Кремль финансируется из госбюджета Грузии?!

Кремль финансируется из госбюджета Грузии?!

Кремль финансируется из госбюджета Грузии?!

Во времена Шеварднадзе я знал — и часто говорил — что перераспределение собственности неизбежно, и так оно и случилось. Предвидеть это было нетрудно, особого напряжения мысли тут не требовалось, ведь исторические процессы всегда подчиняются стройной логике. Но я-то думал, что на этом все и кончится и в стране начнутся процессы развития. К сожалению, я ошибался — сегодня закладываются основы для еще одного перераспределения собственности, которое, по самой своей сути, примет гораздо более жестокие формы, и коснется не только людей, заправлявших этим процессом, но и добропорядочных покупателей, купивших отобранное имущество.
…Приоритеты, связанные с импортом газа, уже давно стали темой номер один грузинских СМИ и, как видно, еще долго будут оставаться предметом обсуждения властей, оппозиции и общества в целом.
В декабре события развивались с калейдоскопической быстротой. Дошло до того, что премьер-министр за три часа провел два практически взаимоисключающих брифинга и окольным путем привел нас опять к Газпрому — после того, как мы увидели классический пример броуновского движения по маршруту Анкара-Баку-Тегеран-Баку-Анкара-Тегеран и т. д. в неподражаемом исполнении премьера и его фаворитов.
На сей раз я не собираюсь анализировать, что и как там было, тем более что это не имеет никакого смысла. Обращу ваше внимание лишь на то, что происходит сегодня и на то, что все это значит.
Премьер-министр
и другие компетентные лица объявили нам, что по разным «объективным» причинам установить тариф на газ не удается, и поэтому надо выделить деньги из бюджета, чтобы помочь компаниям закупить газ до окончательного выяснения ситуации. Пока что неясно, субсидия это или кредит. И если кредит, то на каких условиях он выдан.
Оставим в стороне то, что бюджеты компаний-импортеров — РАО ЕЭС, «Итеры», Казтрансгаза, Внешторгбанка (фактически контролирующего этот импорт) — намного превышают бюджет Грузии, и они в такой помощи вовсе не нуждаются. Главное то, что их большинство основано на российском государственном или окологосударственном капитале и, соответственно, их доходы, прямыми и косвенными путями, поступают опять-таки в российский бюджет. Получаем следующую картину: Грузия помогает российским компаниям закупать дорогой российский газ, эти деньги идут в бюджет России, откуда возвращаются в виде зарплаты находящимся в Грузии миротворцам и агентам спецслужб, финансирования строительства газопровода в т. н. Южной Осетии и других сепаратистских проектов.
Если называть все своими именами, то это — капитуляция плюс контрибуция.
Для наглядности приведу два факта.
Компания «Итера» отдает добываемый на принадлежащих ей месторождениях газ Газпрому примерно за 50 долларов и затем покупает в Грузии у него же за 235 долларов (?!).
Дочерняя компания Казтрансгаза отдает газ Газпрому за 130 долларов и затем покупает в Грузии у него же за 235 долларов (?!).
Какая бизнес-логика может быть в этой простой арифметике?! Разумеется, никакой! Это хорошо обдуманная политика, где все решения принимает Газпром, а компании-сателлиты всё беспрекословно выполняют. Т.е., прошу прощения, грузинские дистрибуторы волей-неволей участвуют в играх, представляющих огромные социальные и экономические риски для страны. И после этого грузинские чиновники выходят на сцену и говорят нам об «энергобезопасности», «диверсификации» и предотвращении других угроз.
Дабы у меня не получилась «голая критика», скажу в двух словах и о том, что должно реально сделать на данном этапе правительство. О том, что было возможно, когда б они начали действовать пораньше и не допустили столько ошибок, говорить уж не буду.
Потребители газа в Грузии делятся на три основные группы: бытовой сектор, электрогенерация и промышленный сектор.
С бытовым сектором всё более или менее ясно: для предотвращения вызванных шоковым эффектом социальных рисков власть обязана принять временные меры, хотя существует и другой путь (об этом поговорим ниже).
Что же касается ТЭЦ, государству надо было не самому суетиться, а потребовать от них (российских компаний) обеспечить нормальную работу и, соответственно, позаботиться о закупках газа. Этим была бы снята проблема тарифа на газ, и вся нагрузка легла бы на тариф на электроэнергию. А уж там мы бы в регулирующей комиссии обсудили, какие тут есть резервы. Каждый, кто мало-мальски в этом разбирается, знает, что можно найти множество контраргументов, как с рациональной, так и с моральной точки зрения, для минимизации повышения тарифа.
Что касается производственного сектора, я вообще не понимаю, почему в условиях рыночной экономики обеспечение какого-либо предприятия дешевым газом — это проблема государства. В здоровой среде нерентабельная частная компания запросто закрывается, и на смену ей приходит другая.
А теперь вернемся к бытовому сектору.
Если мы хотим реально помочь населению, то самый простой выход — отменить НДС на импорт и реализацию газа. Это фактически освободит население от налога, а производственным предприятиям и коммерческому сектору так или иначе придется его платить уже в момент продажи конечного продукта, то есть обслуживания. Соответственно, это и есть правильная форма целевой помощи, приводящей к минимальным бюджетным потерям. Кроме того, мы должны эксклюзивно подавать дешевый азербайджанский газ Казтрансгазу и «Итере». Таким образом, проблема бытового тарифа полностью отпадает.
Но с точки зрения правительства этот путь неприемлем. В частности, как же тогда выполнять план министерству финансов? Не говоря уже о более «глубоких» задумках и сценариях. Разве не лучше, чтобы деньги поступали в бюджет, кто-то записывал себе очки, и потом их безболезненно «снимали» оттуда с помощью пультов парламентского большинства? Все довольны, все при деле, все преуспевают, кроме населения Грузии. Ну а оно, т.е. народ, никогда и не было проблемой!..

Гия Хухашвили

Оценить статью
(0)