ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
На Земле Толкиена нашлось место и евреям

На Земле Толкиена нашлось место и евреям

Несмотря на то, что трилогия "Властелин колец" полна скрытых аллегорий, многие критики и поклонники пытаются уловить в книге религиозную, философскую и политическую нити. А можно ли найти на Средней Земле что-то еврейское?

Как говорят об эпопее, "Властелин колец" может занять верхние позиции в списке популярности. Было снято три фильма, просмотр которых в совокупности занимает девять часов (полная версия выпущена на DVD). Три фильма основаны на сюжете книги Дж.Р.Толкиена. Но еще больше удивляет миф, лежащий в основе истории о борьбе за Среднюю Землю с войском Саурона, миф, который покорял сердца многочисленных поклонников книги и вызвал огромное число споров по поводу своего аллегорического значения.

Одни, читая "Властелина колец", видят в книге опыт, приобретенный автором во время Первой мировой войны. Другие видят в ней древний аналог периода расцвета нацизма, который охватил Европу как раз в тот период, когда писатель работал над книгой. Кто-то видит в книге христианские метафоры, кто-то - восхваление нордическому характеру, на основании чего делают вывод, что Толкиен был тайным антисемитом и симпатизировал нацистам.

В действительности, Толкиен написал письмо сыну, в котором он высмеивал Гитлера, недоумевал по поводу того, как нацизм принимает черты некогда великой традиции нордического мифа, традиции, которую Толкиен чтил и которая оказала огромное влияние на сагу о Средней Земле. Когда германское издательство решило опубликовать книгу Толкиена в немецком переводе, автора спросили, есть ли у него предки-арийцы. Он ответил, что если они хотят узнать, не еврей ли он, ему ничего не остается, как пожаловаться, что, к сожалению, в его жилах не течет кровь этого одаренного народа.

Толкиен был еще более выразителен в своем презрении к аллегорическим интерпретациям "Властелина колец", повторяя снова и снова, что он писал не о нацизме, не о Первой мировой войне, не о христианстве или о чем-либо еще, а только о Средней Земле. Хоббиты не представляют никого, кроме самих себя. Фродо – это только Фродо, а не метафорический образ кого-либо или чего-либо. Так говорит Толкиен, и так оно есть на самом деле.

Тем не менее, нельзя удержаться от анализа такой богатой эпической истории, как трилогия "Властелин колец". Определенно, она поражает силой повествования, а аллегорические возможности ее неисчерпаемы. Если история о Средней Земле действительно история о борьбе добра против зла, она не должна пострадать от философского анализа. Учитывая огромный потенциал, заключенный в эпопее Толкиена, совсем немного было сказано о том, сколько еврейских тем можно обнаружить на страницах этой книги.

Личность, потерпевшая неудачу

По большей части экранизация "Властелина колец" является единственным способом показать, что евреи присутствуют в этой истории. Хотя книге уже полвека и по популярности с ней может конкурировать только Библия, большинство ее не читало. Для них, может быть, будет лучше и не начинать читать. Основные сюжетные линии итак уже известны.

Если вспомнить нордические мифы о великих героях, интересно, что Толкиен выбрал крупное братство, взявшее на себя бремя разрушения одного кольца и освобождения Средней Земли от растущей угрозы Саурона. С армией Оркса на пути к Роковой Горе и в финальной битве с Сауроном никогда не борется один великий воин. Чтобы одержать победу над злом, нужен именно союз людей, хоббитов, карликов, эльфов, колдунов и даже армии мертвых.

Идея, согласно которой отдельный человек не в силах преодолеть пороки человеческой натуры и зло, характерна не только для иудаизма. Тем не менее, это определенно еврейская тема. Только в общине еврейский народ может выполнять мицвот, дарованный Богом на горе Синай. Отсюда - необходимость в миньяне для молитвы, акцент на непрерывность избранного еврейского рода, обладающего качествами, свойственными не одному индивиду, а всему народу. Действительно, даже те индивиды, которые были рождены, чтобы возвыситься в еврейской истории, в конечном счете, опускались до мирского уровня. Никто не знает, где похоронен Моисей. Царя Давида обвинили в том, что он взял в жены жену другого человека.

Похожие параллели проводятся в мифах о Средней Земле. Великий герой Фродо Баггинс, скромный хоббит, избранный носить кольцо до финальной сцены на Роковой Горе, в конечном счете, терпит поражение. Он падает, сраженный кознями Голлума, изгоняет своего лучшего друга Сэма. В конце он пленен силой кольца: он отказывается уничтожить его, и просит оставить его себе.

Но изгнанный друг Сэм спасает Фродо от поражения. Он отказывается оставить своего друга, возвращается, спасает его от Оркса и бережет кольцо от рук Саурона. Когда Фродо не в силах идти, Сэм несет его на руках. Еще более трогательно выглядит Голлум, который в итоге отправляет кольцо в огонь Роковой Горы. Не будь этого крайне порочного существа, который жил навязчивой идеей обладать кольцом, Фродо удалось бы бежать вместе с кольцом и Средняя Земля была бы утрачена.

Что сказать о человеке, даже самом благородном из всех, которому не удалось выполнить миссию по спасению мира? Что сказать, когда победу можно одержать только благодаря узам дружбы, силе общины и даже влиянию зла?

Когда я смотрел экранизацию финальной главы трилогии, я не мог избавиться от ощущения, что еврейская тема воплотилась в понимании ецер хары (злого начала). Раввины однажды заявили, что ецер хара на самом деле было добром (очень хорошим, по словам Господа), потому что без него мы не стали бы творить и работать на земле. Голлума трудно представить в качестве персонификации ецер хары, даже если его действия, продиктованные ревностью, спасали положение. Но великая эпопея Толкиена показывает, что злой герой может быть так же полезен в творении добра, как и положительный герой.

Кольцо было уничтожено, зло в лице Саурона было изгнано из Средней Земли, и перед нами новый король Арагорн, выступающий перед собравшимися жителями Средней Земли. Мы должны объединиться, говорит он, чтобы исправить мир. Он выбирает волнующие слова, и они отражают иудейское понимание "тиккун олам" (исправление мира). Эта нить, которая тянется от братства в первом фильме до самого конца, видна так отчетливо, что ее нельзя не заметить. Мы должны объединяться не как отдельные индивиды, а как народ в достижении одной цели – исправления мира. В этом и заключается квинтэссенция иудаизма.

История продолжается

Но даже когда великое зло побеждено и история завершается, на самом деле она продолжается. Для тех, кто не читал трилогию, финал "Возвращения кольца" может показаться особенно затянутым. Мы видим коронацию Арагорна, его воссоединение с Арвен, свадьбу Сэма. Мы видим, как хоббиты возвращаются в свое графство, как Фродо завершает работу над своей книгой. И, в конце концов, мы видим, как Среднюю Землю покидает последний корабль с эльфами и другими "союзниками".

Если, по-вашему, этого многовато, помните, что на протяжении всех этих событий мы узнаем об уроке, который Фродо преподал Сэму. "Теперь это твоя история", - говорит Фродо, когда они покидают Среднюю Землю, и вручает Сэму свои рукописи и своего любимого Бильбо. Здесь, всего в одной сцене, заключается основная концепция, которая также присутствует и в иудаизме. Передача опыта одним поколением другому, продолжение цели от одной эры к другой – все это присуще идее иудаизма, которая описывается в Торе в главе о приближении мессианских времен. Мыслью, что прошлое, настоящее и будущее навечно связаны друг с другом, и завершается фильм "Властелин колец".

Бильбо, Фродо, Сэм – история не кончается. На поставленные вопросы нет окончательных ответов. Угроза зла живет во всех нас, и поэтому приключения будут продолжаться. То, что Толкиен говорит об этом, не означает, что он специально изучал иудаизм, но нельзя отрицать, что наши ценности здесь ярко отражены.

Возможно, это - лучшее, что еврейский зритель может сказать о трилогии Толкиена. В ней отражено очень много ценностей еврейского народа. В истории, рассказанной Толкиеном, есть герои, но они имеют свои недостатки, и только объединившись, они могут одержать победу. Их удивительная история, в конечном счете, это история о звене в цепи. История началась еще до "Братства кольца" и продолжится после того, как эльфы покинут Среднюю Землю, и будут сказаны последние хвалебные слова в отношении "Возвращения короля". Путешествие не заканчивается никогда.

Так что, если иногда нам приходится откладывать на несколько часов нашу Тору, почему бы не посвятить их Толкиену? Важно, что его произведение соперничает в популярности даже с Библией, важно, что фильмы, снятые по его мотивам, так ярко показывают нам жизнь нашей же общины. Даже если Толкиен ненавидел аллегорию, в его работе ее все-таки можно найти. И как же велики границы Средней Земли, раз в ней нашлось место и для евреев!

 

Брэдфорд Р. Пильхер, Jewsweek, перевод Натальи Роор для sem40.

Источник: Центральный Еврейский Ресурс

 

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту