ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
В верхней палате буйных нет

В верхней палате буйных нет

Как известно, на прошлой неделе наша страна впервые официально получила государственный язык. До сих пор русский язык @ был таковым де-факто, и даже в Конституции СССР определялся лишь как "язык межнационального общения". Теперь статус языка определен де-юре. В законе "О государственном языке Российской Федерации" названы области, в которых применение русского языка обязательно: в работе органов власти, в официальной переписке, в оформлении документов, в рекламе и других сферах. Ограничения, которые вводит закон, касаются запрета на использование в официальных документах и в публичной сфере нецензурной брани и «просторечных» выражений (за исключением случаев, когда это крайне необходимо по художественному замыслу произведения). Кроме того, нельзя ругать людей бранными и пренебрежительными словами по признаку национальности, религии или политических взглядов. Также нельзя использовать иностранные слова в случаях, когда им можно найти равноценную замену славянского происхождения.
Вызвавший много справедливых нареканий закон 5 февраля был принят нижней палатой в окончательном, третьем чтении, однако уже через несколько дней натолкнулся на противодействие верхней палаты. Комитет Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии рекомендовал верхней палате отклонить его на пленарном заседании 12 февраля. Член комитета Сергей Щеблыгин заявил, что "диалектика текста закона требует уточнений, так как некоторые формулировки загоняют в угол". Кроме того, документ противоречит действующему законодательству, в частности федеральному конституционному закону "О судебной системе", так как предусматривает, что все государственные мероприятия, в том числе и судебные дела, должны вестись только на русском языке, в то время как закон "О судебной системе" разрешает вести их как на русском, так и на языке республики. Также сенатор отметил, что в законопроекте не прописана ответственность за нарушение закона (мизерные штрафы или два месяца исправительных работ не в счет), а его реализация потребует дополнительных финансовых расходов, источники которых не указаны.
В законе "О государственном языке Российской Федерации" говорится, что он направлен на защиту и развитие языковой культуры, однако никаких образовательных мер по развитию культуры языка и воспитания уважения к нему не предполагает. Зато четко определяет главные угрозы – просторечие, ругательства и иностранные выражения, в основном, английские. При этом в тексте самого закона иностранные слова используются: например, "сфера" вместо "область", "статус" вместо "положение", "аналог" вместо "соответствие". Как заявил одни из оппонентов законопроекта, депутат от партии "Яблоко" Сергей Митрохин, "из закона вытекает, что средствам массовой информации запрещается употреблять просторечную лексику - я говорю не о ненормативной, а именно о просторечной лексике - за исключением художественных фильмов. Извините, это значит, что уже нельзя взять интервью у простого русского крестьянина, который, может быть, владеет только просторечной лексикой".
Коллега Митрохина по фракции Борис Надеждин предлагает защитить русский язык "не путем принятия таких странных законов, а путем того, что нужно просто лучше учить русскому языку в школе. Зарплату учителю нужно повысить - и русский язык будет лучше. А также благодаря деятельности великих русских поэтов, писателей и деятелей культуры". Однако эти доводы услышаны не были.
В отношении использования ругательства как неотъемлемой части художественного замысла дела обстоят еще хуже. Как известно, 90% российских фильмов сняты на криминальные сюжеты, а это означает, что не только просторечье, но и брань с телеэкранов не исчезнет, то есть, никакого положительного общественного эффекта закон иметь не будет, и кумиры молодежи останутся прежними. Кому нужна такая показуха? Кроме того, существует большое сомнение в том, можно ли вообще отучить русского человека ругаться. Как заявила в ходе обсуждения законопроекта вице-премьер Валентина Матвиенко, "члены правительства не ограничивают себя в выражениях, несмотря на то, что я - женщина. Здесь, в парламенте, каждое второе слово - ругательство". В ответ вице-спикер Госдумы Владимир Жириновский заявил: «Если вам какое-то слово не нравится, заткните уши! Так говорит русский народ, а здесь депутаты представляют народ, а не политическую элиту!».
Герой нашего времени Жириновский искренне рад тому, что в принятом Госдумой законопроекте «нет перечня запрещенных слов». Иначе бы он стал немым. А вместе с ним, возможно, и весь рабочий класс России. Как заявила заслуженный профессор Ростовского госуниверситета Людмила Введенская, запрет мата снижает производительность труда. И если эти нормы будут применяться к людям, то может возникнуть обратный эффект.
Однако законодатели пообещали - на межличностные отношения закон "О русском языке" не распространяется. Значит ли это, что депутаты приняли закон для себя - любимых? Однако ровно через два дня после его принятия они дрались и ругались матом перед телекамерами…
Заявление Комитета Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии доказывает: сенаторов доводы автора законопроекта Николая Губенко о том, что этот документ прошел все необходимые экспертизы, не убедили. Кроме того, в верхней палате, в отличие от нижней, буйных нет. А, следовательно, прежде чем принимать закон, сенаторы разберутся, от кого и для кого надо защищать русский язык.
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту