Что привело Европу к катастрофе с вакцинами?

Что привело Европу к катастрофе с вакцинами?

Что привело Европу к катастрофе с вакцинами?

В конце декабря 2020 года Швейцария объявила о начале вакцинации от COVID-19. Соответствующим критериям людям - определенного возраста с определенными рисками для здоровья, такими как диабет, высокое кровяное давление и аллергия - предлагалось регистрироваться.

Люди, имеющие право на прививку, зарегистрировавшиеся в кампании в феврале, не получили вакцину даже к апрелю. Вероятно, их очередь не подойдет до конца лета - или, возможно, к осени или Рождеству.

«Неприемлемо медленно»

Швейцария не одинока. Вакцинация во всем Европейском Союзе идет черепашьими темпами. Всего несколько недель назад Ханс Клюге, директор Всемирной организации здравоохранения по Европе, выразил свое разочарование, заявив, что внедрение вакцины в Европе было «неприемлемо медленным». Германия - ключевой пример. К первой неделе апреля первую дозу вакцины COVID-19 получили 13% населения, а вторую дозу - 5,6%. Для сравнения, примерно в то же время по крайней мере одну дозу получили более трети взрослого населения США, а 20% были полностью вакцинированы. В Великобритании, которая больше не является членом Европейского Союза, уровень вакцинации был еще выше.

Столкнувшись с резкой критикой за предполагаемое неправильное обращение с пандемией COVID-19, комиссар ЕС по внутреннему рынку Тьерри Бретон, выступая от имени союза, перешел в наступление. На французском телевидении он защищал стратегию Еврокомиссии по закупкам вакцин и подтвердил, что Европа к концу июня может получить от 300 до 350 миллионов доз. Он также заявил, что «коллективный иммунитет» в Европе появится к 14 июля, национальному дню Франции.

Не меньшее впечатление произвела первая консервативная газета Франции Le Figaro. В резкой статье стратегия закупок вакцин в ЕС была охарактеризовала не иначе, как «фиаско», и газета атаковала Бретона, а вместе с ним и Европейскую комиссию. Бретон в ответ не только отказывался признавать за собой даже «малейшие ошибки», вместо этого продолжая защищать свою политику вакцинации, так еще и считал французских граждан за дураков. Естественно, заявления Бретона раздражали людей, по крайней мере, во Франции.

Почему Европа отстает?

Европейский Союз отстает от США и Великобритании по ряду причин. Одна из самых важных - это сам союз. Его огромные размеры позволили ЕС сначала договориться о более низких ценах на вакцины, закупая их оптом для всех 27 стран-членов. Снижение затрат, однако, было связано с медленной поставкой вакцин. Кроме того, прежде чем Европейская комиссия могла решить, какие вакцины покупать, она должна была «получить добро» от стран-членов ЕС. В результате ЕС «слишком поздно заказал слишком мало вакцин», - написал Гунтрам Вольф, директор аналитического центра Брейгеля в Брюсселе. Колебания государств-членов, учитывая «новизну технологического подхода», привели к задержкам в выдаче разрешений на ведущие вакцины, включая вакцину Pfizer/BioNTech, разработанную в Германии.

Согласно Le Canard Enchainé, французскому еженедельнику, известному своими журналистскими расследованиями, Великобритания заказала вакцину Pfizer/BioNTech в конце июля 2020 года; ЕС сделал это в ноябре. То же самое было и с Moderna. ЕС так опоздал, что к середине ноября Стефан Бансел, генеральный директор Moderna, предупредил, что, если ЕС продолжит «затягивать переговоры о покупке их многообещающей вакцины против Covid-19», поставки «замедлятся», поскольку приоритет будут иметь страны, которые уже подписали соглашения.

Добавим к этому то, что первая испанская ежедневная газета El Pais назвала «фиаско AstraZeneca». По словам El Pais, вакцина Oxford-AstraZeneca должна была «запустить на континенте основную часть кампании по вакцинации». Вместо этого задержки в распространении вакцины, а также паузы в кампании по вакцинации после сообщений о предполагаемых побочных эффектах вакцины Oxford-AstraZeneca - редких случаях образования тромбов - всерьез поставили под угрозу стратегию ЕС. В конце марта в Германии было решено, что AstraZeneca больше не будет вводиться людям в возрасте до 60 лет. Дания полностью прекратила вакцинацию.

К настоящему времени последствия стратегии, которая больше касалась экономии денег, чем потенциального спасения жизней, очевидны для всех - как и ущерб, нанесенный имиджу Европейского Союза. Как недавно сказал Марк Леонард, директор Европейского совета по международным отношениям, кризис вакцинации в ЕС «имел катастрофические последствия для репутации Европейского союза». Как ни странно, это тот самый Леонард, который в конце декабря праздновал «возвращение веры в правительство». По его словам, пандемия «напомнила всем, насколько ценным может быть компетентное государственное управление». Три месяца спустя его оптимизм - «пять ура в 2021 году», если использовать его слова, - превратился в уныние и мрак. И не зря, учитывая размах катастрофы с вакцинацией.

Результаты недавнего опроса очевидны. В начале марта около 40% респондентов во Франции, Германии и Италии считали, что пандемия ослабила «аргументы в пользу ЕС». На вопрос, помог ли ЕС их стране противостоять пандемии, треть респондентов во Франции и Италии и более половины в Германии ответили «нет». Однако в то же время дела у государств-членов шли не намного лучше. На вопрос о том, принимает ли их страна верные меры по борьбе с COVID-19, почти 60% респондентов из Франции, почти половина немцев и более 40% итальянцев ответили отрицательно.

В этом суть дела. По прошествии времени и с началом поставок вакцин отдельным странам становится все труднее обвинять Европейский Союз в собственных неудачах и недостатках в обеспечении населения вакцинами или в нежелании граждан проходить вакцинацию.

В конце марта Европейский центр профилактики и контроля заболеваний опубликовал отчет о внедрении вакцин в ЕС. Безусловно, самой важной проблемой, стоящей перед большинством государств-членов, были ограниченные поставки и частые изменения сроков поставок от производителей, «которые могут быть непредсказуемыми и существенно повлиять на планирование и эффективность вакцинации». Другие проблемы включали логистику, нехватку персонала для введения вакцин, нехватку оборудования, такого как шприцы и специальные иглы, а также проблемы с информированием о вакцинации и график инъекций.

Реалистична ли цель ЕС?

В этих условиях заявленная цель ЕС - вакцинировать к лету не менее 70% населения - представляется все более туманной. Или, может быть, нет: это зависит от того, договорятся ли между собой отдельные страны, особенно Франция, Германия, Италия и Испания, и перейдут ли они на «варп-скорость».

Некоторые страны, похоже, к этому готовы. В Испании органы здравоохранения в ближайшие недели ожидают значительного ускорения вакцинации. Растет уверенность в том, что к началу лета страна достигнет отметки в 70%. Даже в Германии, где результаты последних нескольких недель попали в заголовки международных новостей, эксперты оптимистично надеются, что страна достигнет поставленной цели.

Чаще всего проблема заключается не в поставках вакцин, а в трудностях с вакцинацией целевых групп. Это, по крайней мере, частично, является результатом сбоев в инфраструктуре связи, которая в некоторых случаях далеко отстает от технологических достижений. Возьмем, к примеру, Швейцарию, которая не является членом ЕС. В конце марта женевский Le Temps предупредил своих читателей, что по степени цифровизации система здравоохранения Швейцария находится в «средневековье». Вместо того, чтобы пользоваться Интернетом, швейцарские органы здравоохранения отправляли факсы, сообщая о количестве новых случаев заражения. Автор статьи отметил, что когда дело доходит до цифровизации, Швейцария, которая гордится тем, что является мировым чемпионом в области инноваций, «полна страха», если не «решительно сопротивляется» внедрению новых технологий. Последствия были фатальными не только в борьбе с пандемией, но и для международной конкурентоспособности страны.

Ситуация в Германии не сильно отличается. В начале года, когда началась кампания по вакцинации, государственные органы попытались проинформировать наиболее уязвимые группы - людей старше 80 лет - о том, что они могут вакцинироваться. Однако у них не было возможности узнать, кто был в этой возрастной группе. Итак, они гадали по именам. Катарина - да; Анжелика - нет. Такова в 2021 году эффективность Германии. Или, как выразился ведущий немецкий деловой журнал, «если вас зовут Фриц или Адольф, вы (возможно) будете вакцинированы». И это - в крупнейшей экономике Западной Европы.

Лучшая подготовка к кризисам

Пандемия COVID-19 явственно продемонстрировала не только неготовность Европы к противостоянию серьезному кризису, но и ограниченность значительной части европейского населения. За последний год было много написано об американском научном скептицизме и теориях заговора, которые отчасти послужили причиной ущерба, нанесенного COVID-19 населению США. И все же европейцы ничем не лучше. Часть европейского населения не только с энтузиазмом восприняла даже самые безумные теории заговора, такие как QAnon, но и продемонстрировала скептицизм в отношении вакцин против COVID-19, несмотря на научные гарантии их эффективности и безопасности.

Снова возьмем случай Швейцарии. В декабре 2020 года только около 56% населения указали, что будут вакцинироваться. Остальные высказали большие опасения, несмотря на то, что в опросе говорилось, что вакцина признана безопасной и эффективной. Между тем, поскольку пандемия продолжается, и конца ей не видно, есть признаки того, что настроения изменились. В Германии только две трети респондентов указали, что будут вакцинироваться, когда их спрашивали об этом в июне 2020 года. К концу марта этого года это число увеличилось до более чем 70% - что обнадеживает.

Мало того, что большинству европейских стран наконец-то удалось справиться с этой проблемой, но и их население, похоже, осознало, что COVID-19 хуже гриппа, что пандемия представляет собой фундаментальную угрозу для жизни в том виде, в каком мы ее знаем, и что единственный способ вернуться к «нормальности» - сделать прививку - не только для себя, но и для всех окружающих. Раньше это называлось «общественной культурой». С ростом популизма в странах с развитой либеральной демократией общественная культура чаще всего улетучивалась, уступая место культуре, сосредоточенной на «мне, мне, мне».

Но факт в том, что эта пандемия - только начало. Следующая большая проблема - противодействие изменению климата. Остается надеяться, что европейцы будут подготовлены к этому лучше, чем к борьбе с коронавирусом.

Оценить статью
(0)