ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Виртуальные избиратели и реальные партии: кто того?

Виртуальные избиратели и реальные партии: кто того?

Что определяет успех предвыборной кампании? Не только количество затраченных @ на нее ресурсов, @ но и их качество. Прежде всего, речь идет о профессионально организованной пропагандистской кампании кандидата, будь то отдельный человек или целая партия. А в пропаганде главное, как известно, не только наличие хорошего сырья - харизматического лидера с огромным потенциалом или новой неиспользованной ранее идеи, но и мощное интеллектуальное обеспечение, эффективная программа действий, армия пропагандистов, обслуживающие их СМИ.
Максимальный успех достигается тогда, когда политической пропагандой занимаются лидеры общественного мнения. Успех кандидата, в отношении которого используется т.н. «принцип рекомендации», неизбежен. Особенно учитывая российский менталитет. Например, если президент В.Путин после долгих уговоров все-таки примет решение быть, помимо исполнения обязанностей президента всех россиян, членом какой-либо партии, эта партия, будучи не раскрученной, сразу же попадает в Думу, будучи раскрученной – выигрывает выборы.
Кто, помимо президента, может играть решающую роль? Басковы, Долины, Розенбаумы, Буйновы не в счет… Обратимся к американскому политическому опыту: по оценкам социологов Roper ASW, примерно 10% населения США оказывают влияние на мнение остальных 90%. В число этих 10% входят политики, журналисты, крупные бизнесмены, преподаватели высших учебных заведений, эксперты в различных областях, лидеры крупных общественных организаций и т. д. (!)
Любопытный факт – данная "группа влияния" предпочитает получать информацию с помощью Интернета, а не традиционных средств массовой информации. При этом, по данным WPF, 77% наиболее влиятельных американцев имеют доступ во Всемирную Сеть - в среднем по США этот показатель равен 50% (данные 2001 года, сейчас эти показатели намного выше). 95% из них входят в Интернет, как минимум, один раз в день. Шестеро из десяти членов "группы влияния" тратят на чтение информации в Интернете (без учета электронной почты), как минимум, на один час больше, чем расходуют на чтение газет и журналов, просмотр телепрограмм и т. д.
73% наиболее влиятельных американцев считают Интернет главным источником политической и экономической информации (!). По этому показателю Интернет опередили лишь газеты (86%). Информация, полученная с помощью Интернета, для этой группы людей играет первостепенную роль, когда они собираются покупать какие-либо товары или обсуждают варианты проведения досуга.
Применимы ли данный опыт и подобная практика для России? Соотношение 10% к 90%, наверное, соответствует пропорциям, отражающим влияние лидеров российского общественного мнения на формирование политического поведения остального сообщества. Из-за того, что российская политика традиционно персонифицирована, тезис о политическом влиянии меньшинства на большинство становится еще более значимым. В то же время, наряду с лидерами общественного мнения – президентом, премьером, политическими лидерами, мощным субъектом формирования политической ориентации являются СМИ. Но если в Америке, как показывает приведенное исследование, главную роль в данном процессе играет Интернет, то в России, несомненно, телевидение. И это усложняет задачу одних и упрощает действия других.
Прежде всего, телевизионную информацию гораздо проще поставить под контроль государства, к тому же, ее большая часть идет в записи, так как добиться нужного эффекта восприятия того или иного события для профессионала несложно. Иное дело – Интернет, не поддающийся контролю (кроме требования соответствия законодательству) и существующий в он-лайне. То, что за информацией, распространяемой с его помощью, будущее – не вызывает сомнения, однако с учетом нашей технической отсталости это будущее наступит не скоро. Ведь сегодняшняя аудитория рунета, как минимум, в 4-5 раз меньше американской (!).
В какой степени Интернет влияет на формирование общественного мнения в России? Согласно исследованию, проведенному в конце июня фондом «Общественное мнение», только 12% россиян можно в той или иной степени отнести к пользователям сети Интернет. Это - средняя величина. Значительно больше пользователей рунета в Москве, Санкт-Петербурге и крупных городах, и их почти нет в российской глубинке.
В том, что представленные в сети Интернет российские электронные СМИ в условиях цензуры и самоцензуры, поразивших большинство печатных изданий и телеканалов, являются лидерами свободомыслия, сомнения нет. Однако для 88% россиян Интернет – это пустой звук, и только 3% сидит во Всемирной паутине ежедневно. Конечно, в молодежной среде эта цифра возрастает в разы, в то время как люди пожилого возраста с Интернетом почти не знакомы. Однако средние данные удручают настолько, что в них не хочется верить.
Единственный позитивный аспект – неоспоримое лидерство рунета в распространении политической информации и генерировании политических идей. Вот здесь действительно можно сказать о влиянии 10% на 90%, однако эту пропорцию стоит трактовать все же в узком смысле - речь идет об аудитории, которую составляют пользователи сети.
Видимо, понимая исходящую угрозу потери контроля над процессом широкомасштабного формирования общественного мнения россиян (или же, по мнению некоторых экспертов, дезинформации населения), власти не спешат популяризировать Интернет. Ведь джина только стоит выпустить из бутылки – к чему приводит неограниченная свобода мыслей, все помнят по началу 90-х годов.
Что мы имеем сейчас? 64% респондентов ФОМ (то есть, большая часть из 88%) - не испытывают желания или необходимости начать пользоваться Интернетом, в том числе, 36% среди респондентов 18-35 лет (!), скорее всего, потому, что он не представляет для них ценности. Значит, резерв для захвата информацией из Интернета умов россиян совсем невелик! Интересную картину дало исследование электоральных предпочтений российских пользователей сети Интернет. Оно позволяет понять эффективность использования различными субъектами политики возможностей этого ресурса в пропагандистских целях.
Согласно майскому опросу ФОМ, электоральный ресурс КПРФ в среде пользователей Интернета равен 6% (что вчетверо меньше общероссийского). Аналогичная тенденция подтверждается и в отношении лидера КПРФ Г.Зюганова, за которого на президентских выборах готовы проголосовать только 4% россиян, пользующихся Интернетом.
Виртуальная аудитория "Единой России" идентична реальной (редкий случай, может быть потому что партия наполовину – виртуальная?) и составляет 22%. Уровни поддержки лидеров "Единой России" Ю.Лужкова, Е.Примакова и С.Шойгу (Грызлова почему-то социологи не вспомнили) в рунете практически не отличаются от общероссийских (3%, 3% и 2%).
Уровень поддержки В.Путина среди пользователей Интернета почти равен общероссийскому (55%). И хотя аудитория рунета отличается от широких масс российских избирателей весьма существенно, отношение к президенту, как показывает опрос, у этих несоизмеримых категорий населения идентичное, как, впрочем, и высокий уровень избирательной активности – количество активных избирателей – пользователей Интернета, составило в мае 73%.
Кстати, число неопределившихся избирателей в рунете аналогично реальному – 20%, как и другие характеристики: не намерены участвовать в парламентских выборах 12%, собираются проголосовать против всех – 6%.
Продвинутая аудитория СПС в рунете, напротив, выше, чем в реальной жизни - 13% готовы проголосовать за эту партию на парламентских выборах, хотя лидера СПС Б.Немцова обитатели рунета не жалуют (3%). Количество интернет-пользователей, которые отдали бы свои голоса за "Яблоко", составило в мае 8%, что немного превышает общероссийские показатели. Рейтинг Г.Явлинского среди обитателей рунета равен 5%.
За ЛДПР, имеющую стабильно идентичный уровень поддержки среди пользователей рунета и россиян в целом, в мае высказалось 12% респондентов, пользующихся Интернетом. Уровень популярности лидера ЛДПР В.Жириновского в рунете составил 7%.
Какие могут быть сделаны выводы из этой виртуальной арифметики? Главный из них – агитационные и пропагандистские функции рунета слабы. Сеть хороша (или плоха, для кого как) для информирования, сброса эксклюзивной информации и компромата, она позволяет собрать солидный информационно-аналитический массив. Однако на электоральной картине предстоящего думского голосования все это отразится не сильно. Возможно, из-за того, что парламентские выборы рассчитаны на работу кандидатов с широкими массами избирателей, что Интернет, в силу его недоступности, сделать не позволяет.
Также играет роль то, что конкретных депутатов на местах будут выбирать конкретные люди, имеющие о них конкретное представление. Повлиять на этот выбор из сети будет сложно, так как многие избиратели из глубинки пользователями сети не являются и не будут ими еще лет десять.
Зато в преддверие президентских выборов картина может измениться как раз из-за того, что Интернет станет главным источником информации о кандидатах, в том числе, анонимного характера. В том, что такой информации будет много, сомневаться не приходится, причем как о самом президенте, так и кандидатах, являющихся соперниками В.Путина.
Из Интернета эта информация будет транслироваться далее печатными СМИ - федеральными и местными, телевидением, и т.д. Таким образом, американские пропорции - 73% наиболее влиятельных граждан этой страны считают Интернет главным источником политической и экономической информации – можно будет соблюсти без труда. Но только на время избирательной кампании. Затем Интернет снова станет нужным только 12% россиян. А мнение остальных масс будет формировать телевидение: это проще, дешевле и эффективнее.
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту