ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Страсти по Миронову

Страсти по Миронову

Совет Совета Федерации (это не каламбур) сегодня определил дату первого в 2003 г. пленарного заседания верхней палаты @ Федерального собрания РФ - оно назначено на 29 января вместо 15 января, как планировалось ранее. Причина ясна – полномочия нынешнего спикера Сергея Миронова верхней палаты до сих пор не подтверждены, за что отдельное спасибо питерским законодателям, а открывать заседание Совета Федерации, будучи не в статусе ее председателя, не слишком приятно.
Помимо спикерства Сергей Миронов занимается партстроительством - является, так сказать, духовным отцом «Российской партии жизни», выступая от ее имени с различными политическими заявлениями. Сама РПЖ сегодня не имеет ни лидера, ни внятной партийной программы, хотя в парламентских выборах участвовать собирается чуть ли не самостоятельно. На днях мироновской партией заинтересовался «МК», исследовав данный предмет весьма пристрастно. Наиболее образно описана попытка журналиста газеты вступить в данную партию:
«…Прежде чем посетить офис “Партии жизни” в облике простого избирателя, я полистал ее программные документы. Никаких откровений не нашел. Тут и резкая критика последних экономических преобразований и в то же время заявления о правильности выбранного пути, мысли о необходимости построения сильной державы, но при этом не менее необходима “автономия жизни человеческой личности” и т.д. Больше всего мне понравился тезис: официальная политическая идеология партии — жизнь человека. Вот так, простенько и со вкусом...
Живет “Партия жизни” вполне неплохо: в центре Москвы, на Новой площади, что близ Лубянки. В пятиэтажном особняке вместе с партией располагается элитный бутик, пивной трактир и банк. Но это с парадного входа, а в ПЖ можно попасть, лишь обойдя строение сбоку. Никакой партийной вывески на подъезде, кстати, нет. Вахтер указал мне на шикарный лифт. Партия, как выяснилось, занимает весь пятый этаж особнячка. Полы “под мрамор”, позолоченные перила лестницы, дорогая мебель, новейшая оргтехника... У выхода из лифта меня встретил другой, гораздо более бдительный охранник: “Что вы хотите?” - “Вступить в партию...” Моя просьба вызвала крайнее замешательство. Из глубин офиса на зов охранника выплыла дама, неброско, но дорого одетая, покачала головой и уплыла обратно. Прошло еще минут десять. Все это время я стоял на этаже возле лифта, переминаясь с ноги на ногу, пройти внутрь меня не приглашали, а никаких стульев для ожидающих здесь не существовало. Наконец появился еще один функционер. Он сурово выдал мне карточку с телефонами, по которым я должен позвонить, если хочу вступить в партию. А потом исчез за дверью. Я же, поняв, что меня не пригласят даже на порог офиса, несолоно хлебавши побрел на выход...
Казавшееся на первый взгляд элементарным, мое вступление в ряды “Партии жизни” оказалось не столь простым. По выданным телефонам ласково объясняли, чтобы я не торопился, ознакомился с программой, с уставом и прочими документами. А у них сейчас идет регистрация московского отделения партии, и вообще они анкеты еще не заменили со старых на новые (чем они отличались, мне не объяснили, несмотря на живой интерес с моей стороны), поэтому позвонить нужно через неделю, а лучше через две. И вообще, крепко обдумать, какое я место хочу занять в нарождающейся партии, и какая работа мне по плечу…».
Очень показательное описание, и даже весьма правдивое. Однако можно с уверенностью предположить, что с соответствующим приемом пришедший с улицы чужак столкнулся бы в московском офисе любой федеральной партии, во главе которой стоят высокопоставленные чиновники или известные политики – будь то СПС, «Единая Россия», ЛДПР или даже «Яблоко». Доступ с улицы в эти партии закрыт давно. По крайней мере, в центральных партийных офисах занимаются совсем другими вопросами. Да и кто заинтересован в повышении численности партий, кроме Минюста? По крайней мере, на результат парламентских выборов этот аспект повлияет в последнюю очередь.
Возвращаясь к нехаризматической РПЖ, можно отметить, что если эта партия все же захочет оказаться в Государственной думе, то ей ничего не останется, как блокироваться с более мощными политическими организациями типа «Единой России». В последнее время Миронов делал реверансы в ее сторону, заявляя, что у двух партий много общего. Очевидно однако, что в данном случае «правила игры» будут диктовать «едроссы», не заинтересованные в том, чтобы РПЖ создала в будущей Госдуме собственную фракцию.
Гораздо более сложной, но, несомненно, политически перспективной, может оказаться попытка образовать избирательной блок на основе самой РПЖ, куда бы вошли различные партии и общественные организации экологической и гуманитарной направленности – эта ниша в российском партийном пространстве остается до сих пор вакантной. Однако эта задача потребует привлечения мощных политических и организационных ресурсов, которых Миронову, судя по сегодняшней истории с его спикерством, ждать не от кого. Может быть, пора кинуть клич?
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту