Доллар: покупать или не покупать?

Доллар: покупать или не покупать?

Доллар: покупать или не покупать?

В последнее время на самом высоком уровне появились призывы к отказу от доллара в расчетах между странами СНГ, Китаем и Россией. Многие экономисты скептически относятся к такому подходу, объясняя его элементарной экономической неграмотностью склонных к эпатажу политиков. «Отказ от доллара – это полная чушь, - считает, например, экономист и общественный деятель Ирина Хакамада. – Можно, конечно, рассчитываться с Китаем рублями, а он с нами будет рассчитываться юанями, но, в конце концов, рубли и юани обменяют на доллары, а значит, это будет вложено в стоимость товаров и услуг, и их цена в таком случае неизбежно повысится». И все же, насколько основаны на реальности попытки убрать доллар из межгосударственных расчетов в «третьем мире»? Ограничится ли дело ура-патриотическими камланиями на тему «мы и сами с усами, проживем и без доллара», или мы и впрямь сможем обойтись без зеленых американских денег, но тогда какими валютами будет обеспечиваться внешняя торговля?   

О том, что Россия может отказаться от использования и оборота доллара, не раз и не два говорили многие, - от пламенного либерал-демократа Владимира Жириновского до прохладного главы Минфина Антона Силуанова. К отказу от доллара дружно призывали, кажется, все профессиональные патриоты из числа государевых людей. Засветился с такими призывами и босс Евразийского банка Андрей Бельяминов, в загашниках которого в пору его работы в Федеральной таможенной службе следователи обнаружили при обыске 400 тысяч бумажек с портретами американских президентов. Возможно, господин Бельяминов таким оригинальным способом боролся с проклятым долларом, - не думать же, в самом деле, что он говорил одно, думал другое, а делал третье. Все в курсе - наши чиновники на такое не способны, и потому в таких случаях их бросают не в зиндан, а на новый, тоже хорошо оплачиваемый, фронт борьбы за борьбу.        

А потому прощально помашем чиновникам рукой, и возвратимся к теме доллара.

Главный наш товар, с которым мы на равных конкурируем на внешних рынках, – нефть. И когда у нас говорят об отказе от доллара, обычно имеют в виду, прежде всего, отказ от использования и оборота американской валюты при расчетах за «черное золото». Но есть ли реальные экономические основания для таких призывов?  

Не исключено, что основания есть. Если мы вспомним последний квартал прошлого года, то обратим внимание на то, что тогда заметно упала стоимость золота, и Центробанк России смог увеличить закупки драгоценного металла аж на 23 тонны. Сразу повысился спрос на золото на внутреннем рынке, а это означало, что здесь цена на золото будет расти. Это было выгодно правительству, занятому поисками денег для финансового обеспечения ужасно больших и страшно замечательных президентских программ, когда на фоне пандемии денег в казне стало меньше. Отвлечь денежный народ от доллара и привлечь его к скупке золота, – вот что было выгодно правительству в таких условиях.

Кроме того, если ежедневно вбрасывать в СМИ информацию о возможно запрете доллара, это неизбежно заставит многих отказаться от скупки американской валюты, что, в свою очередь, повлияет на заметный рост курса рубля. Напомним, что в конце лета прошлого года Минфин завершил закупку валюты для слегка похудевшего на фоне пандемии Фонда национального благосостояния, и финансистам выгодно падение спроса на доллар внутри страны, особенно на случай, если в России начнется долларовая паника. А она может начаться, если в один прекрасный день информационные «»вбросы о возможном отказе от доллара достигнут критической массы, и небедная публика побежит сбрасывать американские деньги, пока не поздно. Иными словами, можно добиться снижения курса доллара просто на новостях о его возможном запрете. Это надежно, выгодно и удобно, да и особых вложений денег и ума не требует.     

Это все, конечно, здорово, но это не дает ответа на вопрос – на какую валюту мы перейдем, если откажемся от доллара? Какими деньгами будем рассчитываться с нашими внешнеэкономическими партнерами на внешних рынках?  

Если главный наш товар – нефть, а все мировые биржи торгую нефтью только за доллары, тогда выходит, что нам все равно придется обменивать рубли, юани, сомы, драмы и манаты на все ту же ненавистную американскую валюту? Но тогда нам придется дешевле продавать нефть, - как раз на величину разницы в курсе, в противном случае выставленная на биржу стоимость нефти окажется такой высокой, что на нее не найдется покупателей.

Есть тут еще один фокус: сегодня, когда рубль явно не демонстрирует тенденций к росту и стоит очень дешево, те же американцы или европейцы могут накупить гору дешевых российских денег, а потом эта гора обвалит российский рынок, что даст возможность западным хитрованам покупать нашу нефть уже за сущие гроши.

А может, нам выгоднее обходиться без доллара в расчетах с китайскими товарищами? Будем рассчитываться юанями, как предлагают некоторые экономисты. Такое, кстати, вполне возможно, но, опять же, приведет к негативным для России последствиям. Давайте считать. Сегодня торговый оборот между Россией и Китаем составляет 84 миллиарда долларов, при этом китайские поставки в нашу страну равны 43 миллиардам долларов, а наш экспорт в Китай – 41 миллиард того же самого. Если вспомнить, что примерно 70 процентов нашего экспорта в Китай составляют нефть, газ и руды, то за эти 70 процентов китайцы могли бы рассчитываться с нами своими юанями. Но для начала надо еще заставить российских экспортеров этой продукции согласиться на подобные расчеты.   

А если их «дожмут», и они согласятся, - им придется скупать юани в больших количествах, и никто не гарантирует, что Центробанк не постарается на этом заработать, взвинтив до небес курс валюты Поднебесной. На практике это будет означать очередной раздрай между бизнесом и властью, а оно нам нужно?

Ну, ладно, с юанями выходит как-то неловко. А с рублями? Увы и ах, но и тут дело швах.

Для начала спросим, - зачем китайцам наши рубли, если их главный торгово-экономический партнер не мы, а США? Оборот Китая со Штатами – более 600 миллиардов долларов, с нами – упомянутые ранее 84 миллиарда. Значит, китайцам придется еще обменивать наши рубли на доллары, чтобы пустить их в оборот для торговли с американцами, которым рубли тоже на фиг не нужны. Получается замкнутый круг: выручая за свои товары рубли, Китай будет закладывать в стоимость товаров, отправляемых в Россию, еще и курсовую поправочку на доллар, что сразу повысит цену и, соответственно, понизит конкурентоспособность китайской продукции на российском рынке.  А пока главной фишкой Поднебесной остается именно сравнительно низкая стоимость китайских товаров. К чему же китайцам отказываться от этой фишки, да еще в ущерб себе, любимым? Делать это только ради того, чтобы вместе с братским Кремлем щелкнуть по носу ненавистный американский империализм, китайцы не станут, - времена не те, да и китайцы тоже не те. Они уже давно не нищеброды, бегавшие по улицам с красными цитатниками солнцеподобного товарища Мао. Они давно научились торговать и считать деньги, а значит, осмелимся предположить, работать в ущерб себе, только во имя дружбы с Великим Северным Соседом, они не станут.   

И последнее. Вы можете представить себе, что однажды все киргизские гастарбайтеры вдруг дружно потребуют платить им за ремонт московских квартир не рублями, а киргизскими сомами? Естественно, такой кунштюк вызовет дружный смех публики, и киргизских мастеров быстренько сменят, скажем, таджики, согласные работать за рубли.

Этот пример наглядно иллюстрирует и ситуацию с заменой доллара на другую валюту во внешнеэкономической деятельности России, и отношение ведущих мировых держав к претензиями Москвы на переход к «другой» валюте.

Хочется нам, или нет, но не рубль, а доллар в обозримом будущем останется главной расчетной денежкой в мировой торговле. Хотя бы потому, что доля импортозамещения у нас еще крайне низка, и, скажем, компьютеры нам за рубли никто не станет. Да и наша доля в мировом ВВП не превышает жалких 3,01 процента, что меньше доли даже маленькой Японии (3,8 процента), не говоря уже о большой Индии (8,5 процентов), и тем более помалкивая о доле США и Китая в мировом ВВП (соответственно 14,78 и 19,35 процента). При таком раскладе пытаться что-то вякать по поводу отказа от доллара, - значит уподобляться тем самым мифическим гастарбайтерам, требующим платить им у нас сомами или манатами. Максимум, на что можно реально рассчитывать и сегодня, и в обозримом будущем, -  это крошечный процент симметричных сделок между государственными корпорациями России, Китая, Казахстана и еще нескольких стран. Возможно, бездолларовым островком на мировом рынке останутся внешнеторговые расчеты между Россией и Белоруссией, но это не показатель, - формально у нас существует союзное государство, и экономика перебивается геополитическими расчетами Москвы.    

Сейчас можно не опасаться никаких сценариев, связанных с запретом на владение долларами или конфискацией долларовых банковских счетов. Такой вариант может всплыть разве что в случае войны между США и Россией, но если такое, не дай Бог, случится, - и нам, и американцам, да и всему остальному миру будет уже все равно, потому что уже ничего не будет.  

Если сегодня доллару что-то и угрожает, то это странные телодвижения команды Джо Байдена. Массированные вливания допечатанных «вертолетных» денег для умиротворения десятков миллионов потомственных безработных негров, наращивание государственного долга не могут не сказаться на ухудшении платежного баланса и, как следствие, росте дефицита американского бюджета. По идее, это должно было давно сказаться на снижении курса доллара, но он почему-то не падает в цене. Во всяком случае, у нас, при любом раскладе, доллар ползет вверх, а рубль – падает вниз.

- Доллар утратит свою роль, когда страны засомневаются в его стабильности, – мудро заметил как-то пресс-секретарь президент России Дмитрий Песков. Правда, и он умеет мастерски выдавать желаемое за действительное, когда говорит, что «доля доллара в торговых операциях России сокращается из года в год, и так будет во всем мире».

Разумеется, атаки на доллар продолжатся и впредь, ведь и нынешние разговоры об отказе от долларов тоже не новы. Еще в относительно благополучном 2010 году в Москве не говорил об этом только ленивый. Так, в марте 20109 года глава российского МИД Сергей Лавров  заявил, что «новая международная валюта, которая придет на смену доллару, не должна быть национальной»

- В условиях глобализации для нормального функционирования мировой экономики необходима новая международная валютно-финансовая система — стабильная, предсказуемая и действующая по заранее известным правилам, - говорил тогда Лавров. - У нее должно быть прочное полицентричное основание, которым призваны служить региональные резервные валюты и финансовые центры. Их развитие будет лишь укреплять устойчивость мировой финансовой системы. Речь сейчас не идет об альтернативе доллару США, но очевидно, что сам по себе выполнить эту задачу он уже не в состоянии. Мы исходим из того, что в перспективе должна появиться подлинно международная валюта, которая по определению не может быть национальной, поскольку в этом случае всегда будет существовать опасность конфликта интересов.

В то время в Москве говорили о том, что глобальный финансово-экономический кризис показал несовершенство существующих механизмов и способов управления мирохозяйственными связями, их явное несоответствие реалиям современной мировой экономики. Тот же Лавров, например, утверждал, что «кризис стал катализатором процесса реконфигурации международной системы координат», и одним из показателей этого процесса может стать отход от расчетов в долларах». С тех пор прошло уже одиннадцать лет, но доллар и ныне там, на вершине мировой валютной системы, и на вершине валютных расчетов России. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить: спихнут доллар с этой вершины не «патриотические» мантры российских начальников, а только крепкая, быстро растущая и устойчивая российская экономика.

Оценить статью
(0)