ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Пошагаем по весне!

Пошагаем по весне!

Что мы все о политике и о всяких больших и маленьких пакостях?! Весна, праздники, а у многих даже частичка отпуска. Так что давайте хотя бы в те десять дней, @ на которые сайт МиКа расстается с вами, побродим по весенним московским (и не только) улицам с замечательным человеком, поэтом и киносценаристом Геннадием Шпаликовым.

Апрельский вечер

Зеленые от остроумия,
Веселостью изнемогая,
Шли двое.
Между ними – мумия,
Красивая и молодая.

Весна в Москве

Мимозу продают у магазина,
Голуби в небе -
не знаю чьи,
И радужно сияют
от бензина
Лиловые
Московские
ручьи.

* * *
Ах улицы, единственный приют,
Не для бездомных –
Для живущих в городе.
Мне улицы покоя не дают,
Они мои товарищи и вороги.

Мне кажется – не я по ним иду,
А подчинясь, двигаю ногами,
А улицы ведут меня, ведут,
По заданной единожды программе.

Программе переулков дорогих,
Намерений веселых и благих.

Ну а ближе к 12 мая, то есть ко дню нашей долгожданной встречи, попробуйте выполнить такое «домашнее задание» – определить, к какому историческому периоду относится стихотворение латышского поэта Александра Чака. Это, несомненно, поможет вам вновь включиться в нашу политизированную и не всегда приятную жизнь.

Три книги

Книгу прекрасную я написал –
О душе,
об искусстве,
о вечности.

Выпустил,
но магазины все, как один,
наотрез от нее отказались.

Разве я опечалился? Нет!
Напечатал вторую пылкую книгу
о братстве,
о помощи ближнему,
о благородстве культуры.

Напрасно я свою книгу искал на витринах
среди детективных романов,
поджарых кинокрасавиц,
модерных чернильниц –
напрасно.

Когда же, зайдя в магазин,
Я спросил свою книгу, пылкую книгу свою,
продавщица с мадоннистым личиком,
душистая, как сигара высшего сорта,
слегка улыбнулась:
- Сударь, у нас не сиротский приют
И не общество защиты животных!

В тот осенний, туманный вечер,
когда на бульварах под липами
вместо цветов аромат испускали
только гулящие женщины
и авто вырывались из мрака
двумя раскаленными солнцами, -
я, вернувшись домой,
снял ботинки и вышвырнул их за окошко,
отдал хозяйке пальто
в сет уплаты за комнату,
сел и написал сочиненье:
«Практические советы
растратчикам, ворам, убийцам, фальшивомонетчикам,
холостякам, начинающим авторам, провалившимся гимназистам,
шоферам и не умеющим танцевать».

Двадцать книжных магнатов
дрались из-за этой книги,
как из-за правительственной субсидии.

Рядом с покрышками Данлопа,
С хлородонтом и пудрой Коти
На всех перекрестках с витрин и столбов
Наплывало на вас мое лицо, узкое, тощее от бессонных ночей
И обедов, съеденных только во сне.

Наемные горлопаны орали:
«Да здравствует!»
У незнакомых портретов гадали бродяги и школьники:
- Кто это? Йог, рекордсмен голодовок?
Японский боксер, ближайший соперник Демпси?
Или какой-нибудь знаменитый преступник?
Барышни «О, мой кумир!» лепетали.

А одна модная табачная фабрика
Изготовила из наихудшего табака
Наилучшие сигары
Под названием «Чак».

Отдыхайте! И до встречи!

Л.Вартазарова
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту