Нас осталось мало, а будет еще меньше

Нас осталось мало, а будет еще меньше

Нас осталось мало, а будет еще меньше

Увы, пандемия заметно сократила население Земли, и демографические перекосы земляне будут ощущать, как минимум, до 2030 года. Не стала исключением и Россия: по прогнозу Минэкономразвития, население России к 2024 году сократится на 1,8 миллиона человек. Это видно и сейчас: в сентябре прошлого года численность населения должна была составить 146,7 миллиона человек, а оказалось на 200 тысяч человек меньше. Эксперты уверены: такие тенденции сохранятся надолго, и вызовут новые проблемы на рынке труда. Всего за один пандемийный год число работающих россиян сократилось на 1,65 миллиона человек, это самое большое падение за последние двенадцать лет: сильнее количество трудоспособного населения сокращалось только в лихие девяностые, и после кризиса 2009 года. Уже к концу 2020 года количество работающих в стране снизилось до 70,77 миллиона человек. Ожидаемая продолжительность жизни в России в пандемию снизилась на два года, нынешние темпы роста смертности специалисты определяют как самые высокие после голодного 1947 года, и не случайно лидером по росту доходов в нашей стране стала сфера ритуальных услуг.

Невеселая демографическая статистика – прямое следствие увеличившейся в пандемийном 2020 году смертности, которая по сравнению с 2019 годом выросла на 323,8 тысячи человек. А по данным Росстата, естественная убыль населения составила в прошлом году 688,7 тысячи человек, что почти в два раза больше, чем в начале 2020 года, то есть, мы потеряли на 355,7 тысячи человек больше, чем в позапрошлом году. Уже не спасает и трудовая миграция, когда осевшие в России плодовитые выходцы из южнокавказских и среднеазиатских государств хоть как-то улучшали демографическую статистику. Теперь, с оттоком мигрантов из-за пандемии, нет надежды и на это.

И лучше в обозримом будущем не станет. Это отмечается даже в мартовском проекте правительственного «Единого плана по достижению национальных целей развития на период до 2024 года и плановый период до 2030 года».

«В силу объективных демографических трендов в ближайшие несколько лет население Российской Федерации будет сокращаться, - признает правительство. - Необходимо переломить эту тенденцию и обеспечить к 2030 году рост численности населения за счет стабилизации рождаемости, снижения смертности и обеспечения качественного миграционного прироста».

Между тем, прогнозы составителей этого плана были куда оптимистичнее реальности. Так, в правительстве предполагали, что общая численность населения с конца 2020 года по конец 2024 года сократится только на 2,17 миллиона человек.  

Не утешает и Росстат. Согласно опубликованной в начале нынешнего года предварительной оценке численности постоянного населения России, на 1 января она составила 146,24 миллиона человек, а это на 510 тысяч человек меньше, чем на 1 января 2020 года,  когда в стране проживало 146,75 миллиона человек. А это уже антирекорд, если ориентироваться на данные за последние пятнадцать лет.

Одновременно с ростом смертности сократилась и рождаемость: в январе-ноябре 2020 года  число родившихся снизилось на 4,4 процента в годовом выражении. И если в этот период в 2019 году в России родилось 1,365 миллиона человек, то за одиннадцать  месяцев 2020 года – лишь 1,306 миллиона человек. По данным Росстата, в минувшем году смертность в России выросла на 18 процентов, и сравнялась с рекордом 2005 года — 2,124 миллиона человек, а по темпам роста – с голодным 1947 годом, когда в стране случился неурожай. Еще один голодный год – 1933 – напомнил декабрьский рост смертности, это был максимальный уровень за последние 88 лет. В начале нынешнего года появилась новые печальная цифирь: естественная убыль населения в 2020 году составила 688,7 тысячи человек, а это в два раза больше, чем было годом ранее.

При этом показатель младенческой смертности снижается. По данным Минздрава, в 2020 году он снизился до 4,52 на 1 тысячу родившихся (в 2019 году было  4,92). Между прочим, правительство планировало достичь такого уровня только к 2024 году. Но это почти не отражается на общем показателе рождаемости и смертности в стране.  

Демографы предрекают: показатель ожидаемой смертности в России вернется к допандемийному уровню только к 2024 году, а пока уровень смертности может остаться выше, чем в среднем за последние двадцать-тридцать лет. По прогнозам,  в этом году показатель продолжительности жизни россиян составит 71,7 года, в 2022-м — 72,3 года, в 2023-м — 72,9 года, в 2024-м — 73,6 года. Между тем, еще полгода назад правительство надеялось довести ожидаемую продолжительность жизни россиян в 2024 году до 75,2 года. Напомним, что в марте 2020 года Росстат опубликовал демографический прогноз до 2035 года, где еще не учитывалось влияние пандемии, и согласно тогдашнему базовому сценарию, ожидаемая продолжительность жизни при рождении должна была увеличиться в 2020 году в целом по России почти до 73,9 года.

Пока до этого далеко, и не только в России:  так, в США показатель ожидаемой продолжительности жизни в первом полугодии 2020 года сократился на один год с 78,8 до 77,8 года, а для Штатов это - крупнейшее снижение с 1943 года. Но в России демографическая ситуация куда хуже: рождаемость падает, смертность растет. А значит,  и ожидаемая к 2030 году продолжительность жизни в России в 78 лет, как того требует указ, подписанный Владимиром Путиным в июле 2020 года, скорее всего, останется на бумаге, и, как уже признало правительство, в ближайшие пять лет Россия продолжит терять население, рост которого ожидается, в лучшем случае, с 2030 года. Однако есть и пессимистичный прогноз: демографический «след» пандемии будет ощущаться еще как минимум пятнадцать-двадцать лет. Достаточно сказать, что, по некоторым экспертным оценкам, от 25 до 45 процентов умерших в связи с коронавирусом, были людьми трудоспособного возраста, а это уже гарантированный перекос на рынке рабочей силы.

Работающее население уже сократилось у нас в 67 из 85 регионов. Например, в Мордовии в конце 2020 года численность работающих упала по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 13,4 процента, в Марий Эл спад составил 9,3 процента, в Карачаево-Черкессии — 8,22 процента, на Алтае — 8,2 процента, в Дагестане - 7,71, в Рязанской области - 7,7 процента. Это уже оборачивается огромными потерями для экономики. А есть еще и «сопутствующие» потери. Например, аналитики кредитного рейтингового агентства считают, что только дополнительная смертность в 2020—2021 годах и потери рабочих дней в результате временной нетрудоспособности больных коронавирусом снизят уровень реального ВВП России 2021 года на 0,2−0,9 процента.

А вот парадокс: при ощутимой нехватке рабочих рук, мы ощущаем еще и нехватку рабочих мест. По данным, опубликованным в недавнем докладе Всемирного банка, безработица в России в октябре 2020 года достигла 6,3 процента, - это максимальная доля безработных со времен кризиса 2008 года.

Ситуация с высокой смертностью оказалась манной небесной разве что для ритуального бизнеса. Пожалуй, это единственная сфера, где вообще не на что пожаловаться, - ритуальные услуги обогнали по росту доходов все остальные сегменты экономики. Согласно данным, опубликованным в февральском выпуске «Мониторинга экономической ситуации» Института Гайдара и РАНХиГС, в 2020 году доходы здесь выросли на 3,8 процента, при том, что объем платных услуг у организаций культуры рухнул на 53 процента, услуг в сфере туризма — на 52 процента, у транспорта — на 39,1 процента, в гостиничном бизнесе - на 35,1 процента, а объем услуг физкультурных и спортивных учреждений упал на 32,6 процента.

Цены же в сфере ритуальных услуг уверенно росли с весны 2020 года, и дело дошло до того, что государство задумалось, наконец, о снижении стоимости таких услуг. Во всяком случае, в конце прошлого года член думского Комитета по транспорту и строительству Антон Жарков внес законопроект, призванный усилить государственный контроль над оказанием ритуальных услуг населению, что, по мысли депутата, поспособствует снижению цен в этом сегменте.

Если не считать ритуальных услуг и заметного увеличения объема услуг в курьерской сфере (рост на 3,6 процента), в остальных сегментах российской экономики мы видим более или менее значительное падение доходов, а в целом российская экономика «просела», и еще долго будет «проседать».

Если еще в конце 2019 года Минэкономразвития прогнозировало рост российской экономики в 2020 году на 1,7 процента, то фактически экономика сократилась на 3,1 процента. А это разница в 226 миллиардов долларов, - именно столько потеряла Россия в результате пандемии в 2020 году, при том, что ВВП, даже по «щадящей» оценке Fitch Ratings, упал на 2,1 процента, хотя многие аналитики говорят о падении российского ВВП на 3,1 и даже на 3,5 процента. Конечно, мы здесь не одиноки: МВФ оценил суммарные потери мирового ВВП от пандемии в 2020—2025 годах в 22 триллиона долларов.

Исправление демографических перекосов потребует и много времени, и много средств, когда государству придется реализовывать новые программы, направленные на поддержку многодетных семей и молодых родителей. Но чтобы принимать такие программы, надо иметь деньги в бюджете, а деньги в бюджете появляются от налогооблагаемой базы, которая, увы, сужается, – в том числе и из-за демографических неурядиц. Получается замкнутый круг: население начнет расти, когда у нас заработает экономика, но экономика не заработает, пока не «устаканится» рынок труда, напрямую зависящий от демографической ситуации в стране.  Найдет ли Россия выход из этого «круга», или мы так и будем топтаться на месте, покажет время. Пока же немалые надежды возлагаются на возвращение соотечественников, живущих за рубежом. Несмотря на громкую трескотню со всех трибун о защите соотечественников, пока в России нет ни одной мало-мальски вразумительной программы, реально  стимулирующей людей к возвращению на историческую родину. А значит, и тридцать миллионов этнических русских, живущих за пределами России, пока не приедут.

Оценить статью
(0)