ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Защитит ли Россия соотечественников?

Защитит ли Россия соотечественников?

Телефонный разговор президентов Путина и Ниязова, состоявшийся 10 июля после заседания российско-туркменской @ комиссии по вопросам гражданства, @ заметно снизил накал страстей, разгоревшихся по поводу притеснения русских @ в Туркмении. История вопроса такова. Несмотря на то, что между нашими странами заключен Договор о дружбе и сотрудничестве, русские до последнего времени тихой сапой выдавливались из владений Туркменбаши. Они практически вытеснены из сферы управления. Прекращены трансляция российских каналов и распространение российских газет. На русском языке издается только одна газета. В Ашхабаде осталась одна русская школа. Закрыт театр оперы и балета. Количество русских в Туркмении сократилось в 3 раза.
Положение русскоязычных граждан осложнилось после подписания в апреле президентами России и Туркмении протокола о прекращении действия соглашения о двойном гражданстве. Уже 22 апреля Туркменбаши издал указ, в соответствии с которым каждый житель республики, имеющий двойное гражданство (а это, в основном, русские) обязан был в двухмесячный срок определить, гражданином какой страны он хочет быть. Тот, кто этого не сделал, автоматически становились гражданами Туркмении, теряя защиту в виде российского гражданства (возможность поездок в Россию, учебы в российских вузах и т.п.). Избравшие же российское гражданство лишались права владеть недвижимостью на территории Туркменистана.
В западных, а затем и в российских СМИ появились сообщения о том, что русских, не желающих отказываться от двойного гражданства, начали выселять из квартир, понуждая к отъезду (российское посольство в Ашхабаде этого не подтвердило). По поводу ситуации с соблюдением прав российских граждан в Туркмении резко выступила Госдума и несколько сдержаннее МИД. Было отмечено неправильное истолкование туркменской стороной итогов апрельских переговоров с Москвой. Россия согласилась только на то, чтобы туркменские граждане не получали второе, российское гражданство в будущем. Но Кремль не давал согласия на лишение второго гражданства тех, кто получил его раньше. Одностороннее введение в действие в Туркмении протокола о денонсации двустороннего соглашения о гражданстве российская сторона сочла нелегитимным.
Для обсуждения проблемы 7 июля в Ашхабад вылетела делегация МИД во главе с замминистра А.Федотовым. О деталях переговоров не сообщалось. Но президент Путин после разговора с Ниязовым счел необходимым отметить важное значение того, что в подписанном по итогам заседания протокола зафиксировано официальное заявление туркменской стороны о том, что права и интересы российских граждан, проживающих на территории Туркмении, будут соблюдаться в полном объеме.
Таким образом, разгоревшийся сыр-бор слегка притушен, и можно со сдержанным оптимизмом рассчитывать на то, что конфликтная ситуация в российско-туркменских отношениях будет разрешена.
Однако сама возможность возникновения подобных ситуаций и лежащие в основе их этнополитические корни вновь возвращают нас к давней, наболевшей, но зачастую замалчиваемой на официальном уровне проблеме защиты прав наших соотечественников в ближайшем зарубежье. Распад Советского Союза, сопровождавшийся «ростом национального самосознания» братских республик, ударил, прежде всего, по живущим в них «русскоязычникам». Неприкрытый национализм, русофобия, выдавливание «инородцев» стали основой политики большинства захвативших там власть кланов и элит. Более 10 миллионов беженцев скиталось тогда по России в поисках угла и работы без какой-либо надежды на помощь демвластей, освободивших себя от ответственности за бывших граждан единого Отечества. Не входила в планы реформаторов ельцинского розлива и защита соотечественников, оставшихся в новоиспеченных независимых государствах, тех, кому не под силу было начинать все с нуля на новом месте.
Эмигрантами после Беловежья оказались более 20 млн. этнических русских и россиян других национальностей. По данным МИД, в 2000 г. их было: на Украине – 12 млн. человек; в Казахстане – 4,48 млн. (более 30% населения), в Узбекистане – 1,8 млн.; в Белоруссии – 1 млн.142 тыс.; в Латвии – около 30% из 2,4 млн.; в Киргизии – 650 тыс. (15% населения); в Молдавии – 500 тыс. (13%, на 1989 год); в Эстонии – 420 тыс. (одна треть населения); в Литве – 300 тыс.; в Грузии – 200 тыс.; в Туркмении – 180 тыс. (из 5,2 млн.); в Азербайджане – 150 тыс.; в Таджикистане – 60 тыс. Оставшиеся в ближайшем зарубежье соотечественники - как правило, высокообразованные специалисты, квалифицированные рабочие, внесшие огромный вклад в становление бывших братских республик, в развитие их экономики и культуры. Однако сейчас отношение к ним у «братьев» (за исключением, пожалуй, Белоруссии) далеко не родственное.
Им трудно получить нормальную работу, а их детям образование. Представительство русскоязычного населения во властных управленческих, хозяйственных структурах составляет ничтожно малые величины. Даже в Казахстане оно в 3 раза меньше, чем численность этой части населения страны. Естественно, что русская диаспора не в состоянии влиять на политику этнографической властной элиты своих стран. В некоторых странах приняты законы, превращающие русских в граждан второго сорта. Правоохранительные органы упрямо не замечают очевидного, называя возникающие конфликты бытовыми, экономическими, но только не этническими и не расовыми, каковыми они на самом деле являются.
Самое жесткое антирусское законодательство действует в Прибалтике. В Латвии треть постоянных жителей страны оказалась лишенной всех политических прав. Лишь около 3 тысяч из почти 700 тысяч «неграждан» смогли обрести гражданство. Все прочие живут на правах враждебных чужаков.
В Эстонии русские могут обрести равные с коренным населением права только в случае получения эстонского гражданства. Но этот процесс до сих пор эффективно блокируется эстонскими политиками и властями. Насаждается миф, что русская «пятая колонна» спит и видит, как растоптать в стране хрупкие ростки демократии.
Тяжелое материальное положение и моральное состояние у ветеранов Великой Отечественной войны. Власти государств Балтии преследуют освободителей Европы от нацизма, выставляя их «оккупантами» и реабилитируя бывших эсэсовцев. Несмотря на протесты родителей, учеников, учителей, в 2004 году в Латвии планируется перевести на латышский язык обучения все русские школы. Реализация реформы приведет к падению уровня образования «инородцев» и массовому увольнению высокопрофессиональных педагогов. А ведь и в царской России, и в советское время здесь всегда мирно сосуществовали русские и латышские школы. Сегодня же складывается беспрецедентная в Европе и упорно не замечаемая ею ситуация.
Нелегко живется самой крупной русскоязычной диаспоре в СНГ – на Украине, где в ряде регионов, например, в Харьковской области, в Крыму, она составляет подавляющее большинство населения.
Несмотря на дежурные и далеко небескорыстные заверения в вечной дружбе с Россией, украинское руководство ведет явно дерусификаторскую политику. Переписывается история Украины, с антироссийских позиций освещаются отношения Киева с Москвой. Хотя большая часть жителей Украины (как русское меньшинство, так и украинское большинство) предпочитают в общении русский язык, русофобы отвергают саму мысль об объявлении его государственным наряду с украинским. Вступительные экзамены в ВУЗ принимаются на украинском языке. Сокращается число русских школ. Закрываются русские программы на телевидении.
Следствием политики превращения многонациональной страны в «Украину для украинцев» явилось сокращение там числа русских с 1989 года на 4 миллиона человек (на 26,6%).
Этот же процесс наблюдается и в других странах ближнего зарубежья. Из Азербайджана с 1989 года выехало 253 тысячи человек, из Киргизии только за последние 3 года – 70 тысяч, в Грузии из 380 тысяч русских осталось лишь 200 тысяч.
То, что в большинстве постсоветских стран русских рассматривают как нежелательных чужаков, ни для кого не секрет. Знают о проблемах российской диаспоры и в Кремле. Однако усилия, предпринимаемые Москвой для защиты оказавшихся за рубежом соотечественников, явно недостаточны.
К сожалению, Россия - наследница одного из главных обвинителей на Нюренбергском процессе, не отвечает всей силой на наглую ревизию его итогов властями государств Балтии. А ведь она на треть наполняет их суммарный грузооборот.
Наверно, достаточно было бы одного намека на сокращение потока нефти через порт Вентспилс для того, чтобы латвийские власти смягчили свою позицию по вопросам гражданства.
Ради создания видимости Единства Содружества приносятся в жертву права русскоязычного населения в странах СНГ. Вопрос этот ни разу не поднимался Москвой на саммитах.
Общеизвестно, что уважают тех, кто уважает себя, и не оставляет оскорбления безответными. Трудно представить, чтобы США поддерживали экономику страны, где притесняют американцев. Мы же идем на серьезные экономические уступки странам, где наших соотечественников держат за людей «второго сорта».
Нельзя не согласиться с губернатором Аманом Тулеевым: «Может, хватит сносить плевки и унижения? Отважившихся на это мы не просто должны лишать своих экономических или политических преференций, … а отвечать экономическими санкциями, … постоянно демонстрировать готовность вступиться за честь и достоинство любого своего гражданина, как бы и где бы они ни были поруганы».
Увы, трудно припомнить случай, когда бы российские власти оказали серьезное давление на страны, где явно нарушаются права русскоязычного населения. Дело, как правило, ограничивается заявлениями, о которых вскоре забывают. Да и то большая часть их делается перед выборами, когда защита соотечественников становится беспроигрышной темой для предвыборной кампании.
Наглядным примером тому может служить недавнее неожиданное подключение лидеров СПС к кампании в защиту прав русских в Туркмении.
На первый взгляд, это могло показаться странным. На протяжении всех постперестроечных лет «Русский вопрос» не волновал наших либералов. И это было объяснимо. Ведь именно они стояли у истоков развала СССР, всячески поощряя сепаратистские националистические, русофобские настроения правителей бывших братских республик. Они и сейчас поддерживают их прозападную, антироссийскую ориентацию. Если же считают ее недостаточно выраженной – делают ставку на оппозицию, как, например, на Украине.
Еще более наглядно эта линия проявляется в отношении Белоруссии, где нет националистической шизофрении, где русскому языку предоставлен статус второго государственного, где подавляющее большинство населения выступает за объединение с Россией.
Поскольку такая перспектива явно не устраивает западных покровителей «отцов русской демократии», они опираясь на родственные СМИ, взяли курс на дискредитацию любыми путями идеи создания Союзного государства. В ход идут дезинформация, провокации, голословные обвинения и наглые оскорбления в адрес избранного народом президента Белоруссии, кампания в поддержку выдворяемых из Минска недобросовестных российских журналистов. Для поддержки друзей из малочисленной белорусской оппозиции используется когда-то хорошо зарекомендовавшее себя изобретение Чубайса – «коробка из-под ксерокса».
Озабочены московские выразители чаяний белорусского народа и судьбами других «униженных и оскорбленных» – иммигрантов из бывших союзных республик (бесконтрольно заполнивших Россию нелегалов), чьи права «безжалостно попирают лужковы и ткачевы». Кто их защитит кроме СПС? Кто поможет легализоваться?
Где тут было выкроить время на защиту прав коренных россиян или обустройство вытесняемых из ближнего зарубежья соотечественников? А ведь тема-то для предвыборного пиара очень выигрышная! Тут-то и помог правозащитникам отец всех туркмен!
Впрочем, по мнению независимых экспертов, эмоциональная реакция СПС на действия Туркменбаши обусловлена не только соображениями предвыборно-тактического порядка.
Обращает на себя внимание выбор момента для патриотической, антиниязовской акции. Она совпала с заключением между Москвой и Ашхабадом очень выгодных для России соглашений о сотрудничестве в газовой отрасли и в сфере безопасности. Договоренности эти явно не вписываются в планы Запада, и прежде всего США, по «освоению» геополитического пространства и нефтегазовых ресурсов Центральной Азии, в частности, и в поддерживаемый американцами проект строительства газопровода Туркмения-Афганистан-Пакистан.
И хотя тема «Русские в Туркмении» не нова, проблема двойного гражданства оказалась «в нужное время в нужном месте» и удачно «впиарилась» в нефтегазовую составляющую российско-туркменских отношений.
Роль детонатора не случайно сыграла радиостанция «Немецкая волна», имеющая богатый опыт в организации закамуфлированных целевых пропагандистских акций. Она то и разбудила задремавших было российских правозащитников, которые и ударили в набат. То, что они, наконец-то, обратили внимание на своих соотечественников, в принципе хорошо. А вот то, что сделали это, по-видимому, небескорыстно, а из предвыборных соображений и желания в очередной раз продемонстрировать западным покровителям свою лояльность, угодить им – это плохо. Но такова уж генеральная линия наших демократов: «Чего изволите-с, господа?
Неудивительно, что Кремль, понимая подоплеку событий, проявляет осмотрительность. Вызывает настороженность то, что «Немецкая волна», несмотря на просьбу российского МИДа, не привела конкретных фактов в подтверждение своих обвинений в адрес туркменских властей. Не сделали этого и правозащитники из СПС и раздувающие из искры пламя СМИ.
Ряд аналитиков справедливо считает, что есть силы, заинтересованные в том, чтобы создать для России проблему Туркмении, и кроме наших западных «партнеров» называют конкурентов «Газпрома» в Туркмении, в частности, компанию «Итера». Через нее голубое топливо идет в страны СНГ, в том числе на Украину, а в результате российско-туркменской сделки она может лишиться своей доли туркменского газа.
Но как бы то ни было, это не значит, что Москва не должна оказывать давления на Туркменбаши или правителей других стран при решении вопросов, касающихся судьбы наших соотечественников.
Проблемы россиян, как находящихся в зарубежье, так и возвращающихся на родину, должны стать важной составляющей внешней и внутренней политики российского государства. И незазорно брать пример с Америки и Израиля, защищающих интересы своих граждан в любой точке земли.
Выступая с ежегодным Посланием, президент Путин сетовал на ограничения для русских в получении гражданства. Он критически отозвался о законе «О гражданстве», по которому миллионы наших соотечественников, даже долгие годы проживая в России, не могут стать ее гражданами. Миллионы их в бывших республиках Союза ССР поставлены в равные условия с китайцами и другими иностранцами.
Пора внести в Закон такие поправки, которые снимали бы преграды на пути наших соотечественников, желающих вернуться в Россию и создавали условия для их обустройства на родине. Серьезные коррективы необходимы и в иммиграционной политике. Она должна соотноситься с решением стоящих перед страной сложных демографических и социально-экономических проблем. Нужно разработать государственную программу для переселения представителей коренных народов России, оказавшихся за ее пределами, с участием МИДа и ФМС. К работе следует привлечь профессионалов и широкие слои общественности, не давая узурпировать эту сферу разномастным «правозащитникам», жирующим сейчас около миграционной кормушки.

Г.Панфилов
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту