Самозанятые: казнить нельзя помиловать?

Самозанятые: казнить нельзя помиловать?

Самозанятые: казнить нельзя помиловать?

Самозанятость – термин сравнительно новый, хотя самозанятыми люди ухитрялись быть еще в суровые советские времена, когда единственным работодателем в стране было государство. Народ как-то находил возможность срубить лишний рубль, ремонтируя на дому телевизоры и холодильники, или  натаскивая чад небедных родителей на поступление в институт. Но это было лишь нелегальным дополнением к основной, официальной  работе, ибо работающими считались только зачисленные на государственное предприятие, в противном случае человека могли и упечь на нары по статье «Тунеядство», пусть даже он трудился не покладая мозолистых рук по десять часов в день. Трудившийся на себя трудящимся не считался. Потом времена изменились, и в новой России уже официально появились самозанятые, - то есть, граждане, работающие на себя, и не использующие наемного труда.

Согласно мартовским данным Росстата, сейчас в нашей стране 1,5 миллиона самозанятых, - граждан с годовым доходом не более 2,4 миллиона рублей, вставших на учет в ФНС  на конец 2020 года. Напомним, что с октября 2020 года самозанятые должны регистрироваться в приложении «Мой налог» и платить сбор в размере 4 процентов при работе с физическими лицами, и 6 процентов – при работе с юридическими лицами и ИП. Поначалу, в 2019 году, такой режим запустили в качестве пилотного проекта в Москве, Московской и Калужской областях, и в Татарстане. С июля 2020 года эти регионы могли самостоятельно вводить налог на профессиональный доход, а с середины октября такое право получили уже все регионы страны, и уже в декабре к новому налоговому режиму ежедневно присоединялось уже не 1300 человек, как было в 2019 году, а более 5 тысяч человек.

Как сообщили в ФНС, только за время эксперимента в четырех регионах в 2019 -2020 годах, самозанятыми зарегистрировано более 277 миллиардов рублей дохода, за 2019 год начислено более 1,7 миллиарда рублей налога, а за 2020 год — более 5,1 миллиарда рублей. К этому добавим еще более 5,5 миллиардов рублей налога, погашенных в 2020 году за счет мер государственной поддержки, предусматривающих применение налогового вычета полностью для уплаты налога, и дополнительный налоговый вычет в размере МРОТ. В ФНС уточнили, что такой специальный налоговый режим будет действовать в течение десяти лет.

По данным исследования, проведенного аналитиками «ЮKassы» и «СберУслуг», самыми популярными направлениями у самозанятых россиян остаются сфера продаж контента (за год число самозанятых здесь выросло в девять раз), услуги красоты (увеличение в 8 раз), консультационные услуги (рост в 7 раз), клининг и мелкий ремонт — (шестикратный прирост самозанятых). Растет и присутствие самозанятых в сфере репетиторства (рост в 5 раз), и онлайн-продаж одежды и обуви (рост в 4 раза). В прошлом году увеличились также оборот и платежи самозанятым. Так, обороты платежей через сервис «ЮKassa» за аудио- и видеоконтент в 2020 году увеличились в 19,3 раза по сравнению с 2019 годом, а число платежей сало больше в 20,5 раз. В 11,3 раза выросли платежи в сегменте консультационных услуг самозанятых психологов и юристов, в 5,5 раз – в сегменте образовательных услуг, и в 4,4 раза – в сфере клининга и мелкого ремонта.  

Самым популярным методом оплаты за товары и услуги самозанятых в этом году, как и в 2020 году, остаются банковские карты, которые  в прошлом году использовали в 10,4 раза чаще, чем в 2019 году.

Учитывая растущую безработицу, и то, что число занятых в экономике россиян к концу прошлого года снизилось на фоне пандемии до 70,77 миллиона человек, государство, казалось бы, должно поощрять самозанятых граждан, как один из важных элементов выхода из кризиса. При нехватке рабочих мест и одновременной нехватке  трудовых ресурсов из-за плохой демографии, самозанятые хоть как-то нивелируют перекосы на рынке труда, не говоря уже о том, что эти люди просят у государства только одного – не мешать им работать.

Но государство хочет контролировать всё, и упускать самозанятых из своего поля зрения не собирается. Тем более, что самозанятых, по мнению государевых людей, может быть больше, чем кажется государству. А когда государству неизвестно даже точное число самозанятых, это уже непорядок.

Если верить результатам недавнего исследования «Рынок услуг самозанятых граждан» Института государственного и муниципального управления Высшей школы экономики, потенциальный рынок самозанятых в среднем в почти пять раз больше официального. Тогда выходит, что самозанятых у нас не 1,5 миллиона человек, а потенциально - 7,2 миллиона, что составляет уже 10 процентов экономически активного населения России. Правда, мнения о количестве самозанятых в нашей стране разнятся. Так, Росстат оценивает долю самозанятых в 4,9 процента от экономически активного населения (3,5 миллиона человек), ОЭСР — в 6,7 процента (4,8 миллиона), Всемирный банк — в 7 процентов  (около 5 миллионов человек), а РАНХиГС — аж в 22,4 процента, или почти 17 миллионов человек. В феврале глава ФНС Даниил Егоров сообщил, что число самозанятых россиян достигло 1,7 миллиона человек. Многие эксперты сходятся на том, что реально самозанятых у нас около 8 миллионов человек, или 11 процентов от числа трудоспособно населения.

Возможно, пока такой разброс может объясняться тем, что налоговый режим для самозанятых действует на всей территории страны только полгода. Но нельзя исключать и того, что большая часть самозанятых граждан просто опасается выходить из «тени».  

Как бы то ни было, а государство и сегодня не в курсе, сколько людей можно отнести к разряду самозанятых. Чиновники тут же сообразили: чтобы «обелить» этот рынок, надо срочно принять на вооружение две стратегии: интегрировать ФНС с цифровыми платформами по поиску частных специалистов, и улучшить условия налогового режима самозанятых.

Поможет ли «обелению» рынка самозанятых предложение интеграция информационной системы «Мой налог» с цифровыми платформами по поиску частных специалистов? На таких цифровых платформах действительно концентрируется большая доля самозанятых, - примерно четверть специалистов ищут работу именно через цифровые платформы. Кстати, в ФНС уже разработан открытый API, - интерфейс для интеграции всех функций приложения «Мой налог» в привычные для самозанятых программные продукты и платформы. Как сообщили налоговики, сейчас к нему подключено более полусотни партнеров, в том числе крупнейшие цифровые платформы, на подходе еще примерно столько же платформ.

Но, возможно, не меньше пользы принесло бы предлагаемое некоторыми экспертами трансакционное налогообложение, позволяющее операторам цифровых платформ исчислять, удерживать и перечислять налоги непосредственно при расчетах.

Либерально настроенные экономисты предлагают ввести больше налоговых стимулов для самозанятых. Речь может идти, по аналогии с налогоплательщиками НДФЛ, об имущественных или социальных вычетах. Не исключено, что понадобится и пересмотр лицензионных требований, если речь пойдет, скажем, о частной врачебной практике.  

Несомненно, изменения в этой сфере нужны, ведь легализация столь немалого сегмента экономической деятельности поспособствует ускорению восстановления экономики и росту доходов населения. Ко всему прочему, стимулирование самозанятости снижает неформальную занятость. Так, по данным РАНХиГС, в первом квартале 2021 года домохозяйства сократили траты на оплату неформальных услуг, в результате доля неофициально работающих на постоянной основе снизилась до 20,5 процентов, а доля тех, кто получает от этого основной доход, упала до 11,3 процента.  Выход из «тени» сразу сказался на рынке «серой» или «черной» самозанятости: если в 2013 году объем этого нелегального рынка превышал 5 триллионов рублей, то в 2020 году он едва перешагнул за   4 триллиона рублей.

Но проблемы есть и касаются они, в первую очередь, смутно определенного статуса самозанятых. Пока этот термин применяется не только к гражданам, которые платят налог на профдоход, но и к тем, кто самостоятельно обеспечивает себя работой, — например, к адвокатам. Кроме того, деятельность самозанятых юридически к предпринимательству не относится, хотя фактически таковой является. Однако действующее предпринимательское законодательство ориентировано на юридических лиц и ИП,  а самозанятый — вроде как ни то, ни другое. Тем более что во многих коммерческих нормативных актах вообще нет упоминания самозанятых. Все это вызывает коллизии в судах и вряд ли способствует развитию сферы самозанятости в стране.

Оценить статью
(0)