ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Шелковая лихорадка

Шелковая лихорадка

Страшно подумать, от каких ничтожных вещей зависит история. Что ни говори, легче поверить в промысел Божий, чем в нелепый случай. Взять хотя бы шелк. Попробуйте-ка представить всю нашу культуру без этого материала, многие века служившего символом роскоши. Придворные дамы в простеньких платьях из ситца, мебель Версаля, обитая рогожей? Барокко, рококо, классицизм без драгоценных тканей в интерьерах, без бархатных портьер, узоров "шинуази" с китайчиками и дракончиками на стенах, затянутых шелком. Ни ширм, ни балдахинов над кроватями в дворцовых покоях, ни карет с мягкой обивкой. Не были бы написаны строки о "шумном платье муаровом", потому что и для муара нужен шелк. И не прочли бы мы в дневнике японской придворной дамы эпохи Хэйан описания шелковых одежд, пронзающего душу утонченной красотой. О зрелищах можно вообще забыть. Вообразите: балы без шелеста лионских шелков, торжественное богослужение в соборе в духе современного минимализма - священнослужители облачены не в мерцающую золотом парчу, а в хламиды из хлопка, льна или шерсти. И дворцы, и мода, и живопись - абсолютно все выглядело бы по-другому, если шелк, а стало быть, и парча с бархатом, муслин, штоф, газ, китайский пеламс, полосатый пекин, ливанский биротин, индийский гургуран так и остались бы в небытии.
И все из-за какого-то червяка, который вдруг не оказался бы в нужном месте в нужный час. Ну, предположим, это был не презренный навозный червь, а благородная гусеница тутового шелкопряда. Свила гусеница кокон, заметьте, исключительно в своих личных целях, чтобы в укромном убежище спокойно в куколку превратиться, а потом выпорхнуть оттуда бабочкой. Неделю-две беспечно полетать, все дела переделать, с представителем противоположного пола знакомство свести, отложить грену из 500-700 яиц, и начинай сказку сначала. Так и продолжалось бы поныне, если бы не досадная оплошность одной нерадивой гусеницы, которая поленилась свой кокон как следует к ветвям тутовника привязать. Под тенистой кроной шелковицы Си Лингчи, жена великого императора Поднебесной империи Хуанди, чай изволила пить. А тут какая-то гадость в ароматный напиток падает. Императрица брезгливо подцепляет своим длинным-предлинным ногтем кокон, а он начинает разматываться. Нить тянется, и тянется, и тянется... Сразу ли величайшую из жен осенило, что это и есть та самая шелковая нить, которой так не хватало, чтобы соткать материал для роскошных одежд?.. Но именно за это стали почитать ее как небесное божество. Тем временем китайцы научились шелкопряда разводить, шелковую нить прясть и развозить драгоценные ткани во все известные им страны. По легенде, маршрут для караванов с шелками был проложен еще во II веке до н. э. доблестным путешественником и офицером дворцовой стражи Чжан Цянем тоже случайно. Отправился он на Запад, в страну Кушан, искать союзников в войне против гуннов. В плен попал, 13 лет проскитался на чужбине и домой ни с чем вернулся. Но много интересного порассказал о "небесных скакунах" из Ферганы, которых китайцы давно у себя развести мечтали. Венецианский купец Марко Поло нарек торговые пути, связавшие Китай с Ираном, Индией, Средиземноморьем и Египтом, Великим Шелковым путем. Конечно, это была не одна-единственная дорога, существовало много караванных троп, пересекавших степи и долины Туркестана, преодолевавших горные перевалы и разбегавшихся в разные стороны.
Пока хитрые китайцы наживались на торговле шелком, остальные локти кусали да выведать мечтали, как бы такие же ткани самим делать. Им же байки рассказывали о птичьем пухе. Японские дети до сих пор любят сказку о том, как журавль превратился в прекрасную деву, которая тайно шелк ткала, из себя пух выщипывая. Геродот в V веке до н. э. писал, что пух этот растет на деревьях, - с хлопком, наверное, перепутал. В Китае секрет изготовления шелка оберегался как государственная тайна. Китайские шелка ценились в Александрии и Багдаде, в Киеве и Тмутаракани, в Москве и Константинополе. В Древней Греции и Риме шелк был известен под названием "серикий", из него не только шили одеяния для жрецов и знати, но и возлагали на алтари в качестве жертвы богам. Говорят, что Александр Македонский впервые увидел шелк, когда в сражении с персами захватил шелковые знамена. Впрочем, похожую историю рассказывают и о Марке Лицинии Крассе - наместнике в Сирии. В 53 году до н. э. римляне бились с парфянами. Казалось, что парфяне отступают, но вдруг они пошли в наступление, развернули шелковые сверкающие знамена и обрушили на врага град стрел. Как бы там ни было, но античный мир поразила шелковая лихорадка. Знатные дамы полюбили туники из китайского шелка с золотой каймой. Когда увлечением "китайской вуалью" окончательно затуманило ум патрициев, римский Сенат был вынужден запретить ношение шелковых одежд, порочащих благородных граждан. Подобные запреты случались и в другие эпохи, когда стремление к роскоши превышало все мыслимые пределы. Мусульмане объявили шелк неземной роскошью, которой будут удостоены лишь праведники в раю. Впрочем, те, кто не могли отказаться от излишеств жизни, всегда знали, как выкрутиться. Шелковый халат с хлопчатобумажной подкладкой уже вроде как и не шелковый, а уж если в пряжу хлопок добавить, так и говорить не о чем. Страсти накалялись, цивилизованный мир жаждал шелка, а его не хватало. Иногда ткачи пускались на хитрую уловку, китайские ткани распускали, чтобы, смешав со льном и шерстью, заново соткать побольше материи.
Но все-таки шелк не фарфор. Тутовый шелкопряд от посторонних глаз уберечь труднее, чем алхимический рецепт фарфоровой массы. Китайцы держались долго, но в VI веке утечка информации все же произошла. Видно, скандал тот еще вышел, если много веков спустя эта некрасивая история женского коварства попала на страницы "Первой русской книги для чтения", составленной Л.Н. Толстым. Замешана в нем оказалась одна из дочерей самого императора. Бухарский царь долго просил китайцев поделиться шелковичными червями и семенами тутовника. Но все безуспешно. Тогда он посватался к китайской царевне и велел передать невесте, чтобы в виде приданого привезла с собой все необходимое для выращивания шелкопряда. Что она и сделала, припрятав заветные дары в своей прическе. Обманным путем добрался шелкопряд и до Византии. Два монаха припрятали грену шелкопряда в специально выдолбленные посохи и контрабандой доставили на родину. Уже оттуда шелководство распространилось в Грецию, в Малую Азию, достигло расцвета в Сирии, арабами было занесено в Северную Африку и Испанию. Восток утопал в роскошных тканях. Султаны расходовали шелк с безрассудным размахом. Когда посол Кастилии Руи Гонзалес де Клавихо прибыл ко двору Тимура, он был сражен зрелищем шатров из узорного шелка, раскинутых в садах под Самаркандом. При Османах турецкие правители отдыхали в расшитых шелками палатках.
В Европе восточные шелка еще долго продолжали ублажать королей и вельмож. Китайские шелка с экзотическими мотивами в виде стилизованных облаков, фантастических животных превосходили по качеству европейские ткани и не утратили своей прелести для архитекторов, оформлявших дворцы.
Турецкие ткани - бархат, атлас, парча алтабас - пользовались особой любовью в XVI-XVII веках. Они радовали глаз богатством стойкого красного цвета, четким контрастным узором, где часто присутствовали четыре любимых цветка - роза шиповника, гиацинт, тюльпан и гвоздика. В орнаментацию тканей для итальянского рынка включались узоры в европейском стиле - корона, гранат, похожий на ананас, готический цветок. Иранские ткани, проникшие в Европу в XVI веке, отличались большей утонченностью. В персидской парче использовалась золотая нить и серебряная площенка, навивавшиеся на стержень не слишком плотно, чтобы просвечивала шелковая основа, смягчавшая блеск металла. Особо ценились ткани с сюжетными рисунками, позаимствованными у миниатюр.
Впрочем, и европейские ткачи время зря не теряли. В Италии шелк появился благодаря сицилийскому королю Роджеру II, доставившему с полуострова Пелопоннес и шелкопряда, и пленных греков, обученных шелководству. В Палермо рядом с дворцом предприимчивый монарх устроил мастерские. Во Франции увлечение шелководством началось с Прованса в середине XIII века. Новому ремеслу покровительствовали и Людовик XI, и Екатерина Медичи, и Генрих III. В конце XVI - начале XVII века Генрих IV распорядился бесплатно раздавать все необходимое для разведения шелкопряда. Развитию шелкоткачества в Лионе помог указ, изданный в 1531 году Франциском I. Ткачи освобождались от налогов, а Лиону даровалась привилегия снабжать шелком другие города. Европейские шелка по качеству отличались от восточных - они приобрели упругость и плотность, отсюда знаменитое шуршание лионского шелка. А цвета, напротив, стали нежнее и мягче, что было вызвано отличием химического состава воды, в котором лионские ткачи промывали сырье.
В России тоже не дремали: сначала при царе Михаиле Федоровиче, затем при царе Алексее Михайловиче начали осваивать непривычное дело - разведение заморского шелкопряда. Каждая эпоха оставляла свой след на шелке. Мебель барокко украшалась обивками из штофа, брокеля, рытого бархата с выразительными цветами и букетами. В 1605 году лионский мастер Клод Баган изобрел станок, позволивший делать крупный многоцветный узор. Период рококо привнес светотень и реалистичность в трактовку цветочных мотивов. Ткачи виртуозно копировали живописные полотна. Портьеры стали ярче и светлее. Модерн с новой силой пробудил интерес к Востоку, обогатив шелка стилизованными растительными мотивами.
И в наши дни шелк остается незаменимым материалом для интерьеров в классическом стиле. Шелковая обивка служит дольше, не вытягивается, не деформируется. Добавление шелка к хлопку также улучшает прочность мебельной ткани. Вновь в моде атласное постельное белье. Французские фирмы Lelievre и Pierre Frey поддерживают славу лионского шелка. Их тканями обиты стены Версаля. Правда, высокая стоимость эксклюзивных материй приводит к сокращению производства настоящего лионского шелка. Конкуренцию французским шелкам составляют английские ткани известных марок Nina Campbell и Osborne & Little. Одни фирмы пытаются совместить традиции и современные технологии, другие разрабатывают авангардный дизайн, экспериментируют с фактурами, как, например, швейцарская фирма Saсco Hesslein, выпускающая дублированный шелк с металлическими элементами, включенными в полотно. Итальянские и немецкие ткани грубее французских, но отличаются разнообразием красок и тонкостью узора. Пользуются известностью ткани германской компании JAB, разместившей производство в Индии и Индокитае. Одним словом, тяга к роскоши неистребима и в ближайшее время шелку забвение не грозит. Он способен менять свой облик, подстраиваясь под наши вкусы.


Екатерина Ермакова

Источник: «журнал «Архидом»

 

 

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту