Ключевая ставка: все выше, и выше, и выше?

Ключевая ставка: все выше, и выше, и выше?

Ключевая ставка: все выше, и выше, и выше?

Ключевая ставка Центрального банка России с 24 июля прошлого года остается на рекордно низком для нашей страны историческом уровне в 4,25 процента. Однако, если верить пророчеству Bloomberg, до конца нынешнего года Центробанк, не скрывающий желания быстро ужесточить денежно-кредитную политику, может поднять ключевую ставку на 125 базисных пунктов — от 5,5 до 6 процентов. Причина – рост инфляции и намерение правительства повысить бюджетные расходы.

О том, что ставка может быть повышена, предупреждала еще 18 февраля глава Центробанка Эльвира Набиуллина. Правда, тогда она говорила о том, что Банк России вернется к нейтральному показателю ключевой ставки в 5−6 процентов годовых не до конца 2021 года, а в течение ближайших трех лет.

- Скорость возврата к нейтральной ключевой ставке будет зависеть от того, как будет развиваться ситуация в дальнейшем, и каким будет прогноз по инфляции, - сказала тогда Эльвира Набиуллина.

Целевым для ЦБ значением было 4 процента, - именно на такой уровень инфляции к концу 2020 года рассчитывали и многие экономисты, и власти. Но в ноябре-декабре прошлого года цены начали лавинообразно расти, и, по данным Росстата, к 1 января 2021 года инфляция составила уже 4,9 процента.  Естественно, при таком раскладе ЦБ не мог поднимать ключевую ставку, и это отложили до лучших времен.

Напомним, что быстрое понижение ключевой ставки случилось летом 2020 года.  Если 19 июня ключевая ставка еще была выше пяти процентов, то уже 24 июля она опустилась на исторически минимальный уровень в 4,25 процента годовых. Такое «смягчение» можно считать вынужденной, стимулирующей экономику, мерой Центробанка в условиях пандемии и локдауна весны прошлого года, - в противном случае, при продолжении жесткой денежно-кредитной политики, экономика просто не выдержала свалившихся на нее бед.

В феврале эксперты отмечали, что на фоне низкой ключевой ставки упали также ставки по кредитам и депозитам. К тому времени заволновались банкиры, - при такой ситуации они оставались с минимальной прибылью. Но тут дело было, скорее, в низких ставках по вкладам, и вызванном этим оттоке из банков средств физических лиц, что «по цепочке» вызвало и заметное уменьшение денежной массы, которой привыкли распоряжаться банки. Деньги уходили из банков на фондовый рынок, и это, конечно, не сильно радовало банки. Вместе с тем, низкая ключевая ставка, в принципе,  выгодна банкирам, имеющим доступ к бюджетной кормушке, откуда можно занять деньги под 4 процента, а потом отдавать их в качестве персональных или корпоративных кредитов со ставкой от 12 процентов. Маржа в 8 процентов вполне устраивает банки, и если кто-то должен волноваться из-за низкой кредитной ставки ЦБ, то только не они.

Не исключено, что ситуация с кредитными ставками может измениться уже к лету нынешнего года. Здесь все зависит от того, насколько реально завершение пандемийной рецессии в России. По мнению экспертов института «Центр Развития» НИУ ВШЭ, рецессия в нашей экономике завершилась еще в конце декабря 2021 года. Здесь экономисты основываются на имевшем место росте макропоказателей в течение двух кварталов подряд на финише 2020 года. Вызвал оптимизм и рост инвестиций, спад которых составил в 2020 году только 1,4 процента, - а это намного меньше, чем предрекали те же экономисты в начале пандемийного 2020 года. Впрочем, тут, скорее, «виноват» «эффект низкой базы», то есть, низких темпов инвестиционного процесса, который наблюдался еще в относительно благополучном 2019 году.

Насколько правы те, кто говорит, что Россия пережила пандемию легче многих стран? Примем во внимание, что они имеют в виду, в том числе, рост в сельском хозяйстве, и в сфере производства товаров и услуг, востребованных в условиях самоизоляции. А такой рост действительно наблюдался еще в конце весны 2020 года, и продолжался весь прошлый год. Наконец, в 2020 году ВВП упал только на 3,1 процента, а не на 5-6 процентов, как предрекали скептики. При том, что глобальная экономика потеряла 3,5 процента совокупного ВВП, это не такой уж и плохой показатель.

Что плохо, так это заметное падение прибыли российского бизнеса, ставшее рекордным за последние двенадцать лет. По данным международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertizа, в прошлом году  совокупная прибыль предприятий крупного и среднего бизнеса упала на 23,5 процента, что сравнимо с ситуацией кризисного 2008 года. Еще одно малоприятное открытие: в прошлом году финансовые показатели предприятий ухудшились в 48 из 85 регионов. Это, прежде всего, Северная Осетия, Ненецкий АО,  Ингушетия, Амурская область, Севастополь, Чувашия, Кемеровская область, Еврейская автономная область, Татарстан и Республика Коми. Лидерами по абсолютному размеру недополученной прибыли стали коммерческие структуры Москвы, Ямало-Ненецкого АО, Татарстана, Сахалина, Пермского края, Тюменской и Кемеровской областей, Башкирии, Краснодарского края и Коми.

Причины все те же, - пандемия и связанные с ней ограничения, а также обвальное падение цен на нефть. что вызвало некоторое удешевление товаров и услуг, ударившее по предприятиям, эти товары и услуги производящие, и в первую очередь пострадавшие от жестких карантинных мер весной 2020 года.

К лету ситуация несколько выровнялась, некоторое восстановление экономисты увидели уже в октябре прошлого года, но прибыли бизнеса так и не достигли допандемийного уровня, а это означает и снижение бизнес-активности в целом по России.    

На таком нерадостном фоне говорить о повышении ключевой ставки, по меньшей мере, преждевременно, и, видимо, ЦБ отложит эти разговоры, самое близкое, на конец года.

Ситуация в экономике сказалась и на отношении властей к ставке по ипотеке. Спикер Госдумы Аячеслав Володин, например, на днях предложил устанавливать такую ставку с учетом среднедушевых доходов в конкретном регионе. По мнению Володина, это поддержит наименее обеспеченные субъекты Федерации, сбалансирует ситуацию на рынке труда в строительной сфере, и стимулирует граждан к работе в своем регионе. При этом спикер парламента настаивает на дифференцированном подходе к ставке по ипотеке, поскольку, например, в Москве среднедушевой доход в 2020 году составлял 75293 рубля, а в Волгограде – 25084 рубля, то есть, в три раза меньше, но ипотечная ставка при этом была одинаковая, а значит, и равной доступности к ней у жителей разных регионов не было.   

Напомним, что программа льготной ипотеки под 6,5 процента годовых была запущена в апреле прошлого года в качестве меры поддержки в условиях пандемии. В марте нынешнего года глава Центробанка Эльвира Набиуллина заявила о возможности продления этой программы в 24 из 85 регионов. Тогда же премьер-министр Михаил Мишустин поручил Минфину и Минстрою до 15 апреля подготовить предложения по реализации программы льготной ипотеки в будущем. Возможно, это несколько улучшит и денежно-кредитную ситуацию в стране, и тогда ЦБ действительно сможет уверенно говорить о скором повышении нейтральной кредитной ставки до 5, а то и до 6 процентов.

Оценить статью
(0)