ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
«России нужна новая Концепция внешней политики»

«России нужна новая Концепция внешней политики»

«России нужна новая Концепция внешней политики»

«Современная Концепция внешнеполитической деятельности России, принятая в 2002 году, устарела на лету», - так начал состоявшуюся в четверг пресс-конференцию член Совета по внешней и оборонной политике, директор Института стратегических оценок Сергей Ознобищев. Он подчеркнул, что сентябрь 2001 года вернул России роль одного из мировых центров, в условиях сложившейся новой системы геополитических координат без участия России невозможно успешное принятие решений в сфере глобальной и региональной безопасности. В этой связи Ознобищев осудил низкую инициативность внешней политики России, особенно в сфере российско-американских отношений.

- Продекларированная в начале 90-х годов политика партнерства в отношениях России и США к концу того же десятилетия увяла, подведя их к состоянию «холодного мира». Таков итог ошибок, упущений и безынициативности в развитии двусторонних отношений. Чтобы этого не повторилось вновь, необходимы решительные действия для преодоления вялой инерции, которая начинает превалировать на российско-американском направлении.

В первую очередь Сергей Ознобищев предлагает активнее заниматься решением ставших уже традиционными проблем безопасности - последовательно продолжать ликвидировать наследие «холодной войны». С его точки зрения, в этой области, наоборот, наблюдается снижение темпов демонтажа «машины холодной войны». Здесь имеется явный спад военно-политического сотрудничества в рамках политики сокращения ядерного оружия. Похвастаться «прорывами» в деле сокращения и ликвидации вооружений тоже пока нельзя. Поэтому Ознобищев предлагает искать выход на новые масштабные программы в духе периода Горбачева, когда советско-американское сотрудничество было первостепенной задачей властей и базировалось на высокой степени доверия. Это предполагает, во-первых, переход к максимальной взаимной открытости военных программ и доктрин, а во-вторых, совместное определение угроз и поиск совместных путей по противодействию им. Ознобищев как член Совета по внешней и оборонной политике считает, что России и США следует переходить к совместному ядерному сдерживанию режимов, представляющих опасность для обеих стран. В частности, он предлагает перейти к созданию совместных проектов ПРО на «террористически опасных» направлениях.

Главным недостатком российской внешней политики на современном этапе Сергей Ознобищев назвал «явное отсутствие координирующего центра». Это проявляется в разноголосице по отношению к внешнеполитическим проблемам. Был приведен пример конфликта вокруг Тузлы, когда президент, бывший премьер-министр и губернатор Краснодарского края высказывали совершенно не совпадающие мнения. Подобное недопустимо, ибо роняет престиж государства. В качестве координирующего центра, по словам директора Института стратегических оценок, вполне может выступать МИД.

- Важно, чтобы одновременно с этим была преодолена келейность принятия решений во внешней политике. Любой масштабный документ, диктующий внешнеполитическую линию, должен опираться на общественное согласие. Достижения в области внешней политики должны получать самый широкий резонанс. Для этого необходимо расширение диалога власти с общественно-экспертными кругами.

Ознобищев уверен, что все это должно найти отражение в новой редакции Концепции внешнеполитической деятельности России. Причем он рекомендовал использовать в российских условиях американскую практику подготовки новой концепции каждый год, чтобы она соответствовала нуждам текущего момента.

- В МИДе много талантливых и креативных людей, которые, если им разрешить, могли бы создавать концепцию ежегодно. Ведь в политике все очень быстро меняется…

 

- Как Вы оцениваете назначение Сергея Лаврова министром иностранных дел? Сработается ли он с экс-министром Игорем Ивановым?

 

- Лавров человек остроумный, талантливый, пишет стихи и песни. Он давно в МИДе, по некоторым данным, именно Иванов рекомендовал его на пост министра. Думаю, они будут действовать сообща.

 

- Как Вы можете прокомментировать заявление заместителя госсекретаря США по делам Европы и Евразии Стивена Пайфера, в котором он признал, что США оказали помощь катарским властям в аресте российских разведчиков? Не есть ли это признак ухудшения российско-американских отношений?

 

- История российско-американских отношений показывает, что, как только начинается потепление в этой области, сразу что-нибудь случается: или скандал с высылкой дипломатов, или арест. Дело в том, что у влиятельных институтов власти есть своя политика. Спецслужбы не могут существовать вне атмосферы напряженности. Скандалы и противостояние стран в их интересах. Так что, скорее всего, и катарский инцидент это проявление ведомственной идеологии.

В этой истории важно другое – то, что президент счел возможным вмешаться с этот процесс. Мы активно заступаемся за своих граждан за рубежом, мы защищаем своих, чего раньше не было. Думаю, это может стать вехой в российской внешней политике.

Как точно заметил Сергей Ознобищев, внешняя политика у нас президентская. Так уж сложилось, что в России очень многое зависит от позиции первого лица государства. Президент играет роль и фактического премьер-министра, и наблюдает за запусками ракет в качестве главнокомандующего, он же – главный дипломат страны. Решение главных вопросов замыкается на президента, и личная роль министра иностранных дел сейчас на самом деле невелика. Будем надеться, что в лице Сергея Лаврова рядом с главой государства будет стоять профессионал с пониманием проблем и особенностей сложившейся внешнеполитической ситуации.

 

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту