ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Плач по России или залп по системе?

Плач по России или залп по системе?

16-17 декабря в Москве состоялся VII Всемирный русский народный собор /ВРНС/, который был создан @ в 1993 году и с тех пор действует по благословению и под духовным руководством Русской православной церкви /РПЦ/. Главой собора является святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий II.
Собор зарождался под покровом "патриотической идеи" и по первоначальному замыслу должен был "стать местом встречи людей самых разных политических убеждений, объединённых заботой о будущем русского народа и желанием послужить ему, возвысившись над политическими расхождениями". В Слове на открытии I ВРНС святейший патриарх Алексий II подчеркнул, что "Русская православная церковь была и будет оставаться силой, способствующей становлению национального духа России..., а любовь к Родине – патриотизм - изначально благословляется Церковью". Русское патриотическое знамя на соборах продолжает прикрывать и до настоящего времени самых разномастных политиков от либералов и либеральных демократов до националистов и коммунистов. Очевидно, однако - и это показал весь ход VII ВРНС - сегодня под этим знаменем всем им становится тесно, а "возвыситься над политическими расхождениями" - всё труднее.
На VII собор была вынесена тема "Вера и труд: духовно-культурные традиции и экономическое будущее России", при обсуждении которой не было недостатка в правильных речах на уровне общих фраз, проникновенных слов о неразрывной связи материального и духовного начал в "трудах праведных", ссылок на Евангелие, но был и глубокий, всесторонний анализ причин системного кризиса, в котором оказалась Россия, её политики и экономики, а также продуманные предложения о мерах по выходу из создавшегося положения.
В обстановке хулы и поругания либеральной идеи, которая стала лейтмотивом собора, её носители вынуждены были проявлять недюжинную изворотливость, мимикрируя под тех, кто "объединён заботой о будущем русского народа". Забавно было наблюдать за "озабоченными" либералами, которые обильно цитировали библейские сказания, пытаясь скрыть очевидный факт, что не бывает на либеральном болоте плодоносящей нивы экономического возрождения.
Не получился на этот раз и эффектный "выход на сцену" с митинговым патриотизмом лидера ЛДПР В.Жириновского, выступление которого неоднократно прерывалось выкриками с мест: "Иуда", а некоторые выступавшие позволили себе затем намекать на "нечистых", визжащих под крестом в святом Храме Христа Спасителя. Эскапады "от Жириновского" накалили до предела благостную атмосферу Собора, градус которой начал заметно повышаться после выступлений И.Глазунова и Г.Зюганова, в связи с чем председательствовавший на соборе митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл вынужден был призвать паству к соработничеству.
Как никогда ранее, на этом соборе оказалась явно востребованной национально-патриотическая идея и тема русофобии в России, суть которых можно суммировать следующим образом. Разрушение "реформаторами" духовно-культурных традиций привело Россию в состояние системного кризиса, который характеризуется коллапсом экономики, обнищанием абсолютного большинства населения, вымиранием коренных народов страны и прежде всего русских, сознательным уничтожением их национальной государственности. Провозглашённый после Октябрьской революции "интернационалистами" фальшивый лозунг "права наций на самоопределение вплоть до их отделения" упразднил понятие Россия, вместо которой было образовано из некогда унитарного государства шесть, а затем 15 национальных республик. "Реформы" последнего десятилетия, которые проводились по чужеродным рецептам, также породили лишь всевозможные конфликты, ничего не созидая, а лишь разрушая. Невыгоден стал производительный труд - основа любой экономики. Страной стала править безответственная "катастрофная" элита, ориентированная на безудержный грабеж её национальных богатств и неизлечимо больная при этом русофобией и ксенофилией. Именно по этой причине все российские реформы и законодательство носят антинациональный и антинародный характер.
Возникает вопрос: зачем самой элите, так или иначе участвовавшей в "реформаторских" процессах последнего десятилетия, потребовалась идея национального патриотизма в столь радикальной, а не благостной форме. Ответ очевиден: она всё более становится "материальной силой, овладевая массами", которые устали от материальных лишений и бездуховной ориентации на г-на Доллара. Похоже, что внутри элиты идут глубинные размежевания вокруг проблемы "идеологического знамени", государственническая окраска которого более приемлема на данном этапе, по сравнению с либеральной идеей. Ситуация начинает напоминать времена, предшествовавшие горбачёвской перестройке, когда верные "марксисты-ленинцы" вдруг стали рядиться в тогу ревнителей демократии. Не осталась в стороне от этого процесса и РПЦ. Для этого есть веские причины.
Социологические опросы свидетельствуют, что Церковь по-прежнему остаётся пока в нашем обществе одним из самых авторитетных социальных институтов. Прихожанами РПЦ являются около 9 млн. россиян старше 18 лет, а из всех россиян - около 10 млн. Из 145 млн. населения РФ 115 млн. так или иначе считают Церковь "своей". Тем не менее, около 100 млн. россиян не участвуют в церковной жизни. Более того, в последние годы наблюдается однозначная тенденция медленного падения популярности и авторитета Церкви среди населения.
Причина этого, как представляется, кроется в том, что РПЦ не смогла стать активным участником реальной жизни как в политике, так и в экономике. Она не смогла, в частности, занять определённую позицию по таким важнейшим политическим вопросам, как война в Чечне, импичмент Ельцину, назначение на пост премьера близкого к секте сайентологии Кириенко, использование властью грязных избирательных технологий и т.д. РПЦ не создала ни одного православного профсоюза, ни одной крупной благотворительной организации. Естественно, что россияне постепенно начали терять интерес к Церкви, не увидев в ней реального участника социальной жизни. Для сохранения и усиления своего влияния ей необходимо стать народной заступницей перед властью, сознавая при этом, что излишнее сближение церкви и власти - основная причина усиления недоверия к ней со стороны населения.
РПЦ находится сегодня в двойственном положении. Опираясь на собственные силы, она не в состоянии быть влиятельным социальным институтом. Выход может быть найден либо на пути дальнейшего обслуживания власти, либо поддержки социальных гарантий и социальных программ для народа. Следование по первому пути уже дало некоторые положительные для Церкви результаты. Но такой путь вряд ли надолго окажется перспективным. Проблема заключается также в том, что российские духовные традиции порицают участие священнослужителей в светской жизни. Поэтому участие священников в общественной деятельности скорее исключение, чем правило. Традиционно считается, что все социальные, политические и экономические вопросы находятся вне сферы духовности. Архиерейский Собор 1992 года постановил, в частности: "Церковь не связывает себя ни с каким общественным или государственным строем, ни с какой политической силой". Эту позицию подтвердили по существу и последующие Архиерейские Соборы.
Для изменения такой позиции существует слишком много препятствий. Одно из них - опасения, что социальная доктрина, если она окажется на уровне общих фраз, лишь углубит разногласия, которые и так наличествуют в православной среде. Большинству традиционных православных клириков казалось, что социальная доктрина вообще не нужна православию, которое само по себе уже является самодостаточным в своём совершенстве.
В православии имеется, однако, и другая точка зрения, которая, признавая важность сохранения литургико-исторического наследия Церкви, в то же время считает необходимым постоянное обновление форм и методов церковной жизни, постоянный диалог с "внешним миром". Вопросы социальной справедливости всё равно решаются и будут решаться, независимо от участия в их решении православной церкви, но было бы предпочтительнее, если Церковь будет вносить свой преображающий дух в сферу общественных отношений через сердца верующих участников социального процесса.
В любом случае эта проблема требует спокойного обсуждения. Не секрет, что миряне, в отличие от священнослужителей, порой активно участвуют как в политической, так и в общественной жизни. Более того, по опросам общественного мнения выходит, что они, особенно воцерквлённые, придерживаются консервативных взглядов и голосуют за т.н. "коммуно-патриотов". Это означает, что пастыри и паства расходятся во взглядах. С учётом этих объективных процессов Церковь уже начала движение в сторону настроений своей паствы и в 2ООО году приняла собственную Социальную Доктрину.
Не случайным в связи с этим представляется ссылка митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла во вступительном Слове к VII собору на Н.Бердяева, который полагал, что "социальный вопрос есть в величайшей степени духовный вопрос... и что православие не может остаться лишь храмовым благочестием, оно должно стать силой, преображающей полноту жизни". Не случайно и то, что владыко Кирилл акцентировал внимание участников собора на то место в приветственном послании президента РФ В.Путина, в котором говорилось о "формировании эффективной социально ориентированной экономики".
В ходе работы собора было высказано много дельных предложений по ограничению всевластия олигархов в России, в том числе и о взимании с них ренты за пользование природными ресурсами под лозунгом: "делиться надо", что полностью соответствует православным заповедям. Настораживает, однако, то, что подобные призывы уже звучали на предыдущих соборах, а "воз и ныне там". Вместе с тем царившая на соборе атмосфера единения его участников со всей очевидностью показала, что поиск Истины по-прежнему востребован в России, что жива её духовность, а значит - живёт и развивается сама Россия.

Е.Комиссарчук
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту