Парадоксы пандемии: денег меньше, тратим больше

Парадоксы пандемии: денег меньше, тратим больше

Парадоксы пандемии: денег меньше, тратим больше

Пандемия продолжает удивлять мир социально-экономическими парадоксами. И один из главных, - мы стали зарабатывать меньше, но даже при упавших реальных доходах тратим… больше. Объяснение простое: на фоне коронавирусных бед и общей нестабильности люди начинают расходовать отложенное «на черный день», а поскольку многие откладывали сбережения в долларах и евро, начали таять и эти запасы, - особенно с падением курса рубля в связи с понижением цен на нефть, и с введением низких ставок по валютным вкладам. По данным Центрального банка России, в прошлом году на фоне разгона инфляции наши сограждане сняли со своих валютных банковских счетов более 28 миллиардов долларов. Речь идет о наличных суммах, почти на четверть – или на 5 миллиардов долларов, - превышающих объем снятых со счетов долларов в 2019 году.  

Пики снятия вкладов с валютных счетов пришлись на март (4 миллиарда долларов) и декабрь (3 миллиарда долларов) 2020 года. Тогда спрос на доллары вырос на 70 процентов по сравнению с тем же периодом 2019 года, а спрос на евро увеличился на 50 процентов. Почти в три раза вырос спрос на швейцарские франки, а вот британский фунт стерлингов оказался самым непопулярным из мировых валют, спрос на него упал почти в пять раз. Самый большой рост вывода валюты с личных вкладов пришелся на март прошлого года, когда за доллар приходилось выкладывать уже не 62 рубля, как в январе 2019 года, а 80 рублей. Держать доллары в банках стало невыгодно, что и повысило спрос на наличную иностранную валюту. Усилиями Центробанка курс рубля удалось выровнять и стабилизировать, однако, как отмечают финансовые аналитики, это почти не повлияло на стремление россиян к выводу денег с личных валютных вкладов.

Это временно подняло покупательскую активность, связанную в начале прошлого года в основном с массовой скупкой гречки и прочих продуктов, а в конце года - с новогодними праздниками. Но в целом спрос на товары и услуги упал в среднем на 20 процентов, что привело к слабой активности рынка, а многие малые предприятия просто не пережили пандемийного кризиса. Тут все идет по цепочке: если у людей хватает денег только на покупку самого необходимого, страдают не только торговля и производители, но и весь комплекс самых разных сегментов рынка – от транспортного до торгового.

Эксперты утверждают, что по крайне мере до середины нынешнего года ситуация не изменится, и люди будут продолжать опустошать свои валютные счета, поскольку сохранение низких ставок по таким счетам и введение налогообложения на доходы по вкладам никак не стимулируют хранение долларов и евро в банках.

Вряд ли что-то кардинально изменит даже стабилизация рубля, - ведь и само «устаканивание» российской национальной валюты в пределах нынешнего курса многим кажется временным, а значит, россияне будут продолжать скупать доллары, что вызовет спрос на иностранную валюту, и, как следствие, поспособствует пусть незначительному, но повышению ее курса по отношению к рублю. Однако к концу нынешнего года, при условии возвращения экономики на допандемийный уровень, все может вернуться на круги своя, и спрос на иностранную валюту придет к уровню конца 2019 года.

На ситуацию с валютой влияет и ситуация в регионах. Пока она остается «стабильно нестабильной», и это особенно чувствуется именно в регионах, испытывающих становящийся хроническим бюджетный дефицит. Даже при том, что федеральное правительство зарезервировало для региональных нужд деньги на частичную компенсацию недостачи региональных доходов, в российской провинции дефицит средств остро ощущается и сегодня.

Напомним, что за 2020 год доходы консолидированных региональных бюджетов составили 14,9 триллиона рублей, или 13,65 процента ВВП. 25 процентов от этой суммы составили финансовые вливания из федерального бюджета, - в 2020 году правительство в выделило в помощь регионам  рекордные 3,8 триллиона рублей. В этом году таких вливаний не будет, - и, как ни парадоксально звучит, регионы, вынужденные идти на рост расходов, например, на здравоохранение, - да еще и при снижении на 13 процентов поступлений от налогов на прибыль, - могут оказаться даже в худшем положении, чем в пандемийном 2020 году.

Разумеется, федеральное правительство будет продолжать «точечно» поддерживать регионы. Так, на развитие ЖКХ и дорожное строительство Москва направит 50 миллиардов рублей, - в соответствии с индивидуальными программами развития, принятыми в прошлом году для десяти самых дотационных регионов. Но это будет каплей в море, тем более что речь в этом случае идет о помощи не всем, а только отстающим, депрессивным  регионам. Если считать таковыми Алтай, Карелию, Тыву, Адыгею, Марий Эл, Алтайский край, Чувашию, Калмыкию, Курганскую и Псковскую области, то каждый из этих субъектов Федерации получит, в лучшем случае, по 5 миллиардов рублей, а это, согласимся, не та сумма, которая сможет вывести регион из депрессии. Вряд ли этих денег хватит даже на полноценную модернизацию местных систем ЖКХ, не говоря уже о строительстве качественных дорог и транспортных развязок. С этим пока удачнее всего обстоят дела в Москве, но ведь и Москва – это еще не вся Россия.   

Сегодня все зависит даже не от прямых финансовых траншей федерального правительства, а от общего тренда развития российской экономики в 2021 году. Как будут развиваться события дальше, покажет время, но уже сегодня ясно, что и нынешний год будет сложным и для страны, и для ее граждан. Это скажется и на продолжении «очищения» личных валютных вкладов, и на структуре расходов домохозяйств, и на курсе рубля.

Пока же мы будем иметь дело с парадоксами, которых действительно хватает, и не только у нас в России. Так, экономические аналитики «Financial Times» заметили, что пандемия вызвала небывалый спрос на более дорогой и крепкий алкоголь, на фоне снижения доходов от продажи пива и вина. Такую ситуацию подтверждают и сами производители алкоголя. Так, компания Diageo, выпускающая всемирно известные бренды вроде «Johnnie Walker» или «Guinness», заявила, что в прошлом году продажи текилы выросли на 80 процентов. Рост продаж дорогого алкоголя отмечают и в компании «Pernod Ricard», известной своими брендами «Jameson» и «The Glenlivet». Это связывают с закрытием ресторанов и баров, - люди стали больше покупать дорогой алкоголь, и делают коктейли дома.  

«Если вы застряли дома и не собираетесь ходить по магазинам, проще купить большую бутылку спиртного, чем 24 бутылки пива, - пишет обозреватель «Financial Times» Эд Манди. - Люди переходят с бренди на коньяк, с дешёвых напитков на дорогие».

При этом общее потребление алкоголя в мире снизилось, по данным аналитической компании IWSR, на 8 процентов по сравнению с показателями 2019 года. Любопытно, что, например, в Китае, где потребление алкоголя упало на 9 процентов, розничные продажи водки, вина и пива в 2020 году выросли на 23 процента.

По мнению аналитиков исследовательской компании Bernstein, мировой спрос на алкоголь будет расти по мере вакцинации населения, и уже летом 2021 года те же британцы опять вернутся к своей привычке коротать вечера в пабах и ресторанах. Возможно, к тому времени и россияне побогаче перестанут снимать с валютных счетов доллары и евро, и жизнь постепенно вернется в привычное допандемийное русло.

Оценить статью
(0)