Владимир Спиваков: Состояние полного отдыха у человека появляется в гробу

Один взмах его дирижерской палочки дорогого стоит — он может изменить тональность незыблемой, казалось бы, классики, настроение оркестра в целом и каждой скрипки в отдельности… На свадьбу испанского принца почетные гости должны были прибыть при орденах, и он долго думал, какой именно надеть: Почетного легиона или святого Маштоца. Выбрал российский — «За заслуги перед Отечеством», решив, что такого точно ни у кого не будет… Он запросто мог осесть в Штатах или в той же Испании — любая страна мира с радостью приняла бы такого гражданина — и жить припеваючи. Но сегодня на улицах Москвы можно увидеть плакаты с его портретом и надписью «Слава и гордость России». Сын блокадницы и фронтовика, он сдавал кровь для Беслана… Его дни расписаны вплоть до 2007 года… Афоризмом стали его слова: «Музыка сродни религии»… Совершая мировое турне, гений скрипки, как его называют на Западе, дал концерты в Алматы и Астане.

После репетиции в венском Концерт-хаусе главный виртуоз Москвы останавливает такси.

– Вы свободны?

– Одну минуту, я только подъеду к афише, посмотрю, что играет господин Спиваков на своем концерте.

– Я вам расскажу все, что он играет, – и на удивленно вскинутые брови поясняет: – Потому что я и есть господин Спиваков.

– О, садитесь, пожалуйста. Знаете, семь лет назад мы с женой были на вашем концерте. Вы играли сонату Бетховена, опус номер 96...

Может быть, когда-нибудь подобный диалог повторится и у стен алматинского оперного театра. Пока же отечественный зритель ходит на имена, зачастую не зная музыкального произведения.
Концерт «Виртуозов Москвы» и известной скрипачки Айман Мусаходжаевой, прошедший в рамках мирового турне, посвященного 25-летию оркестра, несомненно, стал большим праздником и для серьезных меломанов, и для не слишком сведущих зрителей. «Играет Владимир Спиваков» стало брэндом, как справедливо заметила Раиса Мусаходжаева. Удостоенный высочайших наград мира, известный скрипач, меценат и общественный деятель получил свою первую премию в 13 лет на конкурсе «Белые ночи». Череда побед в различных международных фестивалях и присвоений различных титулов пополнилась 27 мая званием «Россиянин года», о чем маэстро узнал уже в Казахстане на совместной репетиции оркестров «Виртуозы Москвы» и «Академии солистов».

– От совместной работы мы получили большое удовольствие. Я видел лица людей, улыбки, и это очень впечатлило меня: когда людей объединяют не параграфы договора, а нечто духовное, то получается такая музыка, какой она должна быть. Нас всегда принимают в Казахстане как своих. Думаю, что мы продолжим наше сотрудничество, я знаю, что Айман отдала много сил, чтоб поднять оркестр до такого уровня. И мне случилось быть свидетелем колоссального удивления и восхищения, которое вызвало выступление «Академии солистов» и Айман Мусаходжаевой в Лондоне. Для Европы Казахстан – terra incognita, и когда там слышат такое исполнение европейской музыки, удивляются и восторгаются безмерно. Приятно, что в Казахстане чувствуется опека государства в области искусства. Я, например, не чувствую деятельности Министерства культуры России, хотя знаком с министром, знаю, что его зовут Александр Сергеевич Соколов.

– В вашем ежегодном графике до 120 выступлений по всему миру, не считая фестивалей, вы являетесь президентом музыкального фестиваля в Кальмаре, ведете педагогическую работу… Не возникает желания отдохнуть, ведь, казалось бы, достигнуто все?

– Состояние полного отдыха у человека появляется в гробу. Я не могу сказать, что достиг всего – за каждой вершиной есть другая, непокоренная. Трудно занять какие-то позиции, но еще труднее их удержать, это требует каждодневного труда, который за цветами, наградами и овациями не заметен.
График маэстро и в самом деле впечатляет: 25 мая «Виртуозы Москвы» аккомпанировали детям-музыкантам разных стран мира на заключительном гала-концерте в честь закрытия II международного фестиваля с немного ностальгическим названием «Москва встречает друзей», организованного Международным благотворительным фондом Владимира Спивакова, в цели которого входит поддержка творчески одаренных детей. Кстати, в Алматы фонд также отметился добрым делом: Казахская национальная академия музыки получила в дар две скрипки работы французских мастеров. «Я сам их отбирал», – гарантирует маэстро. И благотворительность не менее щедрая проявляется Владимиром Спиваковым, когда безбилетных студентов и пенсионеров он проводит на свои концерты: «Нельзя запрещать слушать музыку». А перед московским фестивалем было выступление в лондонском «Ройал-фестивал-холлс», оцененное «Таймс» высшей оценкой в пять звезд.
Сам же виртуозный скрипач-дирижер не расстается с палочкой, подаренной великим Бернстайном, навсегда ставшей талисманом, и скрипкой работы Страдивари, предоставленной в пожизненное пользование меценатами. Поэтому скрипичный дуэт с Айман Мусаходжаевой, играющей также на инструменте великого итальянца, стал встречей двух Страдивари в Казахстане.

– Это удивительное таинство судеб. Я думаю, 300 лет назад такое и предположить не могли, – смеется маэстро.

– Ни одна из ваших дочерей не занимается музыкой, что достаточно необычно для музыкальных семей…

– Каждый случай особый. Дети не должны проживать жизнь родителей, часто это плачевно заканчивается. Надо давать людям дышать, и маленьким тоже. Кстати, моя младшая дочь (ей 10 лет) хорошо поет и у нее есть шансы стать певицей.

– Жизнь вашего «бродячего братства» не стала более оседлой…

– В нашем мужском коллективе начали появляться женщины – стареем (улыбается). А в составе филармонического оркестра России дамы вообще преобладают. К Новому году я им из Канады привез около пятидесяти теплых безрукавок – в репетиционном зале барахлило отопление, было прохладно. Я – заботливый папочка.

– Как вы ухаживаете за своими гениальными руками?

– Я занимался боксом, – и после недолгого раздумья добавляет: – И перчатки ношу… зимой.

– Ходили слухи, что вы врезали террористу, который пытался угнать самолет…

– Не совсем так. Ситуация была другая, но врезать – врезал.

– Некогда вы говорили, что талант – это прежде всего огромный труд. Что кроме этого сделало ваш оркестр таким, какой он есть сейчас?

– За 25 лет мы стали частью жизни многих людей, но и они тоже стали частью нашей жизни. Когда мы приезжаем в Америку, Мексику или Израиль, мамы приводят своих детей на концерт, чтобы показать им то, чем они восхищались, что было важным для них. В Тель-Авиве в оперном театре из-за нехватки времени мы вынуждены были играть две программы, чего я никогда не делаю, потому что я не Кобзон. Но есть еще один маленький секрет того, что на одних артистов ходят до конца их дней, а других забывают… – маэстро замолчал, а наши разгадки секрета попадали точно «в молоко». – Это любовь. Любовь не спасает от смерти, но она примиряет нас с жизнью. Публика должна чувствовать, что те люди, которые находятся на сцене, любят ее. А мы действительно любим.
На концерте в оперном звучали произведения Баха и Чайковского. Отточенность и лаконичность движений маэстро в жизни сменились искрометным артистизмом и экспрессией на сцене. Вместе с ведущими солистами Владимиром Спиваковым и Айман Мусаходжаевой выступил Амир Тебенихин, восходящая звезда казахской фортепианной школы. Блистательное выступление музыкантов закончилось шквалом оваций. «Виртуоза» не отпускали со сцены. В знак искреннего восхищения Айман Мусаходжаева преподнесла в дар маэстро традиционный чапан, а Раиса Мусаходжаева – прекрасную деву, изображенную на холсте.

– Последнее слово – за музыкой, – ответствовал Владимир Спиваков и взмахнул палочкой, – для самых красивых женщин Казахстана…
И закружило по залу великолепное танго «Предпочтения» Астора Пьяцоллы – дар алматинцам от виртуозного мастера.

 

Светлана Николаева, фото Сергея Ходанова, Алматы
«Liter.kz»

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту