Социальные сети и холодная война вокруг свободы слова

Социальные сети и холодная война вокруг свободы слова

Социальные сети и холодная война вокруг свободы слова

Изречение «Я могу не согласиться с тем, что вы говорите, но я буду защищать до смерти ваше право высказаться», часто ошибочно приписываемое Вольтеру, является одним из столпов демократии, придуманным еще в Древней Греции и адаптированным в современных государствах. Наступила новая эра мгновенного, глобального, цифрового обмена мнениями с минимальным контролем за свободой их выражения. Однако по мере того, как растут и расширяются площадки для выступлений, руководители Кремниевой долины регулируют дискурс в Интернете непоследовательно, что дает неоднозначные результаты. Законодательство в отношении цифрового выражения мнений во многих странах устарело или отсутствует. При этом руководители социальных сетей не могут заполнить эти пробелы в законодательстве, применяя к разным странам и социально-политическим контекстам неодинаковые стандарты.

На фоне американской демократии приостановка действия учетных записей в социальных сетях бывшего президента Дональда Трампа в последние недели его правления спровоцировала острые дебаты о свободе выражения мнений. Угрозы неминуемого вреда и активные призывы к насилию, бесспорно, являются преступлениями и, после жестоких событий в столице страны 6 января, оправдывают отстранение Трампа от Twitter.

Генеральный директор Twitter Джек Дорси, комментируя это, написал: «Мы столкнулись с чрезвычайным и неприемлемым обстоятельством, вынудившим нас сосредоточить все наши действия на общественной безопасности. Вред офлайн в результате высказываний в Интернете очевидно реален, и это, прежде всего, является движущей силой нашей политики и правоприменения… Я считаю, что запреты - это наша неспособность способствовать здоровому общению. И пришло время нам задуматься о нашей деятельности и ее контексте».

Неспособность технологических гигантов отменить удаление аккаунтов после того, как Трамп покинул свой пост, является опасным актом цензуры. После 20 января бывший обитатель Белого дома стал обычным гражданином. Даже если закон защищает прерогативу частных платформ по отключению пользователей, осуждение политического лидера в сильном гражданском обществе, действующем в рамках демократии, политически является предательством со стороны неизбираемого технологического истеблишмента.

Исправление контекста

Регулирование свободы слова в социальных сетях необходимо пересмотреть как через призму законодательств, так и через призму международной политики. Слишком часто злоумышленники используют инструменты демократии, которые способствуют свободе слова, для ослабления политических оппонентов. Например, верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи, который пишет твиты на пяти языках с пяти разных аккаунтов, должен был быть удален с платформы за подстрекательство к насилию и подавление свободы слова задолго до цензурирования Трампа.

Аналогично должен быть закрыт доступ к соцсетям за преднамеренное нарушение вводной максимы и принуждение своих граждан к молчанию для представителей нелиберальных режимов, от Гаваны до Гонконга. Регулирование онлайн-выражения мнения не может быть непоследовательным, позволяя тем, кто заглушает голоса других с позиции власти, затем разворачиваться и беспрепятственно распространять свое мнение, прикрываясь свободой слова.

Иногда непоследовательные и часто критикуемые усилия западных технических руководителей в отношении глобальных стандартов включают исправление контента, удаление аккаунтов и сокращение публичного присутствия. Например, пользовательское соглашение Apple ограничивает агрессивные высказывания в магазине приложений компании, заставляя нелояльные голоса искать способ высказаться в другом месте. Точно так же Amazon решила удалить со своего сервера Parler, эффективно избавившись от платформы правой сети «alt-tech» после негативной реакции на антидемократическую риторику.

Твиттер с прогрессивным подходом к исправлению контента временно лишал пользователей возможности ретвитить или делиться твитами, содержащими весьма противоречивую или непроверенную информацию, ставить метки проверки фактов на твиты и временно приостанавливал учетные записи проблемных политических фигур до крупных демократических событий, таких, как выборы.

Возвращаясь к первоначальному примеру, есть четкое различие между оскорблениями Трампа в Твиттере и авторитарными заявлениями Хаменеи. Лидеры и представители режимов, лишающих своих граждан свободы выражения мнений и доступа к социальным сетям, должны быть лишены или подвергнуты ограничению доступа к этим демократическим привилегиям на основе простой взаимности. Платформы социальных сетей являются уникальным и хрупким продуктом, который гарантирует свободу выражения мнений и дискуссий.

Многие руководители технических компаний в Северной Америке и Западной Европе воспринимают свой политический контекст и права как должное, вместо того, чтобы чувствовать необходимость последовательно действовать в защиту гражданских привилегий, которые в первую очередь сделали возможным само существование их компаний. Технологические гиганты сами должны осуждать тех, кто в пределах их собственных онлайн-границ подавляет стремление к индивидуальности, самовыражению, предпринимательству и инновациям, которые так важны для технологического гения.

Кампании авторитарных, злонамеренных глобальных игроков в социальных сетях также создают определенное бремя. Количество дезинформации и целевых онлайн-кампаний в глобальном масштабе представляет собой серьезную проблему кибербезопасности. Например, Группа по регулированию медицины Европейского союза сообщила в январе 2021 года, что онлайн-хакеры подделали данные Pfizer о COVID-19, чтобы подорвать доверие общества к вакцине. Это показывает, что даже то, что призвано нести пользу всему миру, подвергается атакам и дезинформации. Поскольку дезинформация распространяется в социальных сетях, могут потребоваться недели, чтобы ее просто заметили, не говоря о ее удалении.

Повышенная ответственность

На сегодняшний день нет четкого единообразного или окончательного движения, выступающего за усиление ответственности технологических гигантов за халатность в вопросах контента от крупных фигур в социальных сетях на их платформах. Также не существует специального стандартизованного законодательства, определяющего, кто обеспечивает соблюдение правил регулирования контента, какие есть стандарты для контента, последствия отклонения от стандарта или обеспечение общего одобрения и соблюдения таких правил. Хотя двойные стандарты свободы слова в социальных сетях очевидны, сложная задача по поиску решения этого вопроса кажется непреодолимой.

Сферы ИТ XXI века можно разделить на две категории. Первая, включая передовые алгоритмы для анализа данных и платформы искусственного интеллекта, должна подлежать ограничениям, как оружие и стратегические технологии, по примеру ITAR в США. Ко второй относится большинство социальных сетей, которые явно не подпадают под ту же категорию, что истребители или алгоритмы компьютерного зрения. Однако они по-прежнему являются ключевой частью современного арсенала в негласных войнах и, следовательно, отвечают перед цивилизацией. Идея свободы выражения мнения в социальных сетях не может быть щитом, скрывающим призывы к насилию, и не может быть инструментом режимов, ведущих асимметричную борьбу в рамках своих ревизионистских крестовых походов.

Меры надзора, предлагаемые руководителями социальных сетей, понятны и достойны похвалы. Но они должны быть лучше сформулированы, систематизированы и применяться для противодействия насильственным и репрессивным практикам, выходящим за рамки редакционных правил конкретных публикаций. Существующие непоследовательные регулирующие меры не охватывают даже всех правонарушителей. Демократические лидеры должны занять единую позицию в отношении разработки стандартизированных правил, которые повлекут за собой соответствующие последствия при их несоблюдении.

Оценить статью
(0)