Налоги – одним документом, а ИП – на свалку истории?

Налоги – одним документом, а ИП – на свалку истории?

Налоги – одним документом, а ИП – на свалку истории?

Конец февраля и начало марта ознаменовались особой активностью Минтруда, Минэкономразвития и Минфина, решивших слегка подправить коммерческое законодательство, в том числе в отношении малых предприятий и ИП. Причина – желание государства увеличить налогооблагаемую базу, создав условия для выхода таких предприятий из «тени». Так, потенциальный рынок самозанятых в среднем в почти пять раз больше официального, - по мнению экспертов, это не 1,5 миллиона, а 7,2 миллиона человек, хотя по данным Института государственного и муниципального управления ВШЭ, по состоянию на конец прошлого года, на учет в ФНС встало именно полтора миллиона самозанятых. Остальных государство хочет побудить к легализации бизнеса, и, возможно, этому поспособствует предложение о едином платежном документе. Правда, эксперты призывают ведомства действовать аккуратно, чтобы не вылить ребенка вместе с водой, - скажем, реализация все чаще звучащего предложения об отмене ИП может в корне подрубить и без того хилый малый и семейный бизнес.

Среди предлагаемых нововведений – разрабатываемый сейчас Минфином, Минэкономразвития и корпорацией МСП единый платежный документ для предпринимателей. Поручение разработать такой документ ведомства получили на состоявшемся недавно совещании у первого вице-премьера Андрея Белоусова. Фактически речь идет о введении нового инструмента по платежам в бюджет одним переводом, что вроде как даст возможность малым и средним предприятиям хорошо сэкономить на бухгалтерии, что особенно актуально для начинающих предпринимателей. Вместе с тем, предполагается, что такая мера позволит упорядочить налоговую систему, сделав ее проще и прозрачнее как для государства, так и для предпринимателей, и сведет к минимуму налоговые ляпы – например, ошибочное начисление пени.  

Если задумка будет реализована, предприниматели получат единый платежный документ, позволяющий погашать налоговые задолженности одним общим переводом, при этом предусматривается разбивка переводов на статьи, где будут указаны не только задолженности перед государством, но и выплаты во внебюджетные фонды и т.д.

В принципе, ничего особо нового в предлагаемой системе нет, и такой способ платежа напоминает уже давно ставший привычным способ оплаты услуг сотовых операторов. Иными словами, станет возможно в любое время перечислять в бюджет любые суммы, а ФНС будет сама зачитывать эти деньги и присылать предпринимателям уведомления в случаях «недостаточности» средств. Почти такая же система «одной платежки» уже не первый год действует для физических лиц при уплате, например, имущественных налогов.

Пока речь идет только о малом и среднем бизнесе, для которого установлен специальный налоговый режим без выплат НДС, акцизов, и прочих сборов. Но, если пилотные налоговые эксперименты покажут хороший результат, такой единый платежный документ вполне может быть распространен и на крупные компании.

Возможно, это нововведение, при котором государство берет на себя функции «разнесения» платежей по различным налогам и сборам, станет не просто еще одной «цифровой» услугой, но и одним из важных факторов упрощенной и более четко выраженной обратной связи между государством и бизнесом. Не исключено, что мы становимся свидетелями процесса перехода к «клиентоориентированному» государству, когда «малый» предприниматель становится для власти не дойной коровой, которую можно в любой момент зарезать, а важным и полноправным участником экономической и общественной жизни страны.  Как бы то ни было, но даже если единый налоговый документ  просто сведет к минимуму возможность ошибки при начислении налогов и сборов, - он уже выполнит важную функцию, осовременит и сделает более цивилизованной налоговую систему, убрав сложную систему «раздельных» выплат в бюджет, что увеличит собираемость налогов, а главное - упростит ведение бизнеса.

Между тем, некоторые эксперты полагают, что бизнес не сразу воспримет новую систему,

и какое-то время будут пользоваться старыми «приемами» налогового документооборота, выплачивая налоги и сборы с самостоятельной разбивкой их на отдельные виды.  Но это, скорее, психологическая привычка, которая быстро пройдет, когда бизнес убедится в простоте и экономической эффективности использования единого платежного документа. Другое дело, что это приведет к увеличению нагрузки на фискальные органы, которым придется тратить больше времени, например, на проверку поданных деклараций о доходах и расходах предприятий. Но для бизнеса и тут есть приятная новость: в случае ошибки, допущенной при составлении и налоговой ведомости, отвечать за нее будет уже не предприниматель, а ФНС, на которую возложена не только обязанность «разброса» налогов и сборов, но и проверка деклараций. В таком случае, предприниматель больше не станет опасаться, что ему придется терять время и деньги из-за ляпов налоговиков. А ляпов хватает. Так, уже в этом году некоторые предприятия, перешедшие на УСН с ОСН, продолжали получать из ФНС требования о предоставлении максимально полной отчетности, и предпринимателям пришлось начинать год с беготни по казенным кабинетам, и доказывать, что такое требование не имеет под собой оснований.

И «на десерт», - немного об идее упразднения индивидуальных предприятий.

По данным Единого реестра субъектов малого и среднего предпринимательства, публикуемого Федеральной налоговой службой, сегодня в России зарегистрировано более 3,3 миллиона ИП, в которых официально трудоустроены более 2,5 миллионов человек. Для сравнения – в стране всего около 2,4 миллиона малых и средних предприятий, а значит, «индивидуалов» у нас, несмотря на все старания чиновников, пока все-таки больше. При этом фактическая занятость у ИП может быть и выше официальной, - по разным оценкам, реально в этой системе трудятся от 5 до 7 миллионов человек. Как бы то ни было, но все эти люди пострадают, если будет реализована странная идея ликвидации ИП, которым в таком случае предложат либо перейти в разряд «самозанятых», либо переоформиться в новую бизнес-структуру. Ко всему прочему, это заметно снизит налогооблагаемую базу, а значит, и поступлений в госбюджет будет меньше. Опять же, ликвидация ИП неизбежно вызовет рост безработицы, и приведет к очередным перекосам на рынке труда, еще не пришедшем в себя после пандемийных пертурбаций. А самое плохое, – ИП просто уйдут в «тень», и зарплату здесь будут выдавать «в конверте» уже не частично, а полностью. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы в таком случае предречь окончательную гибель не только ИП как таковых, но и большей части малого бизнеса в стране.

Самое странное – эту идею продвигает Институт экономики роста имени Столыпина, а наблюдательный совет этого учреждения возглавляет бизнес-омбудсмен Борис Титов. То есть, разрушить малый бизнес предлагает человек, который, по идее, должен его защищать.  

По Титову, ИП – нелогичная форма собственности. А нелогичность эта заключается, по мнению омбудсмена, в «нелогичности вывода финансов». В частности, Борису Титову не нравится, что у индивидуального предпринимателя нет деления на деньги предприятия и его личные деньги. А у юридических лиц такое деление есть, поэтому и контролировать их проще, тогда как «индивидуал» не платит с личных денег налогов, зато выводит эти деньги на потребление. Идеал, по Титову, - это самозанятые граждане и юридические лица, когда в налоговой системе четко разделяются субъекты бизнеса, - те, кто работает сам на себя. и работодатели. При этом сам омбудсмен заявляет, что ИП не будут отменены в ближайшее время, но явно намекает на такую возможность в обозримом будущем. Остается только спросить: к чему тогда было огород городить и нервировать и без того пугливых индивидуальных предпринимателей?

Оценить статью
(0)