После пандемии: кто первый встал – того и тапки

После пандемии: кто первый встал – того и тапки

После пандемии: кто первый встал – того и тапки

Мир довольно быстро восстанавливается от коронавирусных передряг, и хотя восстановление это идет неравномерно, в целом мировая экономика обошлась без необратимых катастрофических потерь. Но какая страна раньше всех оклемается от пандемийного кризиса? Ответ на этот вовсе не праздный вопрос покажет, каким будет наш мир в обозримом будущем. Понятно, что первыми тут окажутся страны «золотого миллиарда», но от того, как разыграют они места на мировых рынках, и насколько выносливой окажется их экономика, будет зависеть и расклад сил на глобальной политической арене.

Пока ведущие экономисты – в частности, аналитики Bloomberg, -  числят в лидерах постпандемийного мира США и Китай, сохранивших это лидерство даже на фоне торговой войны друг с другом. Очевидно, первыми все же окажутся Соединенные Штаты, поскольку именно это государство смогло бросить в бюджетное стимулирование экономики наибольшие средства, - счет здесь идет на триллионы долларов. Пока никакая другая страна в мире – даже бурно развивающийся Китай, - позволить себе такого не может. Правда, у китайцев есть преимущество: они быстрее всех смогли победить коронавирус, а значит, уже в начале нынешнего года их экономика оказалась на лучших стартовых позициях, пока та же Европа продолжает играть в локдауны, что приводит к колоссальным потерям в экономике, и, как следствие, к социальному кризису в Старом Свете.

Видимо, США еще долго будут богаче Китая.  По данным МВФ, ВВП Китая на душу населения в прошлом году прогнозировался на уровне 10582 доллара, это примерно в шесть раз меньше, чем в США.

Но это частности. В общем же мировая экономика восстанавливается относительно быстро: некоторые эксперты уже сейчас предрекают рекордный ее рост с начала шестидесятых годов прошлого века, а это 6,9 процента относительно 2020 года. Но это «общая температура по больнице», и, конечно, темпы восстановления в разных странах будут разными. Многое тут зависит не только от финансовых вливаний в экономику, но и от доступности препаратов от CОVID-19, а значит, и темпов вакцинации населения. Те, кто справится с этим быстрее, получат немалую фору, поскольку при таком раскладе можно забыть о локдаунах и постепенно переводить жизнь на допандемийные рельсы. Ко всему прочему, нельзя надеяться на быстрое восстановление экономики стран, специализирующихся на туризме: пройдет как минимум три года, пока мир полностью перейдет к обычной допандемийной жизни. Это означает, что пока ограничения в поездках сохранятся, что вряд ли поспособствует восстановлению туристического сегмента во всем мире.   

Не забудем и о таком важном факторе, как монетарная политика. Во многом правильные шаги Центробанка России, снизившего ключевые ставки для борьбы с кризисом, позволили нашей стране относительно безболезненно пережить кризис и приступить к восстановлению экономики. Во всяком случае, даже эксперты Bloomberg утверждают, что российская экономика пострадала от кризис меньше других, и быстро начала восстанавливаться. Как отмечают аналитики, ЦБ смог точно выбрать момент для ужесточения монетарной политики, что замедлило темпы инфляции и уменьшило отток капитала. В этом смысле мы похожи на Турцию и Бразилию, где, кстати, тоже наблюдается быстрое восстановление экономики.  

Аналитики МВФ в один голос твердят: больше всего пострадают от пандемии развивающиеся страны. Но среди отстающих имеет все шансы оказаться и старушка-Европа, темпы восстановления которой в 2021-2022 годах будут низкими. Евросоюз может оставаться в  кризисной ситуации еще как минимум полтора года, и это во многом связано с плохим состоянием дел в ведущих странах-донорах ЕС, - если богатая Германия еще как-то держится на плаву, то Франция и Италия явно отстают. А это означает, что относительно новые страны Евросоюза, привыкшие жить за счет миллиардных вливаний Брюсселя в их хилую экономику, столкнутся с немалыми проблемами и в экономической, и в социальной сфере. В такой ситуации эти страны могут попытаться уйти из-под влияния Брюсселя под крыло США, - впрочем, Польша и страны Балтии преуспели в этом еще до пандемийного кризиса, что показала, например, их самоубийственная политика в отношении проекта «Северный поток-2», когда эти страны шли в фарватере политики Вашингтона и вбухали миллиарды евро в заведомо убыточные Клайпедский и Венстпилсский терминалы по приемке американского СПГ.        

Тем не менее, МВФ уже сделал бодрый вывод - мировая экономика восстанавливается быстрее, чем ожидалось. Но этот вывод касается прежде всего развитых стран Америки и Европы: на фоне их быстрого восстановления в развивающихся странах темпы не так велики, что приведет к еще большему разрыву между экономиками развитых и развивающихся государств. А у последних ВВП и сегодня отстает от допандемийного уровня. По прогнозу МВФ, «совокупный доход на душу населения в странах с формирующимся рынком и развивающихся странах, за исключением Китая, в период с 2020 по 2022 год будет на 22 процента ниже, чем был бы без пандемии». На деле это означает, что около 90 миллионов человек в таких странах окажутся за чертой нищеты.

Напомним, что еще в начале 2021 года эксперты МВФ прогнозировали глобальный рост в 2021 году на уровне 5,5 процента. Это уже немало, и оптимизма тут добавлял активный процесс восстановления мировой экономики во второй половине прошлого года. Тогда на улучшение ситуации повлияли фискальные стимулы и перспективы быстрой вакцинации населения.

Сейчас многое, если не все, зависит от темпов вакцинации. А доступ к вакционам тоже оказался неравномерным, - что приведет и к неравномерным темпам выхода из кризиса. Зависимость тут прямая: чем ниже уровень масштабной вакцинации, тем медленнее темпы восстановления. И там, где вакцинация идет ни шатко, ни валко, можно ожидать большей или меньшей стабилизации экономики не ранее второй половины 2022 года.   

Несомненно, на ситуацию в мире будет и впредь влиять китайско-американская экономическая война. По мнению экспертов Bank of America, в обозримом будущем, эта война в течение нескольких десятилетий будет связана не только с торговой и технологической конкуренцией между США и Китаем,  но и с проблемой изменения климата, когда климатические стратегии будут определять глобальное превосходство. Это коснется, например, такой пока малозаметной сферы, как производство электромобилей. Чем увереннее будет развиваться эта сфера, тем более неуютно будут чувствовать себя страны, ориентированные на экспорт традиционных не возобновляемых энергоносителей.  

Это уже поняли не только умники из американской Tesla, но и китайцы, вкладывающие огромные средства в разработку и производство машин с электродвигателями. Лидер в этой сфере получит колоссальные экономические преимущества уже к 2030 году.

Что касается торгово-экономической войны между США и Китаем, то она явно не собирается сбавлять обороты и при новом хозяине Белого дома. В феврале Джо Байден заявил на Мюнхенской конференции по безопасности, что «США вместе с Евросоюзом будут бороться с Китаем и противостоять его экономическим злоупотреблениям и принуждению, а значит, США и их иностранные партнеры должны заставить Китай отчитаться за его экономическую практику».

Как быстро восстановится Россия – зависит только от России. К нашим плюсам можно отнести то, что нынешняя рецессия оказалась достаточно мягкой. Аналитики отмечают, что впервые за постсоветский период Россия пережила экономический кризис с меньшими потерями, чем мир в целом. Восстановительный рост после пандемийного удара у нас начался уже во второй половине 2020 года. Уже это отличает нынешнюю ситуацию от того, что было с российским ВВП во время кризисов 2009 и 2015 годов.

Россия не уменьшила масштаб добычи полезных ископаемых, у нас не случилось провала в строительном сегменте экономики, а масштаб снижения потребительской активности в платных услугах населению (17,1 процента) впервые оказался намного выше, чем в розничной торговле (4,1 процента), и в России не наблюдалось сокращения объемов торговли. А это означает, что экономика, даже несмотря на болезненный локдаун начала 2020 года, продолжает работать. Мы как-то умудрились оправиться от пандемийного удара уже в третьем квартале прошлого года, когда начался заметный восстановительный рост экономической активности. Конечно, проблем хватает, – например,  только по официальным данным Росстата, на конец января нынешнего года в России 4,3 миллиона безработных, а это почти на миллион больше, чем в декабре 2019 года. Но даже «вторая волна» коронавируса не смогла сбить темпы восстановления, и при всех проблемах, российская экономика выбирается из кризиса достаточно быстрыми темпами. Заметно прибавилось оптимизма: пока экономисты предрекают восстановление доходов населения до докризисного уровня не раньше 2022 года, 26 процентов россиян, по данным опросов ВЦИОМ и «ДОМ. РФ», ждут роста доходов в ближайшие полгода. Ровно год назад таких оптимистов было всего 13 процентов.

Оценить статью
(0)