ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Любовь команданте

Любовь команданте

В 1998 году еженедельник “За рубежом” опубликовал переписку Фиделя Кастро и Наталии Ревуэльта, датируемую 1953 годом. Давайте перечитаем ее. Но прежде познакомимся с героями. Впрочем Фиделя Кастро представлять не надо, а вот его адресат...
В доме Наталии Ревуэльта и ее мужа 26-летний Фидель нашел поддержку и понимание своих политических взглядов и устремлений. В 1952 году на Кубе установилась диктатура Батисты. Молодые революционеры готовили заговор, центром которого и стал дом Ревуэльта. А далее события развивались по известному всем сценарию: попытка вооруженного путча, тюрьма.
Политический экстрим порождал и экстрим чувств. Жена Фиделя не разделяла его революционного пафоса, а вот Натти (так звали Наталию близкие) была верна команданте. Тюремная переписка переросла в любовь. В 1956 году родилась дочь Алина, которую муж Натти принял как свою. Алина Фернандес и обнародовала переписку своих родителей. В 1993 году она эмигрировала с Кубы.

“7 ноября 1953 г. Милая Натти! Шлю тебе нежный привет из своей тюрьмы. Я постоянно помню и люблю тебя... хотя давно уже ничего о тебе не знаю. Я получил то милое письмо, что ты передала с моей матерью, и всегда буду хранить его при себе.
Если ты во многом пострадала из-за меня, то знай, что я с радостью отдам жизнь за твою честь и твое счастье. Мнение света не должно нас волновать, все по-настоящему важное хранится в нашем сознании. Несмотря на всю убогость этой жизни, есть вещи непреходящие, вечные, такие как моя память о тебе, которая останется со мной до могилы. Фидель”
.

А вот письмо от 22 декабря 1953 года:

“Моя несравненная Натти! Наконец-то собрался ответить на твои письма. Самое последнее я прочел всего два раза, так что оно еще совсем как новое. Твои слова показались мне очень нежными и чувственными, но есть в них и легкий налет печали. Почему ты в самом начале пишешь “друг”, а не “Фидель”? Я бы хотел, чтобы мои письма, сообщали тебе радость, хотя вряд ли у меня это всегда будет получаться, поскольку тюрьма нагоняет тоску, вселяет горечь в душу, что сводит на нет подобные намерения. Даже если мне здесь слишком больно - какое я имею право увеличивать твою боль? Моя собственная готовность страдать кажется мне неисчерпаемой, но мысль о том, что я мог бы усугубить страдания другого человека, для меня невыносима, ведь я люблю тебя”.

В письмах не только объяснения в любви. Фидель рисует тюремный быт, рассказывает о своих занятиях. Много мест уделяет рассуждениям о политике и будущем родины. Но вновь и вновь возвращается мыслями к любимой, удивляется: “...в самом деле, странная вещь, наша с тобой переписка. Наши письма подобны существам, живущим собственной жизнью, которые встречаются где-то на своем пути и делятся друг с другом своими секретами и вопросами - задолго до того, как доберутся до нас...”
Медленно тянутся дни в тюрьме, тягуче, мучительно: “Я заключенный, и тюрьма многое отняла у меня, но только не мои убеждения”. И эта сила духа рождает удивительную щемящую нежность к женщине:

“Ты женщина. Женщина - это самое нежное, что есть на свете... Женщина в мужском сердце - источник священного и неприкосновенного почитания”,- пишет он 9 февраля 1954 года. И продолжает: “До чего же мала та часть мира, что отведена нам судьбой! Каким бесчувственным нужно быть, чтобы не уделить ей максимально возможную меру скромно отпущенной нам доброты!”

Поставим на этом точку. Согласимся с Фиделем Кастро - без доброты и любви “целый мир превращается в ничто, а мы в своем поведении иногда еще ничтожнее”.
За окном весна. Давайте любить друг друга и наших близких.

Анна Безелянская
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту