ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Кучма, Тузла и Путин

Кучма, Тузла и Путин

Кучма, Тузла и Путин

Встреча президентов России и Украины - Владимира Путина и Леонида Кучмы - состоится в Керчи 24 декабря. @ Место встречи предопределило ее тему и наоборот – два лидера среди прочих вопросов – образования Единого экономического пространства, перспектив развития СНГ, взаимодействия двух государств с Евросоюзом и НАТО - будут обсуждать вопросы сотрудничества в Азовском море и Керченском проливе, и конкретно – судьбу Тузлы. Насколько символичен этот вопрос и не является ли он поводом для переосмысления всего спектра отношений между двумя странами?

Украинское агентство моделирования ситуаций приводит мнение независимого российского эксперта, специализирующего на Украине, Романа Манекина. По его мнению, многое из того, что происходило и в Украине, и в России вокруг Тузлы, не имеет никакого отношения к сути вопроса. А «суть дела состоит в том, что Украиной была предпринята попытка допустить через Керченский пролив военные корабли НАТО. Россия противодействовала этому, и сделала она это таким образом, что к Украине теперь есть территориальные претензии со стороны сопредельного государства, и по уставу НАТО она теперь не может стать членом этой организации. Вот это эффективный дипломатический ход со стороны РФ. А вот то, что здесь в Раде начинают сучить ножками и бить себя в грудь, – это смешно и не имеет никакого отношения к действительности».

По мнению многих экспертов, отношения между Россией и Украиной сегодня вообще могут характеризоваться не как межгосударственные в полной мере, а как Московско-Киевские отношения, а точнее – отношения двух властей, поскольку и в Украине, и в России законодательная власть имеет минимальное участие в формате межгосударственных отношений». (http://www.piar.kiev.ua/rus/elections/3fd756a988571/).   Разница только в контролируемости процесса и влиянии на его направленность со стороны общества и его отдельных структур. В случае взаимоотношений Украины и России и контроль, и влияние принадлежат двум людям вместо двухсот миллионов граждан. Но взаимозависимости и взаимного политического влияния наших двух стран это не отменяет.

На этом фоне российская политическая элита постепенно утрачивает ощущение себя как серьезного субъекта международного политического процесса. В качестве психологической компенсации симулируется якобы усиление позиций на постсоветском пространстве, прежде всего в Украине. Агентство политического моделирования абсолютно уверено в том, что ни о какой «симуляции» не может быть и речи. Российская Федерация, следуя курсу В.Путина, действительно постепенно выстраивает если не новую империю, то основу для мощного геополитического образования, охватывающего территории Восточной Европы и Средней Азии. Причём наблюдается не только появление, но и эволюция идей воссоздания супердержавы: акценты стратегического мышления в России постепенно переносятся с геополитики на геоэкономику как более эффективный в долгосрочном плане метод, менее конфликтогенный и связанный с получением прибыли, а не с затратами на продвижение пророссийских идей.

Воздействие на Украину, Казахстан и другие страны СНГ осуществляется в форме экономической экспансии. Правда, некоторые политические аналитики сомневаются в эффективности этой стратегии, считая, что она отражает исключительно бизнес-интересы крупных олигархических кланов. Якобы именно они разработали эту стратегию и будут всеми силами добиваться максимально полной её реализации. Однако даже если первоначально ситуация была именно такова, на данный момент эту точку зрения принял Кремль. И привнёс свои коррективы – в пользу государственных, а не олигархических интересов.

В частности, эти коррективы наиболее заметны относительно реализации геоэкономической стратегии России в отношении Украины. Евгений Минченко, руководитель московского центра «Нью Имидж», обрисовал направление развития ситуации, пожалуй, довольно чётко, хотя его выводы не отражают общей картины во всей её полноте. Он считает, что сейчас в Украине российскую политику осуществляют ТНК, «ЛУКойл», «Газпром» - в собственных интересах проводя особую политическую линию в отношениях с украинским государством, безотносительно к интересам российской внешней политики в целом. Но «никакой особой политики не должно быть. Представители крупных корпораций должны прийти к государству, изложить свои интересы в той или иной стране или регионе и согласовать их. Затем вся мощь государственной машины начинает работать на реализацию этих интересов. Государство в такой ситуации является коллективным менеджером для российского бизнеса за пределами страны» (http://www.glavred.info/?art=94005278).

Однако на самом деле роль менеджера далеко не отражает настоящих интересов российского государства в экономической сфере. Как заметил эксперт Института украино-российских отношений СНБО Украины Андрей Мишин, если в ХІХ-ом веке олигархический капитал взял под контроль государственный аппарат в капиталистических странах, то в начале ХХІ-го века в России как раз госаппарат взял под контроль национальные корпорации. Сейчас мы имеем дело с Российской Федерацией, которую можно определить как государство-корпорацию. И с укреплением этой корпорации идет усиление России, которое продолжится минимум несколько десятилетий.

Эта тенденция и будет определять фон украино-российских взаимоотношений. Что означает, украинским политикам придётся принимать во внимание мнения российских политических деятелей, политтехнологов, аналитиков, создающих основу для российской внешней и внутренней политики: для того, чтобы преодолевать эти мнения, либо использовать их в своих интересах.

Одним из наиболее распространённых мнений, причём имеющих все шансы влиять на формулировку российской позиции в отношении Украины при Администрации президента Путина, является то, которое высказал руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества РФ Александр Собянин. Он считает, что в России никогда не было успешного опыта взаимодействия с партнерами в зоне своего влияния в условиях равноправного диалога. Например, на Украине политическая культура выше, чем в России. Это означает, что украинцы будут нас постоянно обыгрывать на дипломатическом фронте. Москва говорит о проблемах с Украиной, пытается чего-то добиться, а Киев тем временем пользуется всеми льготами и получает от России все, что нужно. Россия не может быть в зоне своего влияния одним из партнеров. Москва должна быть главным партнером. Как Россия может быть «одним из», если ее экономическая и политическая мощь несопоставима? Она может быть только старшим партнером и лидером, агрессивно навязывать свою позицию или уговаривать с позиции силы.

Сегодня России нужно не продолжать в вялотекущем режиме развивать ЕврАзЭС и ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности), а в напористой форме транслировать свой взгляд на постсоветское пространство и побуждать всех участников принимать эти взгляды. При этом будет много недовольных, но в целом российскую позицию примут.

Конечно, А.Собянин довольно радикален в высказываниях, но в целом такова (или приблизительно такова) позиция российской политической элиты. Да, безусловно, подобные фразы не появятся в официальных выступлениях или преамбулах к международным договорам. Но такие мысли весьма пригодятся при разработке новой, «прагматичной» политики России по отношению к Украине. А о достижении большей прагматичности в отношениях наших стран уже довольно длительное время говорит политическая элита России.

Уже упоминавшийся Роман Манекин прогнозирует именно такое развитие событий (но в достаточно мягких формулировках) на протяжении как минимум второго срока президентства В.Путина. Так, по его словам, «политика России в отношении Украины будет совершенно здравая и направленная на интеграцию на постсоветском пространстве, на установление некоторого политического единства, на усиление государственного начала, на совместное участие в международных проектах. К примеру, создание Международного газового консорциума.

Также Р.Манекин, одновременно и успокаивая украинцев, и поощряя великодержавные амбиции россиян, высказывается по поводу мифов, существующих в отношениях между нашими странами: «в России существует миф о том, что нам необходимо куда-то интегрироваться. К примеру, я в свое время выступал категорически против объединения энергетических систем Украины и России. Нужно ли нам интегрироваться таким локальным образом? Нужно ли нам при своей полуразрушенной экономической системе брать на себя еще и экономическую систему Украины, которая организационно работает по другим правилам? Это большой вопрос.

В то же время есть миф, что националистические силы определяют политику украинского государства. Это совершенно не так, поскольку политику в Украине определяет экономика. И с националистической точки зрения приход крупного капитала на Украину в лице какого-нибудь Березовского, Гусинского или Потанина – не важно, кого именно – может просто разрушить вашу хрупкую экономику. Поэтому в Украине люди готовы сегодня разговаривать на китайском или на французском языке исключительно для того, чтобы сюда не пришел крупный русский капитал.

Идея о том, что Украиной управляют националисты, – это абсолютная ложь, потому как страной управляет бюрократия. Многие говорят сегодня о том, что Россия строит "чиновничье государство" и страной будут управлять силовики. Но ведь дело в том, что на Украине всегда определяла и будет определять развитие страны бюрократия. В момент развала Советского Союза украинская бюрократия оказалась без идеологии, но поскольку без идеологии она существовать не может, то она воспользовалась националистической идеей, которая просто оказалась под рукой. Но если завтра украинским бюрократам понадобится задавить националистов, они это сделают в течение трех минут, потому что ваши националисты – это политические хулиганы. Не более и не менее. Это не те люди, с которыми в принципе имеет смысл вступать в какие-то дискуссии. Они не являются субъектом политики.

А в целом, что касается вопросов продвижения экономических интересов России, на Украине есть с кем работать. Вопрос только в том, насколько, по Задорнову, «Россия готова делиться», то есть какие полномочия Россия готова предоставить местным украинским олигархам на общем российско-украинском рынке. Вот и все. Если такие условия будут предоставлены, то проблема интеграции Украины и России действительно плевая, и никакие украинские националисты не смогут этому помешать.

Самое важное – российская политическая элита должна понять, что в ее геополитических и стратегических интересах укрупнение и интеграция. Второе – для того, чтобы эта интеграция состоялась, России нужно преодолеть корпоративный эгоизм и предоставить равные условия для украинских бизнес-групп на российских внутренних рынках, то есть поделиться теми богатствами, которыми Россия обладает. Это тот путь, который реально вижу я» (http://www.glavred.info/?art=93819178).

Также достаточно показательным является и назначение нового куратора Украины в Кремле – Дмитрия Козака. Кроме этого он имеет статус специального представителя президента России на переговорах по урегулированию приднестровского конфликта. И именно он был автором российского проекта урегулирования молдовско-приднепровского конфликта путем создания Молдовско-приднепровско-гагаузской республики. В разговоре с «Газетой» один московский политтехнолог, который пожелал остаться неназванным, сказал, что «по политическим взглядам он [Козак] русский националист». «Из украинцев, как вы знаете, выходят самые крепкие русские националисты. Но при этом Козак имеет и либеральные взгляды. Что он будет делать с Украиной – трудно сказать. Но однозначно не будет приверженцем Ющенко. Хотя и кланов также. Он не воспринимает всяческие «схемы» отношений российских и украинских олигархов, которыми руководствовался его предшественник Александр Волошин», - сказал "Газете" российский политтехнолог со ссылкой на "российских коллег» (http://saloon.kiev.ua/?page=newsone&newsid=521).

              Возвращаясь к проблеме Тузле, приведем статистику, которую собрало «Mignews». Итак, по данным опроса фонда "Общественное мнение", проведенного в октябре этого года в России, только 3% россиян признают правоту Украины в конфликте вокруг строительства дамбы в Керченском проливе. 63% граждан России убеждены в правоте своего государства.

Напротив, согласно данным общеукраинского опроса, проведенного фондом "Демократические инициативы" в декабре, большинство украинцев (59%) считают Украину правой в конфликте вокруг Тузлы, и лишь 13% считают правой Россию.

Интересно то, что после стихания конфликта вокруг Тузлы две трети населения Украины (65%) продолжают считать Россию дружеским государством, а недружелюбным ее назвали 21% опрошенных, отметил директор фонда "Демократические инициативы" Илько Кучерив.

Среди россиян Украину расценивают как дружеское государство почти 60% населения, а как недружелюбную – 29%, сообщает УНИАН. Согласно данным опросов, значительно отличается отношение к дружбе между нашими странами у жителей Киева и Москвы. Если в столице Украины 55% респондентов назвали Россию дружеским государством, а 24 – недружелюбным, то в российской столице эти показатели разделились фактически пополам – 43% против 44%.

 

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту