ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
«Меня слушают и в камерах, и в шикарных авто»

«Меня слушают и в камерах, и в шикарных авто»

Михаил Шуфутинский приехал в Москву в 70-х из Магадана, где пел в ресторане. В столице он закончил дирежерско-хоровое отделение училища Ипполитова-Иванова, работал клавишником в ресторане «Варшава», дирижером симфонического оркестра, аранжировщиком в разных ансамблях, потом стал руководителем ВИА «Лейся, песня!». Его бунтарский характер и страсть к перемене мест заставили его в 1981 году вместе с женой и двумя маленькими сыновьями отправиться в Америку через Израиль. В Америке работал аккомпаниатором популярной певицы Нины Бродской. Пел в Нью-Йоркском ресторане «Националь» и выпустил первую касету, где были песни «про Одессу, тюрьму и любовь».
В 1987 он заканчивает Калифорнийский университет, а в 1990 получает американское гражданство. В том же году он приезжает в Россию, где дает свой первый гастрольный тур, прошедший с ошеломляющим успехом. В этом году Михаил Захарович отмечает свое 55-летие сольными концертами в ГЦКЗ «Россия» и выходом очередного альбома, общее число которых уже перевалило за двадцать.
Это и стало поводом для разговора с артистом:

- Михаил Захарович, ваша концертная программа называется «Пойду однажды по Руси». Почему именно так, и кому из поэтов принадлежит эта стихотворная строка?
- Хочу начать с того, что этот концерт первый за последние пять лет. Но когда я стал отбирать для него песни, оказалось, что ни за два, ни за три, ни за четыре часа их не перепеть, приходится отказываться от целых альбомов. Хочется, чтобы зрители услышали и старые хиты, и совсем новые песни. Название программы - строка из песни на стихи замечательного поэта Александра Полярника. Восемнадцать лет он провел в заключении, из них пятнадцать лет он писал для меня стихи, слушая мои песни в местах не столь отдаленных. Кстати, он никого не убил, его руки не запачканы кровью. На его стихи я наткнулся в прямом смысле случайно. Как-то мне для чего-то понадобилась папочка. Я стал рыться в своих бумагах и нашел очень красивую папку, раскрыл, а в ней стихи, которыми я просто зачитался. Показал их композитору Игорю Зубкову, а потом позвонил автору в Череповец: «Здравствуйте, - говорю, - это Михаил Шуфутинский!» А он мне в ответ: «Ну, вот, начинается белая горячка!» Так и познакомились. Я был потрясен тем, что нашелся человек, способный написать песню о Руси. Искреннюю, настоящую, без пошлости.

- У вас выходит двадцатый альбом. Стоит ли искать новых авторов, создавать новые песни, когда еще не все старые достаточно раскручены?
- Когда я работаю, я не думаю о раскрутке и не задаюсь такой целью. Конечно, не все мои песни известны «широкому кругу узкой московской аудитории». Зато в провинции, где местные отделения известных радиостанции «крутят» мои песни, меня знают очень хорошо.

- Ваш последний альбом называется «Наколочка». С сентября он в десятке лидеров по продаже. Как вы оцениваете такой успех и почему у альбома такое название?
- «Наколочка» - это наш ответ «Тату». А если серьезно, название альбому дала очень популярная песня «Наколочка», которую написал композитор Игорь Зубков на стихи поэта Константина Арсентьева.

- Судя по популярности альбом имеет и коммерческий успех?
- О коммерческом успехе и прибыли от выпуска альбомов можно было говорить до 90-х годов. Теперь же, хорошо, если альбом окупается. Потому что записать его стоит совсем не дешево, и эти деньги музыкант платит из собственного кармана. При этом львиная доля от продажи дисков оседает в карманах аудиопиратов. Так что новый альбом - это не коммерческий, а скорее рекламный ход. И затраты на его выход я заранее списал, как расходы на рекламу.

- Андрис Лиепа как-то сказал: «Меня удивляет, когда говорят, что Шуфутинского любят лишь таксисты, проститутки и депутаты Государственной Думы. Его кассеты есть у очень многих, просто не все это афишируют. Альбомы Шуфутинского есть и у меня. Ваша аудитория, какая она?
- Во-первых, я рад тому, что она у меня есть. А во-вторых, она очень разная: меня слушают и в камерах, и в шикарных авто. Возможно, мое творчество не настолько утонченное, чтобы ублажать чей-то эстетский слух, но я пытаюсь быть искренним и делать то, что мне нравится.

- Частый упрек, который раздается в ваш адрес, это то, что у вас слишком много песен.
- По-моему, это не упрек, это комплимент! Что говорить тогда про Френка Синатру, который за свои 82 года записал 102 пластинки? Мною действительно много спето, много записано. При этом я не могу отдать предпочтение какому-то одному автору или одной песне, хотя среди них есть достаточно разные. Я повторюсь, но скажу, что, исполняя каждую из них, я не стремлюсь соответствовать времени или спросу, не ищу национальных путей.

- В то время, когда вы только начинали свою творческую деятельность в Америке, то исполняли, в частности, песни Александра Розенбаума и Александра Новикова. Авторы были не очень довольны тем, что вы там, в Америке, получаете солидные гонорары, им в России не достается ни гроша.
- Дело прошлое. Да если и обижались авторы, то не на меня, а на тогдашнее российское авторское право, по которому они не могли получить с американских рекордс-компаний авторский гонорар за исполнение своих песен. Что касается нынешних моих отношений с Новиковым и Розенбаумом, то они совершенно нормальные. Александр Новиков выступал недавно в моей передаче на «Авторадио». С Александром Розенбаумом нередко пересекаемся на концертах. Сейчас в моем репертуаре одна его песня «Еврейский портной».

- Если мы затронули вопрос об авторах, есть ли у вас любимые композиторы среди классиков и современных музыкантов?
- Мои любимые композиторы Георгий Свиридов и Сергей Рахманинов. Из глубины веков - это Моцарт, Вивальди. Среди наших современников - Эндрю Ллойд Вебер.

- Помимо того, что вы певец, вы прекрасный клавишник. В своих выступлениях вы не решаетесь себе аккомпанировать?
- Я играю на клавишах во время студийных записей, но не на концертах. Приходится выбирать что-то одно: играть или петь. На моих последних выступлениях мне часто аккомпанирует прекрасный композитор Игорь Зубков.

- В ваших американских записях участвовали такие выдающиеся музыканты как Ларри Гиллеспи и Игорь Северский. Вы собираетесь с нами продолжить творческое сотрудничество?
- Игорь Северский входит в пятерку лучших гитаристов мира, играющих в стиле «фламенко». Не могу не вспомнить и Валерия Пономарева - выдающегося джазового трубача. Но собрать всех сейчас не представляется возможным, поскольку они редко бывают в России.

- Жанр шансона становится в России популярным. Каковы перспективы его развития?
- Шансон, как жанр, начал завоевывать Россию еще в начале прошлого века, но потом его вытеснила «советская песня». Сейчас многие называют шансоном дворовые и блатные песни. Поэтому сам жанр в России только начинает формироваться. Чем станет русский шансон - это станет ясно только лет через двадцать. Возможно, это будет какой-то специфический национальный жанр, как кантри в Америке. Если говорить о том, что делаю я - это некий сплав шансона и эстрады. Я пытаюсь изучать и продолжать ту ветвь шансона, которую когда-то начали Вертинский и Утесов.

- Чем вы, как человек хорошо знающий специфику западного шоу-бизнеса, объясняете успех «Тату» в Англии?
- Главная причина их успеха - это правильный менеджмент и правильная работа продюсера. Нашлись люди, которые сумели грамотно продвинуть на западный рынок и продать там свой продукт. Он оказался там нужен. Сумели ли мы дотянуться до их уровня или они опуститься до нашего? Думаю, две эти составляющие встретились где-то посередине. Я рад за них, но сам я никогда не ждал такого успеха и не стремился к нему. Я пою на русском языке и о том, что меня волнует, вряд ли это интересует американцев.

- Ваша семья сейчас в Америке? Кто-то из ваших близких приедет на ваш юбилей в Москву?
- Со мной приехали жена и старший сын. Младший сын, он студент медицинской академии в Сан-Диего, сейчас в штатах, у него как раз идут экзамены. Кроме того, у него жена и двое детей. Они собираются приехать сюда летом.

- Вам не страшно за него в связи с войной в Ираке?
- Надеюсь, что с ним все будет в порядке. Сын служил в Американской армии. Если начнется всеобщая мобилизация, ему, конечно, придется снова взяться за оружие, но, надеюсь, что это не случится.

-Свой юбилей вы встречаете в прекрасной физической форме - заметно постройневшим. Как вам удалось так похудеть? Воспользовались новейшими медицинскими методиками?
- Нет, просто перестал есть все подряд.

- Голодали?
- Нет, просто стал задумываться, перед тем как положить что-то в рот. А похудел не столько для красоты, сколько для здоровья.

- Вы авантюрный человек?
- Если кто-то из постановщиков предложит мне для шоу интересные творческие решения или идеи - готов пойти на многие авантюры!

Лариса СУЕТЕНКО
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту