан является самой бедной из пяти центрально-азиатских стран.
«Каким образом партия может заплатить залог, когда большинство ее членов не в состоянии заплатить членские взносы? - говорит лидер Коммунистической партии Шоди Шабдолов. – Если будет отменен этот искусственный барьер, каждая партия сможет выдвигать согласно нормам до 22 кандидатов».
Председатель Социал-демократической партии Рахматилло Зойиров намерен подать иск в конституционный суд Таджикистана с требованием об отмене избирательного залога.
По его мнению, этот залог является непреодолимым препятствием для многих людей, особенно учитывая экономический спад, который переживает страна.
Когда в 2004 году залог был введен впервые, его размер составлял 400 долларов - четверть от нынешней суммы.
Руководитель аппарата Центризбиркома Мухибулло Дададжанов говорит, что эта мера была принята в соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии, являющейся консультативным органом Совета Европы.
Несмотря на то, что Дададжанов по-прежнему считает залог полезным механизмом, он готов к реформам. «Я думаю, он должен быть сокращен, но не отменен совсем», - сказал он.
Он сказал, что в прошлом для введения залога были определенные предпосылки, например, выбраковка полевых командиров времен гражданской войны 1992-97 годов, пытавшихся пробиться в политику.
Сторонники отмены залога говорят, что на самом деле потенциальные кандидаты, которых отпугнет его величина, скорее всего, окажутся образованными людьми с низкими зарплатами работников государственного сектора.
Как сказал в интервью IWPR Рахматилло Зойиров, «те, кто сегодня имеют интеллект, не имеют денег».
Заместитель Зойирова Шокирджон Хакимов сказал, что в стране, где образованные профессионалы могут рассчитывать лишь на зарплату в 150 долларов в месяц, «представьте, как долго им нужно работать, чтобы воспользоваться своим гражданским правом быть… в парламенте».
По словам Шабдолова, ему понятны аргументы о недопущении полевых командиров в парламент, но, говорит он, те времена давно прошли.
Сейчас политическим партиям разрешено отправлять наблюдателей на подсчет голосов, однако законопроект коммунистов предполагает включение их в состав местных избирательных комиссий, работающих в день голосования.
По словам Шабдолова, во время последних парламентских выборов в 2005 году были допущены грубые нарушения – приписка имен в список избирателей, составление протоколов без участия представителей политических партий.
«Мы не должны допустить повторения данных ошибок, и на предстоящих выборах должно быть законно обеспечено равноправное участие всех политических партий», - считает он.
Партия исламского возрождения Таджикистана – единственная исламская партия во всем регионе, представленная в парламенте своей страны. Ее председатель Мухиддин Кабири согласен с тем, что существуют два основных вопроса – избирательный залог и допуск членов партий к избирательным процедурам.
На данный момент, говорит он, «при желании любой местный чиновник или любой член комиссии может фальсифицировать или изменить результаты выборов. Ни у наблюдателей, ни у кандидатов нет ни малейшей возможности поправить ситуацию или не допустить нарушения закона».
Критики существующей системы проведения выборов в Таджикистане говорят, что одна из проблем в том, что местные избирательные органы состоят из учителей, которые, будучи работниками государственного сектора, легко поддаются нажиму и закрывают глаза на нарушения.
Дададжонов признал, что были жалобы на местные отделения его комиссии, однако, по его словам, были предприняты определенные шаги для того, чтобы отделения стали независимыми. Для двух последних голосований, сказал он, они предоставляли свои помещения, вместо того, чтобы пользоваться местными офисами мэров.
Что касается привлечения учителей к работе избирательных комиссий, Дададжонов сказал: «Учителя не состоят ни в каких партиях, и работают на добровольной основе… Больше никто не согласился бы это делать».
Абдугани Мамадазимов, глава Ассоциации политологов Таджикистана, сказал, что остается еще серьезный вопрос прозрачности избирательного процесса на уровне народных масс.
«Местные исполнительные органы власти вмешиваются во время выборов, особенно в подсчете голосов, - говорит он. – Это негативно влияет на прозрачность и открытость выборов в наш парламент».
На выборах в феврале будущего года восемь политических партий Таджикистана будут бороться за 22 из 63 мест в нижней палате парламента на основе системы пропорционального представительства. Оставшиеся места (41 место) будут напрямую избираться на конституционной основе, в результате чего партии получат шанс выиграть больше мест.
Народно-демократическая партия Таджикистана (НДПТ), которую поддерживает президент страны Эмомали Рахмон, в данный момент обладает абсолютным большинством с 52 местами. Коммунисты Шабдолова занимают второе место с четырьмя местами. Исламская партия возрождения имела два места в парламенте до прошлого месяца, когда Мухаммадшариф Химматзода отказался от депутатского мандата.
Другие партии - Демократическая партия, социалисты и социал-демократы Зойирова - не смогли преодолеть 5-процентный порог, установленный для выборов 2005 года.
У НДПТ есть явное преимущество перед остальными партиями благодаря своей близости к власти и ресурсам, количеству членов свыше 100 тысяч человек по всей стране, а также уверенности в том, что чиновники национального и местного уровней к ним присоединятся.
Коммунистическая и Исламская партии, количество членов в которых составляет 50 и 30 тысяч человек соответственно, отражают интересы своих избирателей в определенных округах, тогда как остальные партии имеют лишь несколько тысяч последователей в столице Душанбе и других городах страны.
По мнению Мамадазимова, понимание того, что исход выборов уже предрешен, - что подтверждается исследованиями западных наблюдателей, - сделало электорат Таджикистана апатичным.
«Поэтому мы не можем ожидать, что наши граждане будут принимать активное участие в выборах [2010 года]», - заключил он.
Дададжонов высказался в защиту Центральной избирательной комиссии, отметив серьезный прогресс, включающий в себя введение прозрачных урн для голосования и специальных избирательных бюллетеней, которые должны предотвратить фальсификацию, а также прекращение практики, когда окончательный подсчет голосов утверждался правительственной печатью на документах.
Коммунисты представили свой проект закона в феврале, что, по словам Дададжонова, означает, что сейчас он уже должен находиться на рассмотрении парламента в соответствии с трехмесячным сроком для таких законопроектов.
Хакимов, однако, указывает на то, что даже если этот законопроект пройдет успешно, все будет зависеть от того, насколько вовремя это произойдет.
«Чем позднее будет принят закон и пересмотрено законодательство, тем лучше для правящей партии [НДПТ], потому что в таком случае у других политических групп останется слишком мало времени для маневра», - сказал он.

Аслибегим Манзаршоева, контрибьютор, прошедший тренинги IWPR в Таджикистане

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту