Почему упор на «зеленый» водород - ошибка

Почему упор на «зеленый» водород - ошибка

Почему упор на «зеленый» водород - ошибка

На водород как энергоноситель возлагаются большие надежды. В будущем климатически нейтральная молекула заменит ископаемое топливо там, где прямая электрификация невозможна или слишком дорога. Это обеспечит эффективную защиту климата в энергоемких отраслях промышленности, тяжелом транспорте, авиации и судоходстве. В то же время на эту проблему влияют промышленная политика и геополитические возможности.

Немецкие компании находятся в прекрасном положении для производства ключевых компонентов для водородной экономики будущего, таких как электролизеры, логистические решения и автомобили. Более того, переход с импорта на экологически безопасные источники энергии сделает Германию менее зависимой от ее поставщиков. Возобновляемые источники энергии доступны во всем мире, тогда как запасы нефти и газа сосредоточены всего в нескольких странах.

В Германии в настоящее время ведутся дискуссии о «зеленом» водороде. Фактически, если к 2050 году Германия хочет быть климатически нейтральной, «зеленый» водород является адекватным решением, учитывая, что он производится непосредственно из возобновляемых источников энергии. Но потребуется время, прежде чем этот газ станет доступным в больших количествах. В настоящее время Германия планирует расширить свои мощности по электролизу воды до 5 ГВт к концу десятилетия, но в 2030 году это даже не достигнет 15% потребления. Следовательно, понадобится партнерство с потенциальными производителями дешевого зеленого водорода, включая Марокко, Чили и Австралию.

Экспорт «голубого» водорода

Использование «низкоуглеродного» водорода можно ускорить за счет большей открытости для других источников. «Голубой» водород, например, производится из природного газа, но образующийся CO2 улавливается и хранится. В Германии многие критически относятся к этой технологии. Однако в среднесрочной перспективе он будет дешевле своего «зеленого» аналога. Кроме того, многие нынешние партнерства по ископаемым источникам энергии могут перейти от экспорта газа к «голубому» водороду. Это принесет множество выгод. Что касается климатической политики, это позволит быстро и в больших масштабах сократить выбросы. Такой шаг также откроет новые возможности с точки зрения внешней и промышленной политики.

Сегодня Германия импортирует около 70% своей потребности в первичной энергии в виде ископаемого топлива: газа, нефти и угля. Энергетический переход не сделает Германию самодостаточной из-за ограниченных земельных ресурсов, а также из-за отсутствия общественного признания необходимого расширения производства возобновляемой энергии и увеличения масштабов энергосистемы. В долгосрочной перспективе Германии придется импортировать возобновляемые источники энергии, такие как климатически нейтральный водород и его производные, такие как метанол или аммиак.

С точки зрения внешней политики водородное партнерство является довольно многообещающим. Будущее энергетического партнерства больше, чем ранее, будет зависеть от политической воли. Геология больше не будет диктовать, где Германии закупать нефть и газ. Скорее, она сможет импортировать низкоуглеродный водород из стран с хорошими условиями для возобновляемых источников энергии. Но сегодняшние поставщики нефти и газа также должны иметь возможность продолжать получать прибыль от торговли энергоносителями. Привлечение их к созданию климатически нейтрального мира - императив климатической политики. Если богатые нефтью и газом страны потеряют свои возможности получения дохода, они рискуют быть дестабилизированы - подтверждение тому представляет собой Венесуэла. По соседству с Евросоюзом под угрозой потери ключевых государственных доходов окажутся Алжир, Египет и Россия.

Производители нефти и газа придумывают самые разные ответы на эти вызовы. Сегодня монархии Персидского залива уже тестируют технологии производства водорода и улавливания, рециркуляции и хранения CO2. Россия, со своей стороны, также делает ставку на производство «голубого» водорода, в результате которого образуется твердый углерод. Все это - глобальная гонка за конкурирующими технологиями. Если можно будет достоверно и измеримо достичь экономии выбросов и на рынке будет все больше и больше климатически нейтрального и низкоуглеродного водорода, то это приведет к ускорению создания международных цепочек поставок, снижению затрат, разделению задач между большим количеством участников и, таким образом, к смягчению социально-экономических затрат на сокращение выбросов во всем мире.

Зеленый парадокс

Германия и Европа могут воспользоваться этими преобразованиями в Саудовской Аравии, Катаре и России. Это одновременно открыло бы новые источники дохода для наших государств и диверсификацию наших экономик. Если Германия этого не сделает, мы, вероятно, исчерпаем свою бизнес-модель по ископаемому топливу с другими торговыми партнерами. Если спрос со стороны стран с амбициозной климатической политикой упадет, резко упадут и цены на ископаемое топливо.

Таким образом, велика вероятность того, что произойдет так называемый зеленый парадокс: нефть и газ не останутся под землей, а станут дешевыми и будут использоваться в развивающихся странах для поддержания экономического роста. Уже сегодня центр спроса на ископаемое топливо переместился в Азию. Таким образом, использование голубого водорода может сохранить потенциал добавленной стоимости в богатых нефтью и газом странах и открыть альтернативу традиционным видам топлива для нетто-импортеров первичной энергии во всем мире.

Азия показывает, что, когда речь идет о налаживании партнерских отношений, люди безразличны к цвету водорода. Эта гонка уже идет полным ходом. Япония лидирует: с Австралией, Брунеем и Саудовской Аравией изучаются различные процессы и методы торговли и транспортировки, а также разрабатываются стандарты. Водород и его производные (в основном аммиак) производятся из бурого угля (Австралия) или природного газа (Бруней и Саудовская Аравия) и транспортируются тремя различными способами. Это делается с намерением укрепить торговые отношения в области энергетики и возможности промышленной политики, потому что именно так производители ключевых компонентов водородной экономики получают конкурентное преимущество над остальным миром.

Конечно, в центре внимания также находятся долгосрочные цели климатической и углеродной нейтральности. Азия сохраняет открытым широкий спектр энергоносителей и технологий и надеется на гибкость и сильную стартовую позицию в условиях глобальной конкуренции. Однако декарбонизация не означает немедленного отказа от нефти, газа и угля. Сосредоточив внимание на «чистых» энергетических технологиях и придерживаясь такого агностического подхода, некоторые страны могли бы получить выгоду от снижения цен на ископаемое топливо из-за зеленого парадокса, если бы другие страны сосредоточились исключительно на возобновляемых источниках для производства водорода. Для перехода к чистой энергии срочно требуется как можно большее количество экологически чистого водорода, желательно из различных источников по всему миру, и исключение потенциальных поставщиков контрпродуктивно.

Оценить статью
(0)