ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Закончится ли на ЮКОСе история Генеральной прокуратуры?

Закончится ли на ЮКОСе история Генеральной прокуратуры?

«У нас происходят странные вещи. Президент страны заявил, что есть центральная задача @ – удвоение ВВП за десять лет. И соответственно борьба с бедностью, а проблема бедности не может быть решена без развития экономики. И, казалось бы, после этого, особенно с учетом того, что президент раз десять в своем послании слово «консолидация», логично было бы ожидать такого всеобщего порыва в сторону единения, дружбы и успешного решения удвоения ВВП. Однако, к большому удивлению, практика действия и государства, и бизнеса, и политиков буквально последних месяцев говорит, что подрываются сами основы развития российской экономики», - таким словами начал свою пресс-конференцию 22 июля один из думских лидеров партии СПС Борис Надеждин.
Подрыв российской экономики СПС видит в «возвращении к ситуации пересмотра итогов приватизации де-факто, в том числе, действиях прокуратуры в отношении крупнейших российских компаний, и высказываниях некоторых российских чиновников о том, что приватизацию таки можно где-то, кое-как, кое-где пересматривать»; ответных попытках бизнеса защититься, который «начинает выстраивать собственную политическую траекторию, оказывая существенное влияние на финансирование выборов, в том числе, и в округах, в том числе, и партий», что, конечно же, не нравится Кремлю, который «рискует утратить контроль за политической ситуацией в стране».
И, наконец, по словам Б.Надеждина, «сам Кремль очень эффективно использует административный ресурс, причем наиболее эффективным, хамским и жестким образом. На виду бодрые доклады министров по борьбе с «оборотнями», министров по тушениям пожаров, которые сопровождаются тем, что это, оказывается, сделала партия «Единая Россия», а не в силу своих служебных обязанностей. Вот вся эта ситуация приводит на самом деле к одному очень печальному эффекту: это не консолидация, это война всех против всех. Это война чиновников против предпринимателей, это попытка бизнеса выстроить собственную политику, и это, наконец, борьба чиновников против политических партий в том смысле, что создание приоритета одной из них и подавление всех остальных. Консолидацией это назвать абсолютно невозможно».
Подчеркивая, что последние действия прокуратуры в отношении ЮКОСа привели к значительному (около 20%) снижению капитализации всей российской экономики, и, следовательно, государству был нанесен ущерб, Б.Надеждин подчеркнул, что вместо мер, направленных на увеличение ВВП, государство сделало очевидный шаг в обратном направлении. Выход из этого порочного круга взаимного недоверия СПС видит в конкретных действиях:
1. Введение серьезных ограничений на оспаривание итогов приватизации. Еще в начале 2002 года СПС внес поправку в ст. 181 ГК РФ, направленную на сокращение до трех лет срока исковой давности по сделкам приватизации. Если имущество было приватизировано более трех лет назад, его, согласно поправке, будет невозможно отнять. Поправка защищает не только представителей бизнеса, но и имущество миллионов россиян, которые в начале девяностых приватизировали свои квартиры и вложили средства в бизнес структуры. Защищенная собственность будет стимулировать новые инвестиции.
2. Разработка и принятие закона о лоббировании. Законодательство о лоббировании успешно работает в развитых странах, и именно оно определяет механизмы сотрудничества между бизнесом и властью. Основными принципами закона о лоббировании должны стать: публичность сотрудничества и прозрачность намерений. Власть и бизнес будут сотрудничать по честным правилам, и это сотрудничество позволит соблюсти взаимные интересы.
3. Срочное отделение исполнительной власти от участия в партийной борьбе. СПС внес проект федерального конституционного закона «О внесении изменений и дополнения в статью 11 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации», запрещающий членам правительства занимать должности в политических партиях и иных общественных объединениях и выступать от их имени. Портфель министра перестанет быть средством пропаганды в предвыборной борьбе. Члены правительства потеряют возможность заниматься политикой и начнут исполнять свои прямые обязанности – создавать условия для развития экономики и защищать права и свободы граждан.
Союз правых сил считает, что поскольку власть взяла на себя ответственность за выполнение серьезной задачи – удвоение ВВП, без отлаженных механизмов защиты собственности, без четких правил и прозрачности взаимодействия с бизнесом эта задача невыполнима.
Отвечая на вопросы журналистов, Б.Надеждин сказал, что к идее переноса думских выборов на март 2004 года относится плохо, так как это фактически «идея государственного переворота», требующая изменить конституцию. В отношении ограничения права СМИ в период избирательной кампании мнение парламентария пессимистично. По его словам, есть два уровня наезда на СМИ. Первый - когда приняли закон, по которому абсолютно любая деятельность СМИ, в которой упоминается фамилия кандидата или партии в период выборов, считается агитацией. Формула в законе гласит: «Агитация - это такая деятельность, которая имеет целью или побуждает голосовать». Это, как считает Б.Надеждин, означает, что «Вы показали сюжет, например, как кандидат в думу пошел в магазин и купил там кусок сыра. Ну, просто, он такой простой, ходит в магазин сыр покупать. Агитация, вас закрывают».
«Вторая линия - это поправки в уголовный кодекс, закона о СМИ и ряд еще законов, которые были приняты Думой, несмотря на борьбу СПС. – сказал Б.Надеждин. - Они вводят механизмы репрессий в отношении СМИ. В том числе, приостановление выпуска и ряд других вопросов. Конечно, это плохо и это ужасно. Теперь, что будет на самом деле. Я вас уверяю что, будет следующее. Если у нас появится Доренко дубль два на каком-нибудь федеральном канале, этот канал не закроют, готов спорить на любую сумму, что так и будет. И это уже происходит сейчас. С другой стороны, эта дубина будет жестко и эффективно использоваться для независимых СМИ, находящихся в оппозиции к существующему режиму, в том числе, на региональном и местном уровне. Конечно, будут закрывать газеты, конечно, будут приостанавливать выпуск. Но вряд ли это коснется государственных, в широком смысле этого слова, СМИ, и в этом состоит неравенство».
Отвечая на вопрос о том, на чью поддержку на выборах рассчитывает СПС – президента или бизнеса, Надеждин сказал: «Если все-таки в Кремле нас не поддержат так уж однозначно, то придется опираться, в основном, на поддержку отечественного бизнеса, который нас поддерживает. Известны случаи, когда хорошие законы принимались в интересах бизнеса в Думе, в том числе, вопреки позиции чиновников из Кремля. Мы рассчитываем, что идеальное решение, когда договаривается и бизнес, и политики, и чиновники; менее идеальное решение, когда две из трех этих сил проводят эти решения». Что же касается наличия каких-то договоров между олигархами и партиями, то, по словам Надеждина, по поводу «Яблока», лучше спрашивать у «Яблока». А Союзу Правых Сил действительно помогают многие из российских предпринимателей, и не только «ЮКОС». «Но для выживания СПС, в смысле финансировать проблемы у одного, у двух, у трех, или даже у пяти олигархов, не являются вопросами нашего выживания. У нас достаточно много спонсоров. Но мы не ощутили никакого охлаждения к нам после всех этих историй, скорее даже наоборот», - подчеркнул депутат.
По его словам, инициативы СПС, в том числе, о прекращении оспаривания итогов приватизации и введении цивилизованного лоббирования встретили серьезную поддержку у российского бизнеса, в частности, у РСПП. В результате «доверие к СПС и желание с нами дружить только усилилось».
Закон о лоббировании, по словам Надеждина, содержит три основные момента: создание в стране специального института, который был бы посредником между бизнесом как таковым, и между партиями и Думой. Аналог - американская «Political Action comity». Элементы этих организаций у нас в стране есть, считает Надеждин. Это и РСПП, и отраслевые организации - у газа, нефтяников, энергетиков. Второе - наличие специального юридического статуса у таких организаций, которые официально смогут работать в парламенте. И третье - внесение изменений в законодательство о статусе депутата Госдумы, и в регламент Думы. Это ограничение, считает Надеждин, существует для депутатов и связано с тем, что «они должны голосуя за тот или иной проект, просто четко и публично заявлять, почему это произошло. Кто с ними общался по поводу голосования за этот проект. Потому что сегодня мы наблюдаем картину, когда команды проходят либо из администрации президента, либо из бизнеса…. Но при этом все это отрицают».
Среди многих других вопросов, которые абсолютно необходимо решать для удваивания ВВП, по мнению СПС, является ревизия закона о гражданстве, потому что этот ВВП должен создаваться кем-то. «Если в стране идет падение рождаемости на десять процентов, то уменьшается страна, и просто некому будет этот ВВП создавать, несмотря на рост производительности труда. Страна нуждается в притоке эмигрантов, естественно нуждается, других путей нет», - подчеркнул Надеждин. Проблема же, по его словам, заключается в том, что «окружение президента, особенно силовая часть, пытается все время, в свойственной силовой манере, в свойственной себе стилистике – закрытой, непубличной, в режиме спецоперации, - решать вопросы. Даже когда другим людям, скажем так мягко, не конкретизируя, удается донести до президента правду, и он в послании президента говорит, что закон о гражданстве нужно менять. Все это слышали, да. Кто-нибудь после этого слышал хоть одну публичную дискуссию? Кто-нибудь после этого вообще видел этот проект, его никто не видел, не было никаких дискуссий. Все происходит точно также – важнейшие для страны вопросы решаются узко и не публично».
Отвечая на вопрос, закончится ли на ЮКОСе традиция наездов на крупный бизнес со стороны Генпрокуратуры, Б.Надеждин сказал: «Я надеюсь, что на ЮКОСе закончится история Генеральной прокуратуры Российской Федерации. В том виде и с теми полномочиями, которые она имеет. Думаю, что это может быть выгодно, в первую очередь, партии «Единая Россия». Просто потому, что президенту придется с ними более жестко ассоциироваться на выборах. А весь рейтинг «Единой России» - это просто остатки, ну не остатки, а просто часть рейтинга президента. Больше ничего».
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту