ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Ирина Хакамада: «Наше государственное управление неэффективно и наносит огромный экономический ущерб»

Ирина Хакамада: «Наше государственное управление неэффективно и наносит огромный экономический ущерб»

Парламентские слушания «О проекте федерального закона «О системе государственной службы РФ @ и перспективах развития законодательства о государственной службе» прошли 11 марта в Государственной думе. На них побывал наш парламентский корреспондент. Как отметили участники слушаний, проект данного закона является первым шагом реализации «Программы реформирования государственной службы РФ на 2003 – 2005 гг.», утвержденной президентом РФ, основной задачей которой является повышение эффективности государственных органов. В решении данной задачи предпочтение делается не развитию действующего законодательства, а созданию нового законодательства о государственной службе. В частности, предлагается заменить действующий ФЗ «Об основах государственной службы РФ» группой законов: рамочным – «О системе государственной службы РФ» и о видах государственной службы – гражданской, военной и правоохранительной, а также иными нормативными правовыми актами.
В парламентских слушаниях, организованных по инициативе СПС, приняли участие вице-спикер Госдумы И.Хакамада, депутаты В.Лукин, В.Гришин (председатель Комитета ГД по делам Федерации и региональной политике), Б.Надеждин, первый заместитель министра юстиции РФ А.Карлин, а также представители науки. По мнению участников слушаний, основные недостатки представленных законопроектов заключаются в том, что не было открытого обсуждения, эксперты были выборочные, общественность почти не участвовала, и в итоге законопроекты не соответствуют ожидаемым обществом результатам. Прежде всего, их отличает ярко выраженное стремление передать решение всех ключевых вопросов государственной службы в руки самих государственных служащих.
По словам В.Лукина, «еще не поздно придать реформе характер большого и важного общественного дела. График разработки законопроектов, предусмотренный концепцией, уже сильно задерживается, но лучше, чтобы они были приняты позже, но общественность была бы соавтором. Обсуждаемый законопроект недостаточно удачно решен структурно. Согласно его названию, он должен определять и закреплять де-юре систему государственной службы, и не более того. Вместо этого мы имеем законопроект, который выходит далеко за рамки обозначенного правового регулирования, а большинство положений закона не относятся к самой системе государственной службы. Они скорее касаются статуса госслужбы и многих других вопросов. У меня есть также замечания по отдельным статьям закона. Например, статья 14 посвящена классным чинам, а что такое классный чин и зачем он присваивается, пока нигде не говорится. Если речь идет только о повышении зарплаты, то чины тут не причем. Далее, статья 17 посвящена управлению государственной службой, а в ней содержатся ни к чему не обязывающие декларации, и при этом ничего не говорится об элементах государственной службы.
Возможно, стоило бы обсудить вопросы создания специального органа управления государственной службой, куда бы входили представители общественных структур. Такие органы, например, существуют в США. Однако главное – это постоянный, действенный общественный контроль над бюрократией, в том числе и парламентский контроль».
Позицию фракции СПС в своих выступлениях изложили И.Хакамада, Б.Надеждин и В.Южаков. «Очень важно, что диалог на эту тему, наконец, начался», - начала свое выступление И.Хакамада. По ее мнению, «сейчас необходимо «четко различать понятия «бюрократия» и «бюрократ». Беда в России не в том, что у нас много бюрократов, потому что бюрократ нужен в любом государстве, а в том, что у нас имеет место бюрократизация государственной власти, мешающая эффективному развитию. Пока же административная реформа варится в кулуарах власти, и она практически закрыта для обсуждения. Огромное количество концептуальных положений, которые закладывались научно-исследовательскими институтами, представителями гражданского общества, были постепенно исключены из этого документа и, в конечном счете, законопроекты попали в Государственную думу в абсолютно искаженном виде. Если коротко охарактеризовать то, что нам предлагает закон, то мы не обнаружим никакой связи с интересами гражданского общества. Кроме того, в силу закрытости формирования этого документа общественность практически не в курсе того, что происходит».
И.Хакамада в своем докладе обратила внимание на то, что за принятие закона о государственной службе в первом чтении фракция СПС голосовала «с очень большими оговорками», и заявила, что «если при втором чтении эти поправки не будут учтены, большинство парламентских фракций не должно поддерживать этот закон».
Что же касается закона «О государственной гражданской службе», который, в отличие от первого законопроекта, носит детально-инструментальный характер, то, по словам И.Хакамады, «он вызывает еще большие опасения». Подводя итог своему выступлению, вице-спикер Госдумы сказала, что «оба эти закона в таком виде не отвечают требованиям современного мира. Наше государственное управление неэффективно и наносит огромный экономический ущерб. Коррупция низшего чиновничьего звена, которое обкладывает дополнительной данью общество, по расчетам Е.Ясина, руководителя Государственного университета – Высшей школы экономики, обходится государству в дополнительные 40 млрд. долларов, т. е. в сумму, которая почти равна бюджету России».
О сути поправок, предлагаемых фракцией СПС, рассказал В.Южаков. По его словам, в законопроекте «О государственной гражданской службе» предлагаются такие «пути решения проблемы, которые заводят нас в тупик. Например, вопрос о конкурсе на замещение вакантных должностей госслужбы. Закон о государственной службе предусматривает, что конкурсность является обязательной при замещении должностей, но допускает исключения, а закон о гражданской службе превращает их в правила. СПС предлагает принять следующие группы поправок: первая – это поправки, направленные на сокращение возможностей регулирования государственной службы законами и иными нормативными актами, т.е. самими чиновниками. Вторая группа поправок направлена на то, чтобы уточнить предмет регулирования закона «О государственной службе» и косвенно - закона о государственной гражданской службе. Третья группа поправок направлена на то, чтобы исключить расширительное толкование функций государственной службы, другими словами, чтобы пресечь посягательства на «исполнение властных полномочий». Следующая группа поправок направлена на то, чтобы усилить правовые основы единства государственной службы России, которое должно быть обеспечено тем, чтобы должности всех уровней утверждались одним реестром должностей госслужбы РФ.
Есть еще одна поправка. Законопроект предлагает один из видов государственной службы назвать гражданской государственной службой. Использование конституционного термина создает конфуз. Получается, что военная служба и служба в правоохранительных органах не является гражданской, а следовательно, не подчиняется гражданскому праву и не находится в сфере гражданской ответственности.
Также мы считаем, что в субъектах Федерации могут быть иные формы государственной службы, кроме гражданской, например, правоохранительная служба в лице муниципальной милиции. Кроме того, после вступления в силу новых норм государственной службы старые утратят силу, а многие из них необходимо сохранить, на чем мы и настаиваем».
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту