ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети

Терроризм

11 сентября отмечается вторая годовщина теракта, разделившего Америку на два, отличных друг от друга по мировосприятию, @ периода существования – до и после теракта. Сразу после взрывов башен-близнецов @ в Нью-Йорке президент США Джордж Буш объявил "войну террору", итоги которой сегодня подводят политики и эксперты. Член правления американского Института мира политолог Дэниэл Пайпс, известный своими праворадикальными взглядами, считает, что худшим поражением США за это время стал Афганистан, самым выгодным завоеванием - Ирак. В Афганистане снесли голову талибанскому режиму, который всегда был готов предоставить надежное убежище для исламских террористов. В Ираке свержение Саддама Хусейна и присутствие 200 тысяч представителей западного мира создали невиданные возможности для установления военного исламского режима.
Если говорить о мире в целом, то контртеррористические меры впечатляют своей эффективностью - террористов арестовывают, лишают источников финансирования, запрещают сочувствующие им организации, пишет Пайпс в «The Jerusalem Post». Хотя череда смертей не оборвалась - люди по-прежнему продолжают гибнуть в Индонезии, России, Саудовской Аравии и Марокко - мегатерактов больше не было.
В то же время, по мнению политолога, правительства многих стран до сих пор не осознали угрозы, которую несет в себе исламский терроризм, и продолжают действовать в отношении их, руководствуясь принципами, служившими им до теракта 11 сентября. Один из примеров такой слепоты имел место в июне 2003 г., когда голландский суд отпустил 12 обвиняемых в вербовке агентов для "Аль Каеды" и планировании терактов в рамках "джихада" - войны, объявленной западной цивилизации. "После разбирательства, длившегося три с половиной недели", говорится в отчете Reuters, "судьи решили, что доказательства, представленные секретными службами Голландии, недостаточны для вынесения обвинительного приговора задержанным".
Кроме того, существует еще правительство Саудовской Аравии, которое лишь имитирует борьбу со всеми формами экстремизма в исламе, а на самом деле - разделывается только с теми его представителями, кто угрожает царствующему в стране режиму.
Достаточно успешным оказалось международное сотрудничество, хотя оно все еще находится в стадии, когда силовые ведомства, военные силы и спецслужбы разных стран еще не присмотрелись, не "притерлись" друг к другу, чтобы вести эффективную совместную работу. И все же оно приносит свои плоды - взять хотя бы удивившую многих своим размахом операцию, в которой британская контрразведка, службы безопасности США и ФСБ России совместными усилиями раскрыли и задержали лондонского торговца оружием, намеревавшегося поставить российские ракеты класса "земля-воздух" террористам в США, собиравшимся сбить ими американский авиалайнер.
Стоит напомнить, что президент Буш впервые употребил фразу "война с терроризмом" вечером 11 сентября 2001 года, еще до того, как у него появилась информация о личностях исполнителей теракта. Тогда подобной неопределенности нельзя было избежать. Но употребление этого определения сейчас, спустя два года, как и нежелание официальных лиц признавать существование идеологии воинствующего ислама, затрудняет ведение этой самой войны. Что интересно, даже министр внутренних дел Саудовской Аравии признал, что проблема лежит в идеологии и религиозном фанатизме террористов. Что же мешает сделать то же самое властям из немусульманских стран?
Рассматривая попытку войны с террором в целом, Пайпс отмечает, что полного осознания угрозы, представляемой миру терроризмом, еще не наступило, и силы воинствующего ислама сейчас опасны не менее чем два года назад.
Однако, если полного осознания угрозы терроризма не наступило у правительств стран мира, то жители Нью-Йорка, спустя два года после теракта, по-прежнему не чувствуют себя в безопасности и также не уверены, что террор не обрушится на них снова. Разговоров о том дне стало меньше, однако город до сих пор ощущает его токи.
Опрос, проведенный The New York Times на прошлой неделе и охвативший 976 жителей Нью-Йорка, показывает, какой ущерб нанесли теракты психике общества. Опрос проводился с 31 августа по 4 сентября по телефону, сообщает International Herald Tribune. Две трети опрошенных заявили, что их беспокоит возможность новой атаки в Нью-Йорке, причем по сравнению с результатами опроса прошлого года количество таких людей возросло (!).
В целом ньюйоркцы признают, что меньше думают и говорят о трагедии, чем год назад, однако ощущение дискомфорта все так же интенсивно. Они по-прежнему не выбрались из ловушки квази-нормального состояния, в которое впали сразу же после терактов. Еще остались такие люди, которые избегают ездить в метро и сторонятся небоскребов, плохо спят по ночам и ищут утешения в религии. Почти треть респондентов заявили, что их жизнь не вернулась в нормальное русло, и они до сих пор борются с последствиями того дня.
От ночных кошмаров в Нью-Йорке страдают столько же людей, сколько и в прошлом году. Почти 60% опрошенных считают, что воздействие 11 сентября на жизнь города будет продолжительным и негативным. Выяснилось, что нью-йоркцы не испытывают доверия к предпринимаемым мерам безопасности, нацеленным на защиту инфраструктуры города. Большинство жителей считают, что Нью-Йорк не готов к биологическому или химическому удару и что он все так же уязвим для террористов.
Характерно, что страх перед терроризмом давно вышел за пределы американской столицы. Как показал опрос, проведенный службой Gallup, 41% американцев всерьез опасаются стать жертвами террористических актов. 54% убеждены, что террористических атак на территории США следует ожидать в течение ближайших нескольких недель. Жителей США также попросили предсказать, что ожидает их страну в течение ближайших пяти лет. Более 70% американцев убеждены в том, что на территории США теракты будут совершать террористы-самоубийцы. Половина опрошенных считает весьма возможным, что террористы используют химическое иили биологическое оружие. Восемь из десяти жителей США заявили, что вооруженные силы США будут проводить антитеррористические операции на территории иных стран.
Как известно, Соединенные Штаты обвиняют некоторые страны, в том числе, Иран, в поддержке терроризма. Однако Тегеран это обвинение отвергает. Более того, в настоящий момент Иран активно включился в антитеррористическую кампанию. На днях в Иране был обнародован законопроект, призванный запретить финансирование организаций, которые Иран считает террористическими. Как заявил представитель правительства, в этом списке, безусловно, значится "Аль-Каида", но не военизированные палестинские группировки. Ожидается, законопроект будет одобрен парламентом на этой неделе, а затем представлен на утверждение Совету стражей исламской революции. Если закон будет принят, Иран сможет стать членом Международной конвенции по борьбе с финансированием терроризма, которая вступила в силу в прошлом году.
А между тем сам терроризм продолжает развиваться, захватывая все новые и новые территории и вовлекая в свои ряды все больше сторонников радикальных мер. Исследователи считают, что с начала 1990-х годов в мире вообще развивается "новый терроризм" - во многом отличающийся от "старого". В терроризм пришли новые идеологии, новые действующие лица, новые спонсоры. "Новый" терроризм отличается несравнимо большей смертоносностью, чем традиционный, отмечает WPF.
"Старый" терроризм, существовавший в мире с 1940-х годов, был, прежде всего, "политическим". Террористы ставили перед собой конкретные политические цели. Часто их движущей силой были левые идеологии - марксизм, маоизм и т.д., а также национализм и сепаратизм. "Старые" террористы были готовы к переговорам - они обменивали обещания прекращения терактов на конкретные политические уступки. Иногда их деятельность приносила успех (как, например, в случае с Ясиром Арафатом). "Старые террористы" в большинстве случаев не испытывали особого пиетета перед религией - религиозные деятели всех конфессий практически единодушно осуждали их. Среди "новых" террористов, наоборот, религия пользуется крайним уважением - свидетельство тому многочисленные исламские, христианские, индуистские и иудаистские террористические структуры. Ныне терроризмом все чаще начинают заниматься крайне правые и ультранационалистические организации.
"Старый" терроризм может показаться образцом гуманизма и человеколюбия по сравнению с "новым", отмечают эксперты. Известный исследователь Уолтер Лаке считает, что "новый" терроризм не ставит своей целью достижение каких-либо определенных политических целей. Его цели - разрушение общества и уничтожение значительной части населения. Под этим подразумевается уничтожение какой-либо страны, определенной этнической группы или всего мира.
Секо Асахара, вдохновитель и организатор религиозно-террористической организации "Аум Синрике" верил в необходимость скорейшего наступления Апокалипсиса. Для этого "Аум" создавала оружие массового уничтожения и использовала его (боевой газ зарин) в токийском метро. Асахара стремился получить ядерное взрывное устройство, чтобы спровоцировать ядерную войну между Россией и США (!?). Крайне правые и нацистские группы террористов ставят своей целью уничтожение всех людей, не принадлежащих к арийской расе, исламисты мечтают об уничтожении Израиля и т.д.
В последнее время в "новый" терроризм пришли агрессивно настроенные защитники окружающей среды, противники абортов, нигилисты, анархисты. Эти группы иногда невозможно назвать организациями, потому что они аморфны, не имеют четкой структуры и иногда лидеров, быстро возникают и распадаются. Они мстят за реальные или выдуманные обиды, а не стремятся достичь определенных целей. Поэтому с ними бессмысленно вести переговоры.
По мнению известного аналитика Брюса Хоффмана, автора книги "Внутри Терроризма", подобные террористические группы напоминают бабочек-однодневок, но тем не менее за короткий срок своего существования успевают совершить один или несколько террористических актов. По подсчетам ФБР в 1999 году защитники животных в США произвели больше терактов, чем все остальные террористы вместе взятые.
Ранее террористы не могли существовать без государственной поддержки. Многие палестинские структуры поддерживал и тренировал СССР. Китай подкармливал маоистов и т.д. После краха СССР господдержка террористов резко сократилась. По данным Госдепартамента США, лишь семь государств мира остаются спонсорами международного терроризма (Ирак /до начала войны/, Иран, Куба, Ливия, Северная Корея, Сирия и Судан).
"Новые" террористы стараются не зависеть от государственных спонсоров, хотя и пользуются их услугами для отдыха и тренировок. Обычно террористы торгуют наркотиками, занимаются контрабандой, рэкетом и киднеппингом, то есть превращаются в классические криминальные структуры.
В последнее время изменилась структура "новых" террористических организаций. Они используют систему "сети", а не традиционных для террористов ячеек, объединенных строгой иерархией и системой передачи приказов. Эти сети транснациональны, аморфны и широко распространены. Благодаря этому "новые" террористы значительно более мобильны и менее уязвимы, прибегают ко всем видам террора, включая и компьютерный, чем пренебрегали "старые" террористы.
И, наконец, "новые" террористические группы намного больше, чем "старые". К примеру, известная в недавнем прошлом террористическая Организации Абу Нидаля располагала 500-600 активными боевиками. "Новый" террорист Осама Бен Ладен смог легко создать собственные воинские части в Афганистане из нескольких тысяч обученных боевиков.
А еще новые террористы действуют без предупреждений. Они не информируют прессу или государственные органы о подготовленных к взрыву бомбах, они просто их взрывают. В качестве целей они выбирают широко известные объекты, имеющие символическое значение, и планируют теракты с максимальным количеством жертв. Очень часто они избегают публичности и рекламы и не берут на себя ответственности за проведенный теракт, что было проявлением "хорошего тона" для "старых" террористов.
"Новые" террористы крайне циничны и не испытывают уважения к человеческой жизни. По мнению сотрудника Центра Международной Безопасности Университета Питтсбурга Томаса Копленда, со временем "новый" терроризм будет становиться все более опасным и смертоносным. Процесс глобализации максимально облегчил деятельность террористов, которые более не привязаны к одной стране и могут свободно перемещаться по всему миру.
"Новые" террористы часто не нуждаются в руководстве, подпольной литературе и т.д. - через Интернет они могут (члены Палаты Представителей и Конгресса) свободно получать нужную им информацию и в состоянии легко наладить контакты с действующими террористическими структурами или, наоборот, подобрать единомышленников для создания своей организации. Они могут легко получать оружие и технологии, необходимые для создания взрывчатки.
В Интернете доступны планы многих общественных зданий, систем коммуникаций и т.д., что максимально облегчает задачу планирования и подготовки терактов. Таким образом, терроризм постепенно превращается из дела озлобленных одиночек в массовое движение.
Однако, по данным исследовательской фирмы Zogby, все меньше американцев согласны жертвовать своими правами и гражданскими свободами в целях борьбы с терроризмом. В августе 48% опрошенных согласились бы дать разрешение сотрудникам спецслужб на осмотр портфеля или сумочки (в ноябре 2001 года эта идея не вызывала протеста у 65% опрошенных). 47% согласны, что спецслужбы могут осмотреть их машину (65% в ноябре). 35% считают нормальным, что их почту могут просматривать - 61% в ноябре. Создание контрольно-пропускных пунктов на дорогах США одобряют 49% американцев - в ноябре таких было 62%.
Пол Пилар, бывший исполнительный директор контртеррористического центра ЦРУ, сформулировал четыре ключевых элемента, отличающих террористическую организацию от любой другой. Во-первых, террористы действуют не импульсивно, а по заранее разработанному плану. Во-вторых, они преследуют политические, а не криминальные цели. В отличие от мафии они стремятся изменить существующий порядок вещей, а не получить деньги. В-третьих, их целью являются гражданские лица, а не войска. В-четвертых, они действуют в составе межнациональных групп, в большинстве случаев не обращая внимания на государственные границы.
Терроризм силен, потому что террористам, как правило, нечего терять. В подавляющем большинстве случаев они находятся под влиянием религии или иных идеологий, прославляющих мученичество и самопожертвование. Хорошо известно, что Бен Ладен и многие другие лидеры исламских террористических организаций, убеждают своих сторонников, что они ведут священную войну против неверных. Лидеры исламских террористов утверждают, что они не являются пророками - они лишь точно выполняют волю Аллаха. Террористы иногда вводят запреты на проведение террористических актов, которые могут привести к большому числу жертв среди мирного населения. Однако, в подавляющем большинстве случаев, эти запреты выносятся ПОСЛЕ того, как такие акты были совершены. Также в большинстве случаев, эти запреты не выполняются.
Терроризм стал стилем жизни для очень многих людей. Террористические организации дают своим членам социальный статус, самоуважение, власть, влияние, чего они могут быть лишены, живя в обычных условиях. Террористы не иррациональны. Просто они навязывают обществу и миру свои правила игры. Они пытаются создать эти правила и навязать их обществу, а если они сталкиваются с проблемами, то террористы эти правила нарушают. Одна из задач, которую необходимо решать странам мира - показать, что действия террористов бессмысленны и не приводят к достижению планируемого ими результата.
Современная история США дала много примеров обратного, что придало дополнительную мотивацию исламским террористам. В 1983 году миротворческие силы США покинули Бейрут после взрыва казармы морской пехоты, организованной боевиками "Хезболлы". В 1984-1986 годах США соглашались платить выкуп за американцев, захваченных террористами в Ливане. В 1993 году, после кровопролитного боя, США вывели войска из Сомали, куда они были посланы для распределения продовольственной помощи ООН. В 1998 году, после взрыва "Аль Каедой" двух домов, населенных американцами, в саудовском городе Хобаре, США практически не предприняли никаких действий. В том же году были взорваны два посольства США в Африке, на что США ответили малоэффективным обстрелом базы "Аль Каеда" в Афганистане. В 2000 году исламисты взорвали эсминец США - ответа на это также не последовало. В результате, исламисты решили, что террор может заставить государства мира быть сговорчивей.
Проблема заключается не в том, чтобы уничтожить "Аль Каеду", хотя она ныне является основной целью многих государств мира. Главная проблема - уничтожить идеи терроризма. Большинство идей, исповедуемых лидерами "Аль Каеды", не запрещены во многих государствах арабского мира. Запад традиционно испытывает уважение к иным религиям и иному образу жизни. Напротив, исламские фундаменталисты не испытывают к иным верам особого почтения. Значительная часть арабского мира живет в условиях, когда власть отождествляется не только с силой, но и с насилием. В этих условиях терроризм не является чем-то инородным. Он становится частью традиции и культуры поведения.
В то же время, история знает немного примеров, когда террористические организации отказались от терроризма. В 1990-е годы от терроризма отказались Ирландская Республиканская Армия и ряд организаций палестинцев. Иногда на эти меры могут пойти лидеры подобных организаций, но не их рядовые члены. В этом случае они либо продолжают проводить теракты на свой страх и риск, либо организовывают свои группы, либо примыкают к иным организациям, не отказавшимся от террористических методов. Например, непримиримые члены ИРА организовали "Истинную ИРА", которая продолжила проводить теракты.
Впрочем, часто отказ террористов от совершения терактов обусловлен утратой ими поддержки со стороны населения. К примеру, по подсчетам известного эксперта Брайна Дженкинса, за период с 1969 по 1993 год лишь 20% жертв террористов ИРА были протестантами (ирландцы - католики, которые борются с англичанами - протестантами).
Один из наиболее интересных способов уничтожения терроризма - оказание влияния на него. Понятно, что невозможно перевоспитать Бен Ладена. Влиять на руководителей террористических групп или вступать с ними в переговоры часто бессмысленно. Некоторые из них считают себя пророками, выполняющими волю Всевышнего. Как правило, им нечего терять. Уничтожение командного центра террористической структуры также часто невозможно - у "Аль Каеды" нет централизованного командования. Практика показывает, что наиболее болезненными бывают удары по сторонникам и спонсорам террористических структур, ведущим обычный образ жизни и заинтересованными в свободе, благосостоянии, безопасности.
В отличие от террористов, государства мира (за исключением Израиля) редко наказывают членов семей террористов. Пол Дэвис, эксперт из аналитического центра RAND, считает, что некоторые санкции против них - например, запреты на въезд в те или иные страны, запрещение вести с ними бизнес - могут сыграть позитивную роль.
Террористы, захватившие авиалайнеры 11 сентября 2001 года, прошли долгий путь перед тем, как пойти на этот теракт. Они были неудовлетворенны своим образом жизни или положением дел в мире. Они впитали некоторые идеологические догмы от своих учителей и религиозных лидеров. Они выполняли мелкие поручения организаций, придерживающихся подобной идеологии. Они постепенно начали участвовать в незаконных действиях и лишь в конце этого процесса были посланы в тренировочные лагеря для получения новых знаний и обучения террористическим методам. Также возможно оказать влияние на все этапы этого долгого пути превращения человека в террориста. Практика показывает, что полицейские методы борьбы с этим злом в большинстве случаев безуспешны.
Марк Юргенсмайер, автор книги "Террор именем Бога", считает, что борьбу с религиозным терроризмом (именно "религиозные" группы ныне составляют большинство террористических организаций мира) можно выиграть лишь с помощью той же религии. По его мнению, лишь "религия мира" (например, миролюбивые формы Ислама) способна заменить "религию войны" (например, ваххабизм), которую исповедуют миллионы явных и неявных сторонников террористов.
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту