«Теневой» рынок «усыхает»?

«Теневой» рынок «усыхает»?

«Теневой» рынок «усыхает»?

В «сером» сегменте российской экономики, заметно расширившемся в первой половине «пандемийного» 2020 года, отмечается тенденция к сокращению. По данным Российской академии народного хозяйства и государственной службы, в этом году в домохозяйствах страны уменьшились траты на оплату неформальных услуг, которыми россияне во второй половине 2020 года пользовались реже, чем в начале года. К декабрю доля граждан, постоянно работающих «в тени», снизилась до 20,5 процентов, уменьшилась до 11,3 процента и доля россиян, получающих основной доход от неформальной деятельности.

Когда в «тени» – 4 триллиона

Социологический мониторинг российского рынка занятости, проведенный аналитиками РАНХиГС, показал, что в стране действительно сокращается спрос на теневые услуги, вместе с этими сократился и «теневой» рынок труда. Тем не менее, этот рынок существует, и «маленьким» его назвать трудно. Например, общие расходы домохозяйств на оплату только самых распространённых услуг или работ, неофициально предоставляемых «теневиками», в этом году превысили 4 триллиона рублей. Это много, хотя, если сравнить, скажем, с 2013 годом, сейчас такие «теневые» расходы домохозяйств сократились на триллион рублей.

Разумеется, «теневой» рынок работ и услуг никуда не делся и сегодня. В нынешнем году более 40 процентов домохозяйств хотя бы один раз в течение месяца неофициально оплачивали услуги или работы. Однако тенденция к сокращению налицо: в 2006 году «теневыми» услугами пользовались 56 процентов домохозяйств; в 2013 году — 51,7 процента; в 2016 году — 51,3 процента, а в 2019 году такими услугами пользовалась половина домохозяйств страны.

Еще одна показательная черта: если четырнадцать лет назад, в относительно благополучном досанкционном и допандемийном 2006 году россияне в течение месяца оплачивали «черным налом» 2,2 услуги или работы, то в этом году они оплачивали в течение месяца только 1,8 услуг или работ.

«Тень» сокращается?

Естественно, такое заметное уменьшение спроса на «теневые» услуги не могло не сказаться на объеме «теневого» рынка труда. Для сравнения: если в 2013 году «теневики» составляли 44,5 процента, а в 2019 году - 32,5 процента занятого населения, то в этом году их доля на этом рынке едва дотянула до 28 процентов. Меньше стало и тех, кто постоянно трудится без всякого оформления. В прошлом году таковых насчитывалось более 13 процентов от общего числа работающих россиян, а в этом году постоянно работали «в тени» чуть более 11 процентов наших сограждан.

Очевидной причиной такой тенденции может оказаться не расцвет легальной экономики, и не повышение зарплат в легальном секторе, а, скорее, «усыхание» доходов основной части населения страны. У людей просто нет денег на оплату даже куда более дешевых «неформальных» услуг и работ. Никуда не делись  и причины существования «теневого» рынка труда. Так, по данным только что проведенного мониторинга РАНХиГС, 58,7 процента работающих «в тени» объясняют свой выбор отсутствием привлекательной для них работы на официальном рынке труда.

Примерно столько же респондентов заявили, что «в тени» их привлекает возможность работать по более удобному для себя графику, а 26 процентов не стали скрывать, что неформальная работа дает им возможность уклоняться от уплаты налогов, - практически все ответившие так уверены, что «теневой» рынок сократится, как только государство наведет порядок в налоговом администрировании и упростит процедуры уплаты налогов и пошлин. Столько же «нелегалов» ответили, что в «тени» работать проще, поскольку здесь нет ни ограничении по возрасту, ни бюрократических процедур и связанных с ними издержек в виде взяток, «откатов», и прочих «прелестей» общения с чиновничеством, неизбежных в легальном поле, особенно если речь идет об индивидуальном предпринимательстве.

Наконец, более 63 процентов респондентов считают, что росту «теневого» рынка труда способствует увеличение налогов,  и лишь уменьшение налогового бремени резко сократит число желающих работать «в тени».

По мнению 30 процентов опрошенных, существование достаточно большого «теневого» сектора подпитывается растущим социальным неравенством, недостаточностью социальных гарантий со стороны государства и проистекающей отсюда социальной незащищенностью официально трудоустроенных сограждан.

Рост зарплат – панацея от «тени»?

Возможно, рост зарплат сократит число любителей «тени». По данным исследования, проведенного сервисом «Работа.ру», около 32 процентов российских работодателей планируют повысить зарплаты своим сотрудникам в 2021 году. Примерно столько же компаний хотят выдать сотрудникам новогодне-рождественские премии, сумма которых в среднем колеблется в пределах 15-50 тысяч рублей. Это совпадает с желаниями россиян, - 37 процентов наших сограждан рассчитывают на премию к Новому году.  

Как ни странно звучит в разгар пандемийного кризиса, но 35 процентов работодателей заявляют, что в 2021 году откроют новые направления бизнеса и расширят штат. Правда, четверть опрошенных предпринимателей считают, что выгоднее не расширять штат и уходить в «многовекторный бизнес», а сосредоточиться на одном главном виде деятельности.

Несомненно, многих отвлечет от «теневого» рынка и возможность реальной переквалификации, причем за счет компании. Сейчас активное обучение сотрудников планируют 23 процента работодателей, но их число может увеличиться уже в первом квартале 2021 года, поскольку к тому времени  пандемия должна пойти на спад, и появятся новые сферы деятельности компаний, - вернее, речь может идти о возобновлении работы в сегментах, требующих живого общения с клиентами. О возможном грядущем оживлении бизнеса свидетельствует и то, что 19 процентов компаний готовы увеличить свой рекламный и маркетинговый бюджет, а 15 процентов работодателей планируют ввести  новую систему премирования сотрудников.

Подводные камни

Оживление экономики, рост зарплат и оптимизация бюрократических процедур действительно могут вывести из «тени» немалую часть трудоспособных россиян. Но здесь существуют подводные камни, способные свести на нет наметившуюся тенденцию сокращения «неформального» рынка труда. Так, в начале декабря стало известно, что правительство Мишустина, возжелавшее компенсировать выпадающие доходы почти в 200 миллиардов рублей, хочет вернуть налог на движимое имущество, отмененный с 1 января 2019 года, еще во времена премьерства Дмитрия Медведева. Сейчас о возобновлении этого налога заговорил заместитель министра финансов Алексей Лавров.

- Упоминание об этом налоге есть в основных направлениях налоговой и таможенно-тарифной политики на следующие три года, - подтвердил замминистра на недавнем совещании у спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко. – Окончательное решение по введению налога на движимое имущество и ставки по нему может быть принято правительством уже в марте 2021 года.  

Пока неизвестно, как воспримут эту идею в Госдуме, и будет ли освобождено от такого налога хотя бы новое оборудование, приобретаемое компаниями. Неизвестна и судьба внесенного правительством в Госдуму законопроекта о признании криптовалюты имуществом, подлежащим налогообложению. Но уже сегодня ясно, что «налоговые» решения правительства ударят прежде всего по небольшим компаниям, которым, скорее всего, придется надолго забыть о повышении зарплат и выплате премий сотрудникам. На деле это может обернуться стабилизацией или даже ростом «теневого» рынка труда.    

Но налоги – палка о двух концах. Не исключено, что многих отвлечет от «тени» особый налоговый режим самозанятых, уже приведший к заметному снижению налогов. Напомним, что по данным Счетной палаты РФ, при переходе на специальный налоговый режим для самозанятых с единого налога на вмененный доход, суммы снижались иногда в семь раз. Пока речь идет об эксперименте по внедрению налога на профессиональный доход (НПД). Режим НПД позволяет установить на смартфон мобильное приложение «Мой налог» и работать легально без посещения налоговых органов и сдачи отчетности. При этом налоговая ставка при работе с физическими лицами составляет всего 4 процента, а при работе с юридическими лицами — 6 процентов. Сейчас к этому эксперименту подключены все регионы страны, в нем участвуют более 1,3 миллиона самозанятых. Однако то, что выгодно предпринимателям, далеко не всегда выгодно чиновникам, - и аудиторы Счетной палаты уже озаботились тем, что режим налога на профессиональную деятельность может отрицательно сказаться на собираемости налогов.

Правда, остается еще надежда на отмену единого налога на вмененный доход, - а это случится 1 января 2021 года. Можно предположить, что это вызовет заметный отток россиян с «теневого» рынка услуг и работ: проще будет зарегистрироваться в качестве самозанятого, начать работать легально и платить небольшой налог, чем шарахаться от каждого налогового инспектора. Прежде всего, такие послабления могут положительно сказаться на экономическом самочувствии самозанятых граждан, не имеющих наемных рабочих и получающих доходы не более 2,4 миллиона рублей в год. Однако, чтобы воспользоваться этим налоговым бонусом, придется для начала уйти с «теневого» рынка, а на это, по мнению многих экспертов, будет сложно решиться  кризисных условиях, когда снижение предпринимательской активности приводит к росту безработицы, и, как следствие – к нежеланию «теневиков» легализовывать свою деятельность.

Оценить статью
(0)