Феномен смешного

Феномен смешного

Чем сложнее жизнь, тем тоньше юмор

Люди смеются над разными вещами. Кто-то приходит в восторг от комедии «Тупой и еще тупее», кто-то падает от хохота, заслышав армейские шуточки вроде «здесь вам не тут!», кому-то подавай изысканные английские анекдоты про леди и ее дворецкого, а некоторые любители ценят анекдоты абстрактные, понятные одному из десяти слушателей. Давайте разберемся, от чего зависит наше чувство юмора, глуп ли тот, кто смеется над простецкими шутками, умен ли ценитель изысканной иронии, пишет журнал LUBLU.

Что развивает наше чувство юмора

Юмор помогает посмотреть на переживаемые нами трудности с иной, необычной стороны и позволяет избавиться от проблем или с честью пережить неприятности. Отсюда следует: чем больше у человека всяких сложностей, тем чаще ему приходится смотреть на ситуацию с другой стороны и тем сильнее развивается у него чувство юмора. Многие еще помнят классический анекдот времен ранней перестройки, когда без талонов нельзя было купить ни мыла, ни сахара: «Хозяйка гостям: «Кто руки с мылом мыл — тому чай без сахара!» Потом на смену дефициту пришли времена шальных денег, удача улыбалась далеко не каждому, и чтобы зависть не душила, хамство чужое не ранило, грубость не доставала, срочно пришлось сочинять смешное про тех, кто скоропалительно разбогател, например: «Открыт новый поисковый сервер для новых русских: www.tipa.au». Посмеешься над теми, какие они необразованные да примитивные, почувствуешь себя по контрасту очень умным — и жить сразу станет легче, зависть отпустит, в голове прояснится, глядишь — и сам чего-нибудь добьешься.

Утробный смех — от хорошей жизни

Юмор человека благополучного, с бытовыми неурядицами и историческими катаклизмами незнакомого, прост и даже примитивен. У рядового американца всегда были мыло и сахар, он привык чтить богатство и большие деньги, ему не над чем часами «юморить» и незачем оттачивать свое чувство смешного. Моя знакомая из Америки посмотрела классическую советскую комедию «Ирония судьбы» и осталась в полном недоумении: «Нет, мне не понравилось. Слишком много натяжек для примитивного сюжета про любовь: и улицы назвали одинаково, и дома похожие, и мебель в квартирах одна и та же. Неужели режиссер не мог более тонко свою идею до зрителя донести?» Ну что ей ответить? Не мог! Потому что мы так жили! Откуда ей знать про советскую «типовую» застройку, про разнарядки на наименование улиц, про многомесячные очереди на приобретение стандартных гарнитуров? Правду говорят, что сытый голодного не понимает. В последнее время сатирики жалуются, что «народ совсем отупел» и требует юмора простого. А может быть, вовсе и не отупел, просто жить ему стало полегче?

Почему то, что одному смешно, другому не очень

Чтобы вместе смеяться над одними и теми же шутками, нужно иметь общий жизненный опыт. Порой друг друга не понимают не только выходцы из разных стран. Недавно в женской компании одна из моих приятельниц, замужняя домохозяйка, рассказала ужасно смешную, с ее точки зрения, историю. Их с мужем друзья пригласили на свадьбу. Она полдня провела в салоне, сделала прическу и маникюр, надела новое платье и уселась в кресло пить кофе и ждать мужа с работы. Муж позвонил со словами, что задерживается. Она его обругала и велела быстро бежать домой. Через полчаса муж позвонил опять, извинился и попросил не сердиться — его вызвали к шефу с бумагами. Подруга час ждала и кипятилась: вот, мол, работа ему дороже дома, вечно там пропадает, а гости уже собрались. Всю дорогу она мужа ругала, вылетела из машины пулей и, в развевающейся шубе, продолжая браниться, под жалобные призывы супруга «Дорогая, подожди!», помчалась вперед, не разбирая дороги. Споткнулась и упала в прямом смысле слова «лицом в грязь». Муж принялся ее поднимать и утешать, а на нее напал дикий смех, и всю злость как рукой сняло...

Любопытно, что ее рассказ нашли смешным две замужние дамы. А две одинокие возмутились: «Бедная, ты ушиблась, порвала колготки, ну чего тут смешного?» Пятая подруга, психолог по образованию, предложила использовать данный рассказ в качестве теста на замужество: «Кто считает его грустным или дурацким — та точно не замужем!» И объяснение дала. Замужняя женщина понимает: если твой муж работает с утра до ночи и обеспечивает тебе возможность наряжаться, заниматься собой и домом в свое удовольствие — его надо на руках носить, а не пилить за опоздания. О чем судьба и напомнила героине рассказа: «Будешь мужа пилить — в грязь свалишься». А женщина незамужняя и самостоятельная, всегда только на собственные силы полагающаяся не видит связи между комфортной жизнью и много работающим мужем и не знает, чем завершаются попытки из хорошего мужа делать идеального.

Кто громче всех смеётся над самыми «глупыми» шутками

Как ни парадоксально — вовсе не дурак, а умный, но только очень усталый и нуждающийся в полном расслаблении человек. Ему не хочется тонкой иронии: ему и так уже до смерти надоело себя анализировать и над своими проблемами иронизировать, ему подавай простоту и ясность. У него нет сил вникать и проникаться. Знаменитый режиссер Феллини, чьи фильмы пронизаны светлым и грустным юмором, в быту обожал цирк, буффонаду и клоунов, которые бьют друг друга сковородками по голове и осыпают мукой.

Один из моих знакомых — дизайнер и эссеист — в минуты творческого застоя смотрит французскую комедию «Маленький купальщик» и сползает со смеху с дивана на своем любимом кадре: по реке, покачиваясь как кораблик, плывет деревянный туалет «типа сортир», а из его маленького окошка выглядывает перепуганная физиономия Луи де Фюнеса: «Смыло!» Еще один приятель, классный хирург-кардиолог, после операционного дня в мужском коллективе рассказывает такие анекдоты, смысл которых передать в приличном обществе можно только азбукой Морзе: «Как-то раз … из … до …. и …, а она и говорит … и … и …!» Как следует отдохнув, оба начинают воспринимать элегантный многоплановый сарказм книг и фильмов американского интеллектуального кинорежиссера Вуди Аллена.

Кто ценит юмор тонкий и пронзительный

Люди, по роду своей деятельности сталкивающиеся с парадоксами и неразрешимыми, на первый взгляд, задачами, загадками природы и человеческой психологии, иронизируя и посмеиваясь, разыскивают выход из тупика или дают выход своему гневу на несовершенство мироздания и людской породы. Поэтому так много анекдотов придумано про врачей. «Объявление в газете: «Опытный психотерапевт ведет прием пациентов. Ведет, блин, уже третий месяц. Что за отвратная страна! Все козлы и уроды! Ненавижу всех! Звоните, твари!!!» Раньше сочиняли массу приколов про физиков, но теперь пальму первенства переняли программисты, которые общаются с умными, загадочными и непредсказуемыми компьютерами. Сами про себя они говорят: «Работа программиста и шамана имеет много общего: оба бормочут непонятные слова, совершают непонятные действия и не могут объяснить, как оно работает».

Зачем нам чёрный юмор, или Этично ли смеяться над горем и несчастьями

Черный юмор помогает нам преодолеть свои страхи. Все мы чего-то боимся, но постоянно жить под гнетом страха невозможно — он парализует всякую деятельность и доводит нас до полной беспомощности, бессонницы, неврозов и инсультов. Надо его как-то разрядить. Как это сделать? Сочинить на самую страшную тему анекдот и при помощи смеха расслабиться. Чего мы больше всего боимся? Смерти. Кто ее в последние годы олицетворяет? Террористы. Вот и пошли по миру анекдоты на вроде бы совсем не смешную тему трагических терактов. «Стюардесса в «боинге» разносит напитки. Приближается к человеку в черной чалме и белой хламиде. «Мистер, шампанское? Коньяк? Виски?» — «Пожалуй нет — мне скоро за штурвал...»

Феномен Чарли Чаплина

Смех и слезы всегда находятся где-то рядом. Если нас до глубины души пробирает сожаление, нежность, сочувствие или жалость — сердце у нас сжимается и комок встает в горле — освободить от оков сострадания и печали способны только слезы или смех. Слезы очищают и освобождают, смех дарит надежду. Поэтому так популярны комедийные мелодрамы и грустные клоуны — Чапли Чаплин или российский Юрий Никулин, — позволяющие нам поплакать, посмеяться и почувствовать себя обновленными.

У Чаплина большая голова, огромные глаза и выпуклый лоб — он похож на ребенка, который внезапно вырос и столкнулся, беззащитный и ранимый, с нашим весьма жестким миром. Его герой ходит семенящей походкой, в огромных башмаках — так передвигаются дети в папиных ботинках, чтобы те не свалились. В каждом из нас тоже живет маленький и наивный ребенок, и когда мы смотрим на Чаплина, то видим в нем себя, жалеем его до слез, радуемся за него и дурачимся вместе с ним, наслаждаясь пьянящей вседозволенностью и швыряя торты в чужие физиономии. Похожий типаж и у Юрия Никулина: его герои всегда простодушны как дети, будь это отрицательный Балбес из «Кавказской пленницы» или положительный Семен Семеныч из «Бриллиантовой руки», поэтому мы к ним добры и снисходительны. Кстати, популярному американскому комику Джиму Кэрри, по мнению кинокритиков, никогда не быть великим, потому что ему не под силу заставить зрителя заплакать.

 

Галина Зайцева

Оценить статью
(0)