ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Воспоминания о будущем, или Закончатся ли миром китайско-американские торговые войны?

Воспоминания о будущем, или Закончатся ли миром китайско-американские торговые войны?

Воспоминания о будущем, или Закончатся ли миром китайско-американские торговые войны?
Похоже, Китай отобрал у России место «врага Америки № 1». В воскресном интервью телеканала Fox News президент Дональд Трамп, потребовав от Пекина «вести себя надлежащим образом», сообщил о готовности в случае победы на ноябрьских выборах к «разъединению» американской и китайской экономик, поскольку «США теряют сотни миллиардов долларов, ничего не получая от Китая». Возможно, это не просто предвыборное заявление, а объявление нового витка Великой американо-китайской экономической войны, начавшейся весной 2018 года и явно набравшей обороты в последние полгода. Даст Бог, эта война не перейдёт в «горячую» фазу, но и «холодной войны» вполне достаточно для того, чтобы залихорадило весь мир, и без того обескровленный глобальным кризисом и коронавирусной пандемией.
Трамп остаётся ярым противником Китая уже давно. Свою личную войну он объявил Пекину еще пять лет назад, 11 августа 2015 года, когда был кандидатом в президенты США, и впервые публично обвинил «разбогатевший за счет Америки» Китай в том, что тот «отбирает у американцев рабочие места» и «разрушает экономику». Дональд Трамп, поклявшийся тогда «жёстко разговаривать с китайцами ради поддержки американской экономики», старательно выполнял это предвыборное обещание весь свой президентский срок. Судя по всему, он не намерен отказываться от экономической конфронтации с Пекином и в оставшиеся до выборов три месяца, а в случае победы на грядущих выборах,– и в ближайшие четыре года.   
Если в 2015 году поводом для конфронтации стала проведенная Китаем девальвация юаня по отношению к доллару на 1,9%, оказавшая, по мнению Трампа, «разрушительное воздействие на американскую экономику» (по иронии экономической судьбы, именно в ноябре 2015 года Китай впервые стал крупнейшим торгово-экономическим партнером США, обойдя Канаду, и только за первые 9 месяцев 2015 года суммарный торговый оборот США и КНР превысил 441 миллиард долларов), а в 2018 году «война» началась из-за экспортно-импортных «перекосов», от чего тогда пострадало 5% мировой торговли, - то сейчас экономические претензии Трампа к Пекину щедро пересыпаны политическими «нюансами», хотя, конечно, на первом месте стоит жгучее желание Штатов вытеснить Китай хотя бы с некоторых сегментов глобального рынка.
Очередной, но явно не последней жертвой такой, с позволения сказать, протекционистской политики стали китайский мессенджер WeChat и китайская социальная сеть TikTok, владельцам которой Трамп фактически запретил иметь активы в Соединенных Штатах. Подписанный Трампом в начале августа указ больше похож на ультиматум рейдера: TikTok, имеющий в США более 100 миллионов пользователей, и, по Трампу, «угрожающий национальной безопасности США», либо уйдет с американского рынка, либо будет в течение 90 дней продан американской компании, причем часть денег, полученных от продажи TikTok, оцениваемой сейчас в 50 миллиардов долларов, должна уйти к правительству США. Августовский указ Трампа дорого обошелся китайцам: их убытки уже оцениваются в 100 миллиардов долларов, акции этих хайтек-гигантов сразу пошли вниз, и, например, на Гонконгской бирже стоимость компании Tencent, которой  принадлежит мессенджер WeChat, обрушилась на 10%.
Пока владелец Tik Tok, пекинская компания ByteDance, грозится подать в суд иск на американское правительство, Трамп довольно потирает руки, надеясь с помощью нехитрого трюка с захватом китайской соцсети набрать больше голосов на выборах в ноябре. Китайцы тоже не дремлют: они вполне могут реализовать свою угрозу двухлетней давности, и перестанут выдавать лицензии американским компаниям, работающим в Китае, а это сразу лишит Штаты дешевой рабочей силы и приведет к удорожанию американской продукции, а значит, и к снижению ее конкурентоспособности на мировом рынке.
Торговое противостояние Вашингтона и Пекина усиливается на фоне пандемии и связанных с ней финансово-экономических неурядиц. А потому нет ничего удивительного в том, что Трампу накануне выборов хочется представить Китай истинным виновником коронавирусного ужаса, и таким образом отбиться от конкурентов-демократов, обвиняющих нынешнего американского президента в «неумелых и неумных» действиях в разгар пандемии. Во всяком случае, Трамп пытается таким образом объяснить, почему он отложил торговые переговоры с Пекином в 2020 году. А ведь еще в январе многим казалось, что американо-китайская экономическая война может закончиться скорым миром. Тогда Дональд Трамп и вице-премьер Госсовета КНР Лю Хэ подписали пакет документов в рамках торгового соглашения, и согласно этим договоренностям, американцы не стали вдвое повышать пошлины на китайские товары, а китайцы обязались два года закупать в США сельхозпродукцию и прочее на 200 миллиардов долларов.
Трамп не прочь свалить на Пекин и вину за охватившие США протестные акции и погромы. Зная, что за этими погромами стоят демократы, он заявил, что «Китай, желая моего проигрыша на выборах, перекупил Байдена», - очевидно, таким «хитроумным» способом нынешний президент США хочет дискредитировать своего главного соперника, но это вряд ли сработает на пользу Трампу, и никак не компенсирует его «проколы» во время пандемии и прокатившихся по Штатам волнений на расовой почве.    
Может ли закончиться торговая война с Китаем, если на место республиканца Дональда Трампа в Овальный кабинет придет демократ Джозеф Байден? Вряд ли. Байден, уже объявленный официальным кандидатом от Демократической партии на президентских выборах, и пока опережающий в опросах Трампа на 10%, тоже умело разыгрывает «китайскую карту». И вряд ли кого-то введут в заблуждение достаточно мягкие высказывания Байдена о Китае. Байден – не Трамп, провозгласивший, что «Америка превыше всего» и больше занимающийся внутренними делами. Байден – глобалист, он будет делать всё для сохранения и укрепления американского влияния в любой точке планеты, и в любой сфере, - хоть в военной, хоть в экономической. А это означает, что торгово-экономическая война Вашингтона с Пекином будет продолжаться и при Байдене.
Такие «подозрения» усиливаются, если посмотреть на персону напарницы Байдена еще со времен праймериз, экс-генпрокурора Калифорнии, сенатора от этого штата и пламенного борца за легализацию марихуаны, 56-летней Камалы Деви Харрис, имеющей шанс стать первой темнокожей дамой, севшей в кресло вице-президента США. Отбросим в сторону все остальные подробности, и вспомним, что Камала Харрис была и остается в числе главных критиков внешнеторговой политики администрации Трампа в отношении Пекина. Она уверена, что все внешнеторговые инициативы оборачиваются увеличением налоговой нагрузки на американские семьи, и утверждает, что затеянное Трампом двойное повышение пошлин на китайские товары больше навредит американским бизнесменам, чем Китаю. Харрис высказывается за сотрудничество с Пекином в сфере борьбы с глобальным потеплением, и особенно – в «разруливании» северокорейской проблемы. Впрочем, Камалу Харрис трудно заподозрить в излишней симпатии к Китаю, - так, она уже не первый год обвиняет китайцев в «хищении интеллектуальной собственности».
Как бы то ни было, но максимум, чего можно ожидать в случае победы связки Байден-Харрис, – это небольшое смягчение американо-китайских отношений, но сегодня никто не поручится за то, что свежеизбранный американский президент не начнет новый раунд торговой битвы с Пекином.

С Китаем ясно, а как будет с Россией?
Любопытно, что сегодня Трамп «шпыняет» Байдена и его Демократическую партию тем же, в чем они обвиняли его последние пять лет, - в связях с Россией и симпатиях к Китаю.
«Победа Байдена будет выгодна Москве и всем другим нашим соперникам, - утверждает Трамп в очередном послании в Твиттере. – Россия и Китай не обрадуются моей победе, они надеются, что победит вечно спящий Джо Байден, не способный на равных вести переговоры ни с Путиным, ни с Эрдоганом, ни с китайцами».
- Москва и Пекин боятся моей победы, потому что я им не Трамп, и Владимир Путин не хочет моей победы на выборах! - парирует Джо Байден.
Разумеется, сложно ожидать от Байдена кардинального изменения американской политики в отношении не только Китая, но и России. Байден обещает «вести с Путиным жесткий разговор», продолжает настаивать на том, что «в 2016 году Россия вмешивалась в американские выборы и может вмешаться опять», угрожая, что он будет «расценивать любое влияние на голосование как враждебный акт с санкционными последствиями».  
 - Если меня изберут президентом, то можете не сомневаться, что Владимиру Путину будет дан отпор, и мы заставим Россию понести серьезные издержки, - обещает Джо Байден.
В случае победы Байдена не стоит ожидать ни сколько-нибудь заметного улучшения отношений между Москвой и Вашингтоном, ни снятия или хотя бы смягчения антироссийских санкций. Возможно, судя по некоторым сигналам, Байден продлит истекающий 5 февраля будущего года Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3). Но что будет, например, с Договором по открытому небу, и вернутся ли в Вашингтоне к соглашению о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, - этого, похоже, не знает и сам Джозеф Байден. Самое реальное – это возвращение американцев к Совместному всеобъемлющему плану действий по иранской ядерной программе (СВПД), покинутому Вашингтоном пару лет назад. Не исключено, что американцы будут уже не так рьяно сопротивляться строительству Северного потока-2, хотя трудно ожидать от связанного с украинскими газовиками Байдена, что он оставит попытки добиться максимально возможного объема прокачки газа через территорию Украины. Естественно, Байден не станет распускать НАТО, будет активнее Трампа вникать в дела альянса, и сохранит его антироссийскую направленность, что подразумевает, в том числе, постоянное давление на Россию со сторону стран Балтии и Польши.
Несомненно, Байден, курировавший «украинский проект» в администрации барака Обамы, и долгое время непосредственно командовавший «украинским парадом»,  в случае победы на ноябрьских выборах продолжит политику превращения Украины в постоянный раздражающий фактор для Москвы.  
Трудно назвать «другом России» и потенциального вице-президента США Камалу Харрис. Она так же, как и Байден, не сомневается во вмешательстве Москвы в выборы 2016 года, - и, кстати, это она в свое время активнее всех призывала отправить в отставку генерального прокурора США Джеффа Сешнса, заподозренного демократами в тесных связях с послом России в Вашингтоне Сергеем Кисляком. Не далее как в июне нынешнего года эта бдительная дама предупредила американцев, что Москва собирается вмешаться в предстоящие американские президентские выборы. Наконец, Харрис не сомневается – или, скорее, делает вид, что не сомневается, - в том, что Дональд Трамп – «агент влияния Кремля». В конце прошлого года она даже сыронизировала по поводу возможного приезда Трампа в Москву на Парад Победы 9 мая: мол, перед выборами Трампу будет приятно пообщаться со своими русскими сторонниками…

Выгодна ли России битва гигантов?
В условиях нарастающих противоречий и усиления конкурентной борьбы между Китаем и США, у России есть уникальный и вполне реальный шанс использовать в свою пользу эту «битву гигантов», и извлечь из американо-китайского противостояния максимальную выгоду для себя. Исторический опыт такой политики есть, - тот же де Голль во времена строительства Пятой республики мастерски использовал долгоиграющий раздрай между СССР и США для укрепления французских позиций в Европе.
Ничто не мешает и нам сегодня использовать торговые войны Вашингтона и Пекина в своих интересах. Это, прежде всего, налаживание прочных экономических связей с Китаем, когда Россия не будет ограничиваться только поставками энергоресурсов, а будет сотрудничать в китайцами еще и в сфере высоких технологий, создании наукоемких производств, проведении совместных научных исследований в сфере здравоохранения, освоении Мирового океана и Космоса. Россия может занять на китайском рынке нишу многих американских компаний, – например, поставщиков сельскохозяйственной продукции.  
Не забудем, Китай остается главным торговым партнером более чем сотни стран, - а значит, сотрудничая с Пекином, Россия имеет шанс наладить более тесные торгово-экономические связи и со многими другими странами.  
Неизбежный при продолжении протекционистской и дискриминационной политики Вашингтона отток колоссальных китайских инвестиций из США так же неизбежно поставит перед Пекином вопрос, – куда вкладывать эти деньги после ухода с американского рынка? И здесь китайцев могут заинтересовать инвестиции в российскую экономику, науку и производство. Разумеется, для притока таких инвестиций придется создавать привлекательные условия, но это уже, как говорится, «вопрос политической воли». Вряд ли для государства станет невыполнимой задача создания, например, свободных экономических зон с благоприятным для китайского капитала инвестиционным климатом, и не только на Дальнем Востоке, но и в Сибири, на Урале и в Центральной России.
В любом случае, от Москвы потребуется соразмерная, продуманная и многовекторная  внешнеэкономическая политика, призванная заинтересовать в сотрудничестве с Россией не только такие государства, как Китай и Индия, но и многие развивающиеся страны «третьего мира». В этом случае Россия может стать действительным лидером движения, объединяющего страны, не желающие идти в фарватере американского неоколониализма, - а это позволит противопоставить реальную экономическую силу американской политике сохранения однополярного мира под флагом «Pax Americana».
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту