ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Международный комитет гражданской дипломатии

Международный комитет гражданской дипломатии

В майские дни, когда человечество отмечало очередную годовщину разгрома гитлеровского фашизма и склоняло головы @ перед памятью его жертв, депутат Государственной Думы РФ, член фракции Союза правых сил в ней, правозащитник Сергей Ковалев заявил о "незаконности" приговоров учрежденного в 1945 году державами-победительницами - СССР, Великобританией, США и Францией Международного военного трибунала в Нюрнберге и по сути выступил в защиту главных нацистских военных преступников. Об этом говорится в заявлении Международного комитета гражданской дипломатии.
В опубликованной журналом "Новое время" (№18-19) беседе в редакции С.Ковалев утверждает: "Вспомним Нюрнбергский процесс. С точки зрения права это чистое безобразие, это ведь суд победителей над побежденными, причем там даже не было попыток это скрыть. Какое тут равенство сторон? Это суд, который судил по специально для него написанным законам. Был сознательно нарушен фундаментальнейший, самый важный принцип права: закон не имеет обратной силы. Решили, что имеет. И вздернули людей, многие из которых поступали строго в соответствии с законами своей страны, действовавшими тогда. Ужасными законами, варварскими, но законами. Тем не менее найдите юриста, который сказал бы, что Нюрнбергский процесс - событие печальное, о нем следует сожалеть и признать, что он отодвинул нас назад. Ни один самый строгий юрист, понимающий все юридические недостатки Нюрнберга, не выступит таким образом".
Международная миротворческая и правозащитная неправительственная организация - Международный комитет гражданской дипломатии осуждает это кощунственное заявление Сергея Ковалева, оскверняющее память борцов против фашизма и его жертв, дискредитирующее российских правозащитников. По мнению комитета, оно наносит удар по правозащитному движению и оттолкнет от него многих честных людей. В заявлении также говорится, что такой политический демарш С.Ковалева - это по существу и призыв к пересмотру решений Международного военного трибунала в Нюрнберге, играющий на руку фашистским силам, которые активизировались в последние годы в разных странах.
В качестве комментария комитет приводит статью профессора РАГС при Президенте РФ, доктора юридических наук М.Н. Кузнецова «Правовая база Нюрнбергского процесса в международном праве». В ней говорится:
«Процесс в Нюрнберге высветил такие глубинные проблемы современного общественного развития, как необходимость фундаментальной разработки международного уголовного права, создание сообществом государств механизма, правовой инфраструктуры, в рамках которой в принципе было бы невозможно развязать новую мировую войну. Юристы-международники, дипломаты и политические деятели разных стран после Нюрнберга вплоть до начала 80-х годов на основе документов процесса сумели разработать и принять десятки важнейших международных конвенций, в совокупности названных международным гуманитарным правом, правом международной безопасности, которые позволили существенно сократить, а по целому ряду направлений приостановить гонку вооружений, в частности, в ядерной области.
Нюрнбергский процесс, особенно Устав Трибунала, многократно подвергался критике со стороны тех, кто не был согласен с его результатами. Юристы хорошо знают, что наиболее эффективный способ "развалить" дело - это "ударить" не только по материально-правовой основе обвинения, но и по его процессуальной стороне. В российской и зарубежной литературе, в материалах Нюрнберга я нашел и сгруппировал следующие попытки принизить или вообще дезавуировать результаты Нюрнберга и его основополагающих документов.
К осени 1945 года в международном праве якобы не существовала норма права об индивидуальной ответственности физических лиц из числа руководителей государства за действия самого государства, его органов и нижестоящих должностных лиц. Обвинение в Нюрнберге якобы обходило этот вопрос, утверждая, что преступления обвиняемых были совершены осознанно и что они являлись существенным звеном между приказом и окончательным его осуществлением. Юрисдикция Трибунала якобы никогда и нигде не была установлена, поэтому положения ст. 5 о том, что Трибунал и его решения не могут быть оспорены, не соответствуют праву. Отсутствие права на апелляцию нарушает права обвиняемых.
Предусмотренные в ст.6 преступления носят произвольный характер, так как до Лондонской конференции 8 августа 1945 г. они не были закреплены ни в одном международном или национальном правовом акте (теория lex post facto). В Уставе Лиги Наций были предусмотрены санкции самим государствам, но не физическим лицам. Однако в Уставе Трибунала нет даже ссылок на Устав Лиги Наций. В правах обвиняемых, зафиксированных в ст.16, отсутствует право не свидетельствовать против себя под давлением, т.е. отсутствовало положение о защите от самообвинения. Положения п. "б" ст.24 Устава, устанавливающие принцип "да-нет", "виновен-невиновен", не давали возможность третьего варианта - "не виновен из-за ограниченной дееспособности". Суд разрешил дачу показаний, основанных на слухах.
Что можно сказать в связи с этим? Перечисленные аргументы несостоятельны по следующим основаниям. К моменту окончания расследования обвинение собрало 13 томов документальных доказательств вины обвиняемых, в том числе конкретно каждого из них. Это при том, что они, осознавая возможность своего наказания в будущем, с самого начала пытались прятать концы в воду. Показательно в связи с этим выступление Вильгельма Кейтеля 5 мая 1933 г. на заседании Совета безопасности Германии: "Ни один документ не должен быть утерян, иначе вражеская пропаганда этим воспользуется. Те вопросы, которые были переданы устно, не могут быть доказаны; мы будем отрицать их в Женеве".
О юрисдикции Трибунала. Она была достаточно прочна: Московская декларация от 30 октября 1943 г. "Об ответственности гитлеровцев за совершенные зверства"; Лондонское соглашение от 8 августа 1945 г. "О судебном преследовании и наказании главных военных преступников европейских стран "оси" и Устав Международного военного трибунала, составляющий неотъемлемую часть этого Соглашения; Закон №10 Контрольного Совета для Германии от 20 декабря 1945 г.; Распоряжение №7 Верховного комиссара США в Германии от 18 октября 1945 г.; Берлинская декларация о поражении Германии и взятии на себя верховной власти в отношении Германии правительствами Союза ССР, Соединенного Королевства, США и Временным правительством Франции" от 2 августа 1945 г. Причем последняя распространялась не только на суд над главными военными преступниками, но и на иных военных преступников, дела которых рассматривали 12 других военных трибуналов на территории Германии, образованных военным комиссаром США в зоне его ответственности.
Особо следует остановиться на Законе №10. Как мы уже отметили, Устав является составной частью Лондонского соглашения от 8 августа 1945 г. Устав дал определение преступлений, и таким образом Председатель Трибунала устанавливал, кто является "военным преступником". Прилагательное "главный" стало использоваться для установления сравнительной нормы, определяющей серьезность совершенных преступлений.
СССР, США, Великобритания, которые 30 октября 1943 г. подписали Московскую декларацию, вместе с Францией в 1945 году подписали Потсдамское соглашение и заключили 8 августа 1945 г. Лондонское соглашение с разработанным ими Уставом Международного военного трибунала, приняли Закон № 10 Контрольного Совета для Германии. Закон предусматривал возможность создания других трибуналов и способ, согласно которому они должны были функционировать.
Закон определил действия, признающиеся преступными, юрисдикцию, принципы осуществления правосудия и наказание, которое может применяться к виновным. В преамбуле Закона говорится, что он был введен в целях: 1) осуществления Московской декларации от 30 октября 1943 г., Лондонского соглашения и Устава Международного военного трибунала; 2) установления в Германии единообразных принципов судебного преследования военных и других подобных преступников, за исключением тех, против которых ведется преследование Международным военным трибуналом.
Закон №10 предусмотрел возможность создания трибунала по обвинению работников Министерства юстиции и других трибуналов. Был принят также межсоюзнический курс. Способ осуществления явился делом права, а не власти нескольких договаривающихся государств, действующих в своих зонах оккупации. Следовательно, данные трибуналы являлись международными по своему правовому источнику и по своей юрисдикции в отношении дел и подсудимых.
Как созданы и возникли 12 трибуналов? После приговора Международного военного трибунала (1 ноября 1946 г.) командующий американской зоны для проведения в жизнь Закона №1 Контрольного Совета для Германии и выполнения задач, в нем сформулированных и предварительно обусловленных четырьмя государствами, подписавшими Лондонское и Потсдамское соглашения, издал 18 октября 1945 г. Распоряжение №7 относительно организации и полномочий некоторых военных трибуналов. То есть 12 трибуналов, подобно Международному военному трибуналу, являются продуктом "совместного решения" стран, подписавших Московскую декларацию 1943 года.
Вопросы, которые они имели право рассматривать, и преступления, входящие в их юрисдикцию, установлены теми же державами. Они имели юрисдикцию в отношении тех же лиц, которым Обвинительным актом инкриминируется совершение данных преступлений. Наличие параллельной юрисдикции решалось трибуналом. Акты, определяющие юрисдикцию 12 трибуналов: Закон №10 Контрольного Совета для Германии (ст. 1), Московская декларация "Об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства"; Лондонское соглашение от 8 августа 1945 г. "О судебном преследовании и наказании главных военных преступников европейских стран "оси".
Лондонское соглашение предусматривает, что Устав Международного военного трибунала "составляет неотъемлемую часть этого соглашения" (ст. 2). Статья 2 Закона №10 Контрольного Совета определяет действия, которые признаются преступными: а) преступления против мира; б) военные преступления; в) преступления против человечности; г) принадлежность к преступным организациям.
Закон №10 в разделе о процедуре устанавливал: "Трибунал, который будет судить лиц, обвиняемых в перечисленных преступлениях, будет назначаться Главнокомандующим соответствующей зоны. Он же будет определять процедуру Трибунала". Созданный таким образом трибунал уполномочивается и приобретает право судить и наказывать военных преступников стран "оси" в совершении преступлений, определенных данным Законом. 2 августа 1945 г. была принята "Берлинская декларация о поражении Германии и взятии на себя верховной власти в отношении Германии правительствами Союза ССР, Соединенного Королевства, США и Временным Правительством Франции" Изучение Закона №10 Контрольного Совета показывает, что этот Закон имеет двойной аспект.
Во-первых, он является законом, содержащим материальные нормы права, определяющие преступления и предусматривающие наказания лиц, которые нарушили его положения. Это продукт законодательной деятельности единственного законного органа на территории Германии, а именно - Контрольного Совета, который имеет общие законодательные права и осуществляет их. Поскольку Устав Международного военного трибунала и Закон №10 Контрольного Совета являются результатом законодательной деятельности международного органа, из этого естественным образом вытекает, что не существует национальной конституции какой-либо страны, на которую можно было бы сослаться, чтобы признать недействительными основные положения такого международного законодательного акта.
Адвокаты главных военных преступников утверждали, что Устав Международного военного трибунала недействителен, так как имеет признаки законодательного акта, принятого "ex post facto", т.е. принятого после совершения деяния, за которое установлено наказание, а это значит, что оно не может караться, поскольку до его совершения не существовало соответствующего закона, установившего наказуемость такого деяния. На эти демарши защиты трибунал указал: "Устав определяет планирование или ведение агрессивной войны и войны в нарушение международных договоров как преступление, и поэтому, строго говоря, нет необходимости рассматривать вопрос о том, являлось ли ведение агрессивной войны преступлением до заключения Лондонского соглашения, и если являлось таковым, то в какой степени".
Что касается Закона №10 Контрольного Совета, то он являлся осуществлением высших законодательных прав в Германии и для Германии. Этот Закон может рассматриваться скорее как кодификация, чем самостоятельное законотворчество. Это материально-правовой акт. Вторым аспектом Закона №10 Контрольного Совета является процессуальный. Закон вместе с Распоряжением №7 предусматривает ранее отсутствовавшие процессуальные средства для осуществления в Германии определенных норм международного права, которые существовали во всем цивилизованном мире.
Исторически к моменту Нюрнбергского процесса международное право не являлось продуктом статута. Его содержание не статично. То, что в мире к весне 1945 года не существовало какого-либо правительственного органа, уполномоченного принимать в законодательном плане материально-правовые нормы Международного трибунала, не препятствовало этому праву прогрессивно развиваться. Достоинство и авторитет принципам права придает широкое признание их таковыми со стороны цивилизованных наций - признание, которое находит свое отражение в международных договорах, конвенциях, соглашениях. Устав Международного военного трибунала, Приговор Международного военного трибунала и Закон №10 Контрольного Совета представляют собой авторитетное признание принципов индивидуальной уголовной ответственности в международных вопросах.
Вне всякого сомнения требуемое международное одобрение и признание является установленным, когда 23 государства, включая все великие державы, утвердили Лондонское соглашение и Устав Международного военного трибунала, причем ни одно государство не заявило о своем несогласии. Показательно, что резолюция Первой сессии Генеральной Ассамблеи ООН от 11 декабря 1946 г. (Протокол № 95/I) признала Устав Международного военного трибунала как подтверждение этих принципов.
В резолюции говорится: Генеральная Ассамблея "принимает к сведению Соглашение об учреждении Международного военного трибунала для судебного преследования и наказания главных военных преступников европейских стран "оси", подписанное 8 августа 1945 г., и приложенный к нему Устав, а равно то обстоятельство, что аналогичные принципы были приняты в Уставе Международного военного трибунала для Дальнего Востока, провозглашенном в Токио 19 января 1946 г., поэтому Генеральная Ассамблея подтверждает принципы международного права, признанные Уставом Нюрнбергского трибунала и нашедшие выражение в приговоре этого трибунала" и "предлагает ... внести эти принципы "в общую кодификацию преступлений против мира и безопасности человечества или в Международный уголовный кодекс".
С учетом изложенного в тексте Приговора Международного военного трибунала главным военным преступникам было записано: "Устав не является произвольным осуществлением власти со стороны победивших народов, но, с точки зрения Трибунала ... он является выражением международного права, которое уже существовало ко времени его создания, и в этом смысле сам является вкладом в международное право".
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту