ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети

Россия и США

Пройдет совсем немного времени, и два президента – России Владимир Путин и США – Джордж Буш, встретятся вновь. Их последняя встреча @в Санкт-Петербурге - чисто формальная, в условиях, не предполагавших решение серьезных вопросов, лишь наметила некоторые ориентиры сближения позиций после окончания военной операции в Ираке, по поводу которой две страны имели диаметрально противоположные точки зрения. Однако окончание войны не сняло проблем, существующих между двумя странами, так как на смену спорам о путях разрешения конфликта пришли споры по поводу дальнейшего переустройства Ирака, урегулирования долгов, допуска российских компаний на иракский рынок, а также многих других.
Многие эксперты высказывают мнение, что наиболее эффективной базой для сотрудничества двух стран является осознание общей угрозы, например, международного терроризма, и если обстановка в мире нормализуется, то появляется и меньше поводов для объединения.
Рассуждая о том, в каком направлении может пойти развитие американо-российских отношений после войны в Ираке, эксперты отмечают приоритетное влияние на них в целом эмоционального фактора. Так, пик сближения между Москвой и Вашингтоном пришелся на 11 сентября 2001 года, когда президент Путин выразил полную солидарность России с Соединенными Штатами в противостоянии террору. Самой же низкой точкой можно считать опрос, проведенный в России вскоре после начала иракской кампании, когда свыше 70% респондентов заявили, что США, а не Саддам Хусейн, представляют наибольшую угрозу миру.
Анализируя причины того, каким образом всего за полтора года маятник качнулся в противоположную сторону, некоторые эксперты приходят к выводу, что это было неизбежно, поскольку Россия поражена «постимперским синдромом» - горечью от потери статуса сверхдержавы.
В то же время, VOA приводит мнение директора российских исследований Института Американского Предпринимательства Леона Арона, который уверен в том, что позиция Кремля в иракском кризисе была продиктована, прежде всего, внутриполитическими причинами: в преддверии парламентских выборов партия президента Путина «Единая Россия» должна проявлять патриотическое рвение, чтобы не уступить коммунистам (!).
Стоит отметить, что американские эксперты приводят партийные аспекты обоснования формирования внешнеполитической позиции России впервые, что может означать, что именно в таком русле будет оцениваться и вся дальнейшая внешнеполитическая стратегия России, хотя, на наш взгляд, такой посыл довольно неадекватен.
Второй причиной Арон называет разочарование российских элит скудными выгодами от тесного союза с Америкой: «Так получилось, что к началу 2003 года у Америки не осталось ни кнута, ни пряников. Мы либо уже использовали, либо сбросили все козыри в игре с Россией. И это еще один урок, гласящий: как бы ни были хороши наши отношения с мировой державой, всегда надо иметь в запасе что-то, что можно дать или отнять».
В то же время, Леон Арон не видит угрозы для американо-российских отношений, поскольку в их основе лежат общие интересы: борьба с терроризмом, сохранность ядерных складов и взаимовыгодная нефтяная торговля. Российские политики, говорит Арон, понимают, что их страна может играть существенную роль в мировых дела только в альянсе с США.
В этой связи стоит напомнить более ранние высказывания Леона Арона. Комментируя в интервью WPF влияние военной операции в Ираке на отношения России и США, он отмечал: "Российские военные говорили мне, что они не видят военной угрозы для России. Они не видят также и угрозы со стороны Ирака, потому что это не очень религиозная страна. Они в гораздо большей степени озабочены исламистами Пакистана, Афганистана, Средней Азии и Кавказа. России от войны в Ираке не жарко и не холодно. В долговременной перспективе позиции России в мире улучшатся, потому что исламские фундаменталисты окажутся под давлением. Сейчас это приведет к сужению отношений между Россией и США. Партнерство не будет широким и не приведет к образованию альянса. Но это только временная проблема".
Тогда с ним не согласился директор Русской и Евразийской Программы Фонда Карнеги за Международный Мир Эндрю Каченс: "Война добавила сложностей в российско-американские отношения. Она спровоцировала рост антиамериканизма в России и обеспокоенность роста мощи США в мире. Однако все будет зависеть от того, как и когда закончится война, и каким образом Россия будет участвовать в послевоенном восстановлении Ирака. Если война затянется, то ситуация усложнится. Усилится исламский радикализм, результатом чего станет увеличение числа террористических актов, что может представлять реальную угрозу для России".
Последние события в России подтвердили правоту эксперта. Однако сегодня Эндрю Качинс полагает, что иракская проблема позади, и поэтому настало время развивать экономику. «Россия сможет вернуться в лоно крупнейших держав в первой половине нынешнего столетия при условии, что она гармонизирует свою экономику не только со структурами постиндустриального Запада, но и с экономикой нарождающихся гигантов третьего мира - Индии и Китая», - заявил он в интервью WPF. Вторым условием Качинсу видится доверие Запада к России как к стратегическому партнеру. И в этой связи он опасается крупных осложнений в случае, если подтвердятся подозрения в нелегальной продаже Москвой оружия Ирану.
Однако директор российских программ в Центре оборонной информации Николай Злобин смотрит на перспективу цементирования отношений между Вашингтоном и Москвой без особого оптимизма. В интервью VOA он заявил: «Когда я слышу разговоры о партнерстве с Россией, они часто звучат так, будто у нас нет иного выбора. Но сегодня я не вижу солидной базы для такого партнерства. Мы в состоянии кооперироваться по тем или иным вопросам - в частности, по терроризму, хотя даже на терроризм мы смотрим по-разному. Как мне представляется, наши отношения вполне могут пойти вспять. И в этом отношении Ирак должен послужить для нас громким сигналом тревоги».
В самый разгар военных действий, комментируя влияние иракской войны на отношения двух стран, Злобин говорил: "Как бы не закончилась эта война, она негативно отразится на положении России в мире. Россия резко выступила против позиции США. Это не может не отразиться на понимании Америки того, насколько глубоким и надежным партнером может быть Россия. Кроме того, американо-российские отношения были во многом основаны на личных отношениях Буша и Путина. Буш может испытывать обиду на Путина, что не может отразиться на двусторонних связях. В долгосрочной перспективе Россия может столкнуться с угрозами своей национальной безопасности. А у Америки в тот момент может не оказаться политической воли помочь России - например, интегрироваться в Европу или защищать южные рубежи от исламистов. Хотя в краткосрочной перспективе Россия может вздохнуть с облегчением, поскольку ненависть исламских экстремистов полностью переключилась на США".
У бывшего посла США в Москве Джека Мэтлока – иной подход к оценке взаимоотношений между двумя странами. Он видит проблему в том, что структуры, отвечающие за безопасность в Америке и России, ведут себя так, словно на дворе все еще стоят морозы «холодной войны». «И нам, и русским пора отказываться от менталитета стратегического противостояния», - говорит он. Мэтлок призывает Кремль оставить соблазн игры на разногласиях между Вашингтоном и некоторыми странами «старой Европы». А Белому Дому он адресует призыв поскорей вовлечь Россию, Францию и Германию в процесс восстановления Ирака: «Мы живем в мире, где каждая страна обладает определенным весом и влиянием. Считать, что Америка сама справится со всем, - большая ошибка. Нам надлежит действовать в рамках международной правовой системы; такой курс в долгосрочном плане позволит лучше реализовать американские интересы».
Бывший председатель комиссии по оборонной политике и главный консультант министра обороны США, научный сотрудник Института Американского Предпринимательства Ричард Перл, которого окрестили "серым кардиналом" и "ястребом ястребов" внешней политики США, долгое время отвечал за американо-советские и американо-российские отношения, играя важную роль в американской внешней политике еще при президентах Рональде Рейгане и Джордже Буш-старшем. В частности, именно его считают автором знаменитой поправки Джексона-Вэника, которая до сих пор омрачает отношения России и США.
По мнению Перла, российско-американским отношениям после непонимания по иракскому вопросу непосредственным образом угрожают связи России с Сирией и Ираном. И это достаточно серьезная проблема, требующая внимания Вашингтона. Отвечая на вопрос WPF, какими бы он хотел видеть российско-американские отношения в будущем, Перл сказал: «Я бы хотел, чтобы эти отношения были тесными и дружескими. Однако первая проверка этих отношений на прочность - я имею в виду Ирак - показала, что было бы ошибочно смотреть в будущее с большим оптимизмом. Я думаю, что Министерство иностранных дел России находится в руках призрака Андрея Громыко, а также людей, окружающих президента Владимира Путина, которые сожалеют об окончании Холодной войны и не хотят строить новые отношения с США».
Рассматривая проблему взаимоотношений между Россией и США в более широком формате, аналитики указывают, что в опросах последнего времени россияне гораздо чаще ассоциируют Америку с такими понятиями, как богатство, могущество, прогресс и свобода, чем с понятиями насилия, неравенства, империализма и расизма. Из этого они делают вывод, что раскол во мнениях относительно войны в Ираке не следует преувеличивать. Россия, заключает большинство американских политологов, эволюционирует в сторону открытого общества и свободного рынка. И это - самое главное.
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту