Еще раз о SWIFT, или Что сказали бородатые классики

Еще раз о SWIFT, или Что сказали бородатые классики

Еще раз о SWIFT, или Что сказали бородатые классики

Пока мир гадает, отключат или не отключат Россию от SWIFT «за плохое поведение», а западные лидеры делают противоречивые заявления по этому поводу, к делу подключились телефонные мошенники отечественного розлива, использующие разговоры о возможном отключении нашей страны от SWIFT для обмана доверчивых сограждан. Свежий способ – как, впрочем, и прежние способы телефонного «развода», - особой оригинальностью не отличается, и основан на все тех же старых добрых методах социальной инженерии. Жулики представляются сотрудниками банков и, уболтав потенциальную жертву, пытаются выведать номер банковской карты и секретный код CVC, - якобы для того, «чтобы карта попала в список, который не будет блокироваться после отключения России от SWIFT». До сих пор россияне мало ловились на этот трюк, да и вообще подобные схемы долго не живут, поскольку основаны на международных делах, а там «движуха» постоянная, а значит, и ситуация меняется слишком часто, чтобы воры могли долго использовать одну и ту же тему. Но как-то так получается, что пока единственными реально выигравшими от камланий по поводу SWIFT оказываются наши телефонные воры. Если американцы и их европейские вассалы будут и дальше теребить эту тему, то и попавшихся на удочку аферистов встревоженных россиян окажется куда больше, и тогда наши жулики смогут смело скидываться на золотой памятник сонному Джо.  

Между тем, ситуация вокруг SWIFT остается туманной. И, похоже, в Вашингтоне – а потом и в европейских столицах, – решили немного сдать назад. Тот же госсекретарь США Энтони Блинкен на киевской пресс-конференции 6 мая, резко изменил риторику, и не стал прямо отвечать на вопрос о возможности отключения России от SWIFT  

- Я не хочу вдаваться в гипотетические вопросы о том, что мы можем сделать в будущем – сказал Блинкен. - Когда дело доходит до попыток сдерживания агрессии или ответа, мы рассматриваем все разумные варианты. США предпочитают более стабильные, предсказуемые отношения с Россией, и президент Байден ясно дал понять это президенту Путину, однако, в конечном счете, это зависит от России.

По-другому заговорили и чуткие на команды европейские союзники Вашингтона.  Напомним, что 28 апреля Европарламент опубликовал проект резолюции, в которой предлагается отключить Россию от международной системы SWIFT и отказаться от российских энергоносителей «в случае продолжения агрессии на Украине». За неделю до этого, 22 апреля, рассмотреть возможность введения новых санкций против России, включая отключение от SWIFT, попросил европейцев министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба, причем эта просьба прозвучала сразу после консультаций Владимира Зеленского с американскими кураторами. Повод тоже был согласован с вашингтонским обкомом: действия Москвы, направленные на эскалацию ситуации на востоке Украины. Конечно, в Вашингтоне прекрасно понимали, что «действия Москвы» спровоцированы подтягиванием сил ВСУ к линии соприкосновения на Донбассе, - тем более, что и подтягивание это было заранее предложено американскими советниками, сидящими в Киеве, хотя внешне всё выглядело как простой «одобрям-с» Вашингтона.   

Но, понимая, как далеко может завести такая политика, и натолкнувшись на жесткий ответ Кремля, в администрации Байдена дали команду «отбой», приказав временно не считать Россию «империей зла», поскольку с Москвой надо было договариваться о вещах куда более важных, чем Украина.

В Москве тоже перестали называть американцев «наиболее потенциальными противниками», и опять стали называть их «партнерами». Даже раздухарившийся в апреле глава МИД Сергей Лавров нынче воздерживается от использования  недипломатической лексики, говоря о перспективах взаимоотношений со Штатами.  

Да и европейцы подуспокоились как по команде. Так, 4 мая G7 вдруг заявила о расчете на стабильные отношения с Россией. Об этом, в частности, говорится в коммюнике по итогам лондонской встречи министров иностранных дел стран Большой Семерки.

«Мы рассчитываем на стабильные и предсказуемые отношения с Россией,  и мы будем развивать эти отношения» - утверждают подписанты коммюнике. Правда, тут же красуется дежурная фраза: «Одновременно мы будем делать все, чтобы сдержать поведение России», но это уже реверанс в сторону Вашингтона и вынужденный плагиат европейцев в угоду автору, мистеру Байдену. Естественно, главы МИД G7 выразили и «солидарность с Украиной против российской агрессии».

Присутствовавший на заседании представитель Госдепартамента США подкрепил сказанное европейскими товарищами, - Штаты, конечно, будут отвечать на «безрассудное и агрессивное поведение» России, но Америка все же хочет стабильных и предсказуемых отношений с Москвой.  

Отдельно вспомним фрау Меркель, которая, отдав дань обязательной клятве в верности Вашингтону, тем не менее, опять подчеркнула, что «Северный поток-2» должен быть достроен, и что это в интересах Германии. Еще бы не в интересах: как только российский газ начнет поступать по трубам СП-2 в Германию, именно эта страна окончательно станет крупнейшим газовым хабом Старого Света, со всеми втекающими в немецкую казну приятными последствиями. Любопытно, что ранее  Федеральное ведомство по судоходству и гидрографии Германии «в связи с иском экологов» временно, до конца мая, приостановило действие разрешения на строительство СП-2. Но это, видимо, сделано просто из желания успокоить американцев: мол, мы делаем все возможное, но, вот незадача, «Северный поток-2» всё строится и строится…

Напомним, что проект СП-2, завершение которого запланировано на сентябрь нынешнего года, предполагает строительство газопровода от побережья России через Балтийское море до Германии. В датских территориальных водах осталось уложить около 120 километров, а в водах Германии — чуть более 30 километров «трубы». Завершить проект планируется к концу сентября 2021 года.

Все сказанное наводит на незатейливую мысль о том, что и скандалы вокруг СП-2, и раскрученная история с «отключением от SWIFT», и анекдот про суперменов Петрова и Боширова, походя бабахнувшись чешский склад оружия, были лишь частными эпизодами, информационными спецоперациями в серии телодвижений Вашингтона, пытающегося таким образом усилить свои переговорные позиции.

Но и в Москве тоже пытаются усилить переговорные позиции, и тоже умеют менять риторику в зависимости от обстоятельств. И если еще 29 апреля пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков говорил, что «страна быстро найдет альтернативу SWIFT», то уже 3 мая официальный представитель МИД Мария Захарова миролюбиво заявила, что «сценарий отключения России от международной системы передачи межбанковских платежей SWIFT пока рассматривается как гипотетический».

Есть ли такой сценарий на самом деле, - тоже еще вопрос. Захарова в интервью RT выдала сложносочиненное предложение:

- Ведется межведомственная проработка на предмет минимизации рисков и экономического ущерба от ограничения доступа нашей страны к привычным международным финансовым инструментам и платежным механизмам.

В переводе с дипломатического на нормальный язык это означает, что у нас ни фига нет. Правда, тогда же Мария Захарова привела в качестве примера альтернативных инструментов разработанную Центробанком России «Систему передачи финансовых сообщений», и сообщила, что в Москве обсуждают варианты сопряжения этой системы с иностранными аналогами — европейской SEPA, иранской SEPAM, и китайскими системами CUP и CIPS. Заодно она напомнила, что российская система МИР давно сотрудничает с некоторыми своими иностранными собратьями, - китайской Union Pay, японской JCB и международной Maestro. Но когда конкретно Россия перестанет быть зависимой от SWIFT, официальный представитель МИД уточнять не стала, ограничившись дежурной отговоркой на тему «это долгий и трудоемкий процесс».

Процесс действительно долгий, и отражением его «трудоемкости» стало сегодняшнее изменение характера политических заявлений в российской и американской столицах. Здесь каждый выигрывает что-то свое. Воинственные антироссийские и антикитайские зречи были нужны Байдену, прежде всего, для внутреннего пользования, чтобы оттенить в глазах американцев его суперпатриотизм по сравнению с «агентом Кремля» Дональдом Трампом. На таком фоне легче протащить через Конгресс не только повышенный военный бюджет, но и щедрое финансирование социальных программ, которые Байден, будучи еще кандидатом в президенты, обещал местным потомственным безработным. В противном случае демократы могут заранее считать проигранными президентские выборы 2024 года, поскольку именно эти «борцы за свободное дыхание», плюс фанаты разнообразнейших форм сексуального поведения и взращенные в кампусах либералы из мидл-класса, и есть ядерный электорат демократов. Ну, и как тут не разыгрывать проверенную временем «российскую карту»?

На внешнем контуре Байден тоже многое получает, воинственными заявлениями набирая очки у европейских союзников, а заодно и разоряя этих союзников посредством откровенного экономического шантажа, как, например, в случае с проектом «Северный поток-2». Такая политика накрепко пристегивает к Вашингтону не только старых европейских зубров вроде Германии или Франции, но и свежую поросль вроде Польши, Чехии, стран Балтии и Украины, хотя, конечно, мечты последней о всемирном крестовом походе против России так и останутся мечтами, как, впрочем, и членство Украины в НАТО. Проект «Украина» предусматривает для этой страны только роль «вечного раздражителя» Москвы, создающего провокационные поводы для очередных антироссийских санкций.

Впрочем, и Москва ничего не проигрывает. Да, санкции бьют по российской экономике, но это комариный укус по сравнению с тем, как бьет по ней российская же коррупция, замешанная на бардаке, борьбе элит и усилении влияния крышующих бизнес всемогущих нынче силовиков. Тем более, что и сами по себе санкции чаще носят символический характер, и ограничиваются пополнением «черного списка» невыездных российских чиновников, да, в крайнем случае, высылкой дипломатов, как это было в апреле.  

Каждое выступление Байдена или Макрона против России дает отечественным «ястребам» отличный повод для поддержания древнего, но живучего мифа об «осажденной крепости», отвлекающего публику от реально аховой социально-экономической ситуации, усугубленной пандемией. Так что, чем больше клевещут враги – тем лучше живется тем, кто и так неплохо живет.

Но обмен колкостями быстро перерастает в обмен любезностями, – как это было в 2010 году, после переговоров с тогдашним вице-президентом США Байденом, и как это случилось сейчас, после разговора Путина с Байденом. Такое случается всякий раз, когда Москва и Вашингтон договариваются о сферах влияния и конкретных экономических проектах. Наверняка, многие заметили, как изменилась тональность в общении сторон в последние две недели:  Байден больше не обзывает Путина «убийцей» и говорит о возможном сотрудничестве с Россией,  а госсекретарь Блинкен, недавно угрожавший нам отключением от SWIFT, теперь уходит от прямого ответа на вопрос о сроках отключения. В Москве же перестали подозревать сонного Джо в крепчающем маразме, и даже Владимир Телевизионный Соловьев больше не выливает на седую голову американского президента ушат словесных помоев.

Они – Москва и Вашингтон – уже договорились, и остается только предполагать, что договоренности  эти носят «обменный» характер. Скажем, американцы обещают больше не бухтеть об «аннексии Крыма», и не сильно сопротивляться завершению строительства СП-2, а Москва замораживает ситуацию на Донбассе, удерживает тамошних инсургентов от дранг нах Киев, и оставляет Украине газовый транзит хотя бы в объеме 20 миллиардов кубометров в год, когда в 2022 году российский газ пойдет в Европу по СП-2.

Не станем исключать и более мелких предметов договоренностей. Так, благодаря космическим прорывам компаний Маска и Баффета, NASA сегодня избавляется от тотальной зависимости от поставок российских ракетных двигателей, но Москва кровно заинтересована в сохранении объема таких поставок, и американцы вполне могли сделать это предметом торга на переговорах с Кремлем.  

Как ни крути, но всё решают не Путин, и не Байден, и, тем более, не Меркель с Макроном. Всё решают конкретные глобальные экономические интересы государств, союзов государств и транснациональных корпораций в конкретный момент времени. Эти интересы и определяют политическую риторику, и саму политику основных участников Большой Игры, в которой и SWIFT, и «отравленный» Навальный, и Украина, и чешский склад оружия, и высланные дипломаты, - только разменные гроши.

Всё-таки, правы были бородатые классики – бытие определяет сознание, и в основе всех красивых или некрасивых политических деяний всегда отыщется чей-то экономический интерес.

Как говорят в армии, на том стояло и стоять будет.

Оценить статью
(0)