Разработанный Ташкентом комплекс мер по созданию рабочих мест может спровоцировать рост недовольства в сельской местности

Разработанный Ташкентом комплекс мер по созданию рабочих мест может спровоцировать рост недовольства в сельской местности
На фоне ухудшающейся финансовой ситуации в стране президент Узбекистана Ислам Каримов, припомнив старые советские методы, пытается придать новый смысл идее командной экономики. Имеется, правда, большая вероятность того, что применяемые государством методы в конечном итоге лишь усугубят напряженность в узбекском обществе.
Как и другие центральноазиатские государства, Узбекистан в последние годы зависел от денежных переводов трудовых мигрантов, которые помогали поддерживать на плаву экономику страны. Но в последний год самые привлекательные для иностранной рабочей силы рынки – Россия и Казахстан – пострадали от мирового экономического кризиса, и в результате сезонной работы в строительстве и других секторах просто не стало.
В случае Узбекистана не только резко сократился объем денежных переводов, дополнительной нагрузкой на социальную инфраструктуру легла проблема возвращающихся домой рабочих-мигрантов. Еще одним источником дестабилизации стала внутренняя миграция, в процессе которой представители беднейших слоев населения перебираются из сельских районов в города. В ответ правительство разработало широкий комплекс мер по созданию рабочих мест, который ряд обозревателей подвергают критике, считая его плохо продуманным и, как следствие, неэффективным.
Как заявил заместитель начальника управления анализа занятости министерства труда и социального обеспечения Узбекистана Саибджан Алиев, в течение 2009 года в стране будет создано 932500 рабочих мест, причем более 550 тысяч из них – в сельской местности, сообщило 15 мая российское информагентство Regnum.
По словам чиновника, за первый квартал 2009 года было создано более 208600 новых рабочих мест, и 148200 из них в сельской местности. По всей стране проводятся сотни ярмарок рабочих вакансий с целью повышения уровня занятости, причем особенный упор делается на трудоустройство выпускников вузов, инвалидов и жителей села, добавил Алиев.
Критики не только подвергают сомнению приводимые правительством цифры, они еще считают придуманную властями схему надуманной, практически не способствующей устойчивому восстановлению экономики. По словам ташкентских обозревателей, многие из только что принятых на работу подметают в столице улицы, убирают парки и перекладывают бумажки в офисах местных администраций.
Государственная программа направлена в первую очередь на обеспечение занятости в сельской местности. И именно там методы правительства отличаются особенной тяжеловесностью, отмечает ряд обозревателей. По их словам, чиновники вынуждают фермеров нанимать вовсе им не нужных работников, зарплаты которых забирают значительную часть прибыли, которую владельцы хозяйств надеялись получить. В результате этим летом и осенью можно будет наблюдать резкий всплеск недовольства в сельской местности, полагают обозреватели. По словам некоторых из них, раздражение уже достигло серьезного уровня.
«Фермеры стараются нанимать как можно меньше людей, ограничивая рабочую силу членами своей семьи. У них нет денег платить другим работникам. Плюс к этому государство по-прежнему говорит фермерам, что и сколько сеять, какие культуры или хлопок, и когда это делать. После чего государство закупает выращенный урожай по крайне низким ценам. Более того, фермеры до сих пор не получили деньги за последний урожай», – рассказывает проживающий в России шеф-редактор интернет-журнала «Оазис» и обозреватель узбекских событий Дмитрий Аляев.
Единственные, кому новые методы обеспечения занятости населения придутся, пожалуй, по вкусу – это хакимы (главы местным администраций), сказал EurasiaNet источник из Ташкента, не понаслышке знакомый с политикой правительства в сфере занятости. «Главная причина, почему власти делают это, заключается в стремлении подготовить рабочие места для возвращающихся на родину в массовом порядке трудовых мигрантов. Но создавать рабочие места путем принуждения фермеров нанимать работников является не очень хорошей идеей, и все это знают», – подчеркнул наш источник.
«Хакимы и местные власти понимают, что у владельцев хозяйств нет денег на зарплату рабочим…Эта мера создавалась главным образом для того, чтобы хакимы и местные власти могли отчитаться, что они что-то делают для предотвращения массовой безработицы в Узбекистане, – добавляет источник. – Проблему безработицы никак нельзя решить подобным способом».
По имеющимся сообщениям, местные власти пригрозили отбирать землю у тех фермеров, которые не подчинятся новым правилам принудительного найма рабочей силы. Эксперты как внутри страны, так и за ее пределами полагают, что привести в действие указ о конфискации вряд ли будет возможно. Но если угроза о конфискации земли и окажется пустой затеей, у правительства имеются другие методы, чтобы устроить фермерам невыносимую жизнь, предостерегает Дмитрий Аляев.
«Узбекистан не располагает ни потенциалом, ни финансовой базой [для создания миллиона новых рабочих мест]. Так что социальные проблемы как всегда лягут на плечи фермеров. Ташкент это поддерживает. Но фермеры не станут распространяться об этом, потому что им не нужны потом проблемы с налогами и прочими вещами», – полагает он.
Пакет мер правительства по обеспечению занятости населения способен скорее породить социальную напряженность, чем разрядить ее, добавляет эксперт. «Фермеры, которые должны, по идее, нанимать на работу возвращающихся мигрантов, вконец разорятся и сами станут трудовыми мигрантами», – прогнозирует он.

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту