Геннадий Зюганов:

Геннадий Зюганов:

Геннадий Зюганов:

Единственной новостью из Конституционного суда, которой было позволено выйти в телевизионный эфир 6 октября, было сообщение о подписании президентом В. В. Путиным закона, который предопределяет выселение этого высшего судебного органа из столицы Российской Федерации Москвы на север, в Санкт-Петербург. О том, что в этот же день КПРФ отстаивала в Конституционном суде право народа на референдум, ни один государственный или «частный» телеканал не сообщил, хотя весь день за процессом внимательно наблюдали объективы телекамер ведущих федеральных компаний.
Надо заметить, что тема выселения Конституционного суда из столицы была тем фоном, на котором проходили слушания о проверке на соответствие Основному Закону отдельных положений закона о референдуме, на основании которых КПРФ с 2002 года ЦИК РФ и Верховный суд отказывают в регистрации инициативных групп и праве начать сбор подписей за проведение прямого всенародного голосования по ключевым вопросам смены социально-экономического курса.
Интересы КПРФ в Конституционном суде защищали руководитель партии Г. А. Зюганов, первый заместитель председателя ЦК КПРФ. И. И.Мельников, а также представители инициативной группы В. Г. Соловьева, В. Д. Уласа и В. И. Лакеева.

О статусе оппозиции в России

Заседание суда началось с рассмотрения ходатайств сторон, что дало возможность оценить общую атмосферу, в которой начались слушания. Полномочный представитель инициативной группы В. Г. Соловьев попросил суд включить в состав участников процесса Г. А. Зюганова и И. И. Мельникова. Предоставить слово в качестве свидетеля члену ЦИК РФ. Е. И.Колюшину, который высказал свое особое мнение при рассмотрении дела в Центризбиркоме, а также пригласить в качестве эксперта доктора юридических наук А. И. Лукьянова. И это предложение сразу же вызывало негативные эмоции, как президентской стороны, так и официального представителя Государственной Думы бывшей «яблочницы» Е. Б. Мизулиной. Среди судей возникли разногласия, поэтому сразу после начала процесса весь Пленум КС удалился в совещательную комнату.
Протокольное решение, которое затем было оглашено было, так сказать, компромиссным. Свидетельства Е. И. Колюшина решили не заслушивать, но его особое мнение приобщить к делу. Г. А. Зюганова и И. И. Мельникова как полноправных участников в процесс не вводить, но дать им слова как депутатам и рассматривать их «в равном статусе, как и представителей других органов власти».
- Дума не направляла своих представителей! — возразил представитель президента в КС Михаил Кротов. — Они не могут иметь такой же статус, как и мы.
Председатель КС. В. Д.Зорькин пытался успокоить разгоряченного представителя президента: «Суд не уравнивает Геннадия Андреевича по статусу с полномочными представителями других федеральных органов». Г-н Кротов, видимо, увидел здесь другой смысл. Наверное, он посчитал, что Конституционный суд фактически легитимировал своим решением положение Г. А. Зюганова как лидера оппозиции. Признать за председателем КПРФ такое же положение, что имеет оппозиция, скажем, в британском парламенте и политической системе, вполне вероятно вызвало нервный шок у представителя Путина. И он стал «бузить».
- Для особо непонятливых повторяю: суд не против, чтобы они (Зюганов и Мельников) выступили! — парировал недовольство президентской стороны глава Конституционного Суда.
Было также решено заслушать мнение А. И. Лукьянова, как специалиста, видного ученого-конституционалиста.

Россия как Албания?

После такой «разведки боем» КС приступил к выслушиванию позиций сторон. Представители КПРФ. В. Г.Соловьев и В. Д. Улас убедительно изложили аргументы КПРФ на счет того, что запрет выносить на референдум вопросы, касающиеся изменения финансовых обязательств государства, является неконституционным, поскольку решение практически любой общероссийской проблемы связано с государственными расходами. Именно на эту правовую закорючку, изобретенную в Госдуме «Единой Россией», постоянно ссылаются правоприменительные органы при обосновании запретов на референдум.
Надо заметить, что выступления представителей КПРФ посланник президента Путина г-н Кротов слушал очень нервно. Махал руками, то ли возражал, то ли просил разрешение срочно выйти из зала по необходимости.
- Заявители злоупотребляют свои правом и делают политические заявления! — прорвалось у г-на Кротова.
- А я обращаю ваше внимание, что вы не имеете права обращать на это внимание суда в ходе данной стадии,- снова возразил председатель КС, напомнив, что необязательно размахивать руками, а из зала можно выйти и без разрешения суда.
Любопытны некоторые пассажи официального представителя Думы в КС. Е. Б.Мизулиной. Обосновывая правомерность запретов, она вообще заявила, что реализовывать право народа на референдум вовсе не обязательно на общефедеральных голосованиях. Мол, вполне можно обойтись и местными референдумами. При этом она ссылалась на опыт «больших стран» типа США. Про большие европейские страны, например Францию, юрист высшей квалификации постаралась не вспоминать. Она даже выдала такой тезис, что у народа сохраняется право на участие в реальном референдуме, а не «псевдореферендумах», намекая на инициативы КПРФ. О том, что за 13 лет с момента введения в действие «акта революционной законности» в форме Конституции 1993 года не было ни одного общефедерального референдума, г-жа Мизулина предпочла не рассуждать.
И самое главное, представитель думского единороссовского большинства всячески упирала на сомнительность права Конституционного суда рассматривать проблемы нарушения прав граждан в связи с федеральными конституционными законами (закон референдуме имеет такой статус). Подоплека такой настойчивости выявилась довольно быстро. Г-жа Мизулина быстро перешла к проблеме недавно принятых поправок в конституционный закон о Конституционном суде, куда «Единая Россия» внесла положения, отправляющие КС подальше из столицы. Мол, нынешние слушания по референдуму могут быть использованы как прецедент к пересмотру закона о Конституционном суде. И эта проблема постоянно маячила, как то ружье на сцене, в ходе прений сторон.
Представитель президента г-н Кротов в своей очень длинной речи, естественно, так же доказывал, что с запретами на референдум все в порядке. Он сообщил о том идеале, на который, по мнению президентской стороны, должна равняться Россия. Это такие страны как Албания и Азербайджан, где также законодательно ввели ограничения на проведение всенародных голосований.
Почти комичная ситуация возникла, когда судьи стали задавать вопросы представителям президентской и думской стороны. На вопрос судьи Кононова о том, во имя каких ценностей введены запретительные ограничения в Закон о референдуме, г-жа Мизулина по простоте душевной ответила, что главное это защита финансового, экономического и социального баланса страны. На это судья справедливо заметил, что среди запретительных оснований в законодательстве нет такой высшей ценности как «финансовый баланс».
Надо отметить, что приглашенные в заседание пропрезидентски настроенные эксперты дали одобрительные заключения по поводу запретов на референдум. В свою очередь А. И. Лукьянов в своем обстоятельном выступлении убедительно показал, что "доводы, которые по частным вопросам приводятся в документах ЦИК РФ и Верховного Суда РФ очень напоминают попытки известного щедринского градоначальника добиться принятия закона «О нестеснении градоначальников идущими свыше законами и указаниями».

Позиция КПРФ

Убедительно позицию КПРФ в Конституционном суде отстаивал Г. А. Зюганов, который все же, несмотря на противодействие президентской стороны, как лидер оппозиции высказал в ходе процесса свое отношение к правовым новациям «Единой России», которые облекаются якобы в беспристрастную юридическую форму.
«Мы обращались к правительству с предложением сменить курс, обращались к президенту с предложением обсудить ключевые проблемы стратегии развития страны, в том числе с помощью референдума, но нам было отказано, — отметил Г. А. Зюганов. — Сначала на уровне региональных избирательных комиссии, затем ЦИК РФ граждане России получили запрет на проведение референдума и реализацию своего конституционного права на прямое участие в управлении государством. Затем эти решения были продублированы в Верховном суде, который оправдал запреты невозможностью нарушать финансовые обязательства государства, изменять бюджет. Но мы ведь предлагали реализацию новой стратегии не в год реализации бюджета, а на перспективу».
- Мы считаем, — отметил Г. А. Зюганов, что у Конституционного суда есть возможность поправить положение, прислушаться к нашей позиции. Мы удовлетворены, что у нас есть право эту позицию изложить. Тем более общеполитический фон, на котором происходят слушания очень тревожный. В двух из пятнадцати регионов — Дагестане и Тюменской области — были предприняты попытки снять КПРФ с выборов, списки партии были восстановлены лишь после решительных протестных действий оппозиции.
Г. А. Зюганов напомнил, что последние попытки запрета, отстранения партии от выборов на местном уровне беспрецеденты. В связи с этим возникают только аналогии с событиями 1907 года, когда в результате «третьеиюньского переворота» была разгромлена Государственная дума, изменен избирательный закон, введены ограничения для оппозиции, а впоследствии многие наши товарищи, депутаты от нашей партии были посажены в тюрьму.
Лидер КПРФ заметил, что, судя по выступлению официального представителя Думы г-жи Мизулиной надо вообще отменить институт общенационального референдума. Выходит, что пусть только чиновники, бюрократы, олигархи определяют судьбу каждого человека? Но это закончится такой же государственной катастрофой, к которой привел крах царизма и буржуазно-помещичьей России. И только Октябрьская революция позволила преодолеть распад и разложение страны, возрождение ее в форме государства трудящихся, великой мировой державы.
Говоря об объективной необходимости вынесения на референдум предложений КПРФ, Г. А. Зюганов особо подчеркнул: "В седьмой статье Конституции провозглашено, что у нас социальное государство. Социальное государство должно обеспечить гарантии прожиточного минимума каждого человека. А что на деле? Средняя пенсия 3–3,5 тысяч, квартплата за двухкомнатную квартиру 2–3 тысячи. Это означает, что не один ветеран, а их миллионы, кто получает такую пенсию не в состоянии выжить. Отнимите из трех тысяч две, и ему остается на все про все тысяча рублей, на то чтобы он себя прокормил. В любом социальном государстве принимается первый закон о том, что любому гражданину гарантируют прожиточный минимум. Именно этот вопрос мы предложили ключевым на референдум.
- Почему в Москве могут внести норму о том, что квартплата и коммунальные услуги должны быть не выше 10 процентов дохода семьи? — продолжил лидер КПРФ. — Почему этой нормы нет по всей России. Что за кольцевой дорого другие люди живут? Эта норма сама просится в социально-экономическую политику страны, она вполне обоснована, хорошо обсчитана. Почему этот вопрос нельзя рассмотреть на референдуме?
Г. А. Зюганов ответил на упреки в политическом подходе при рассмотрении правовых дел. «Почему власти срочно запретили проведение референдума, но именно после этого, в течение года протолкнули все разрушительные законы: Лесной, Водный кодексы, законы о недрах, автономных учреждениях, которые позволяют этим же олигархам распродать последние богатства страны. Политическая подоплека запрета референдума очевидна»
«При коммунистах», как говорят, у нас в стране была средняя пенсия 120–130 рублей, напомнил Г. А. Зюганов. Умножайте по нынешней инфляции на коэффициент 100 — это 13 тыс. руб. Почему у каждого пенсионера каждый месяц отнимают 10 тыс. руб. из его законно заработанной пенсии. Была средняя зарплата трудящегося человека 230 руб., плюс по 500 руб. выплаты из общественных фондов. Почему же сегодня учитель начальных классов получает всего 1800 руб.? Это 18 рублей на те деньги. Как он может преподавать! Почему недрами, всеми богатствами, которые тысячу лет отстаивал народ, распоряжается пять кланов? И все эти деньки отправляет за кордон. Именно поэтому КПРФ и внесла в комплексе весь набор вопросов, который позволяет стране быть социальным государством, гарантировать нормальное образование, не разрушение естественных монополий, возврат народу общенационального достояния. И без этого мы не можем жить, существовать.
- Наши 17 вопросов взаимосвязаны, — подчеркнул Г. А. Зюганов. — По сути дела там три раздела — сбережение народа, определение источников средств на социальные выплаты и защита демократических прав. Нет никакой не определенности. Легко отвечать на эти вопросы. По крайней мере, мы проводили опрос 7 млн. граждан. И более 90% поддержали наши предложения, сказали «да» на вопросы народного референдума. Вот Конституция, которая была принята на референдуме в 1993 году. Здесь 137 статей. Каждую статью надо объяснять, да и объяснять еще юристам. Но ведь проталкивали конституцию за сорок дней после расстрела парламента. Мы же предложили в течение года спокойно подготовиться, назначить дату голосования. А в новом бюджете заложить необходимое финансирование для проведения этого референдума и реализации воли народа. Вполне можно было в телеэфире обсудить вместе с оппозицией каждый вопрос и разъяснить гражданам, какие меры предлагаются. Уверен, что все спокойно пришли бы к урнам и ответили на эти ключевые вопросы.
- Главным источником власти в России является народ, — заявил Г. А. Зюганов. — Это записано в статье 5 Конституции Российской Федерации. Высшей формой проявления воли народа является референдум и свободные выборы. В России в настоящее время свободных выборов нет. А теперь и нет права на общенациональный референдум. Мне представляется, что запрещают референдум, прежде всего, потому, что власти очень торопятся все успеть пустить на распродажу, — заявил Г. А. Зюганов.- Более того, после фактического запрета референдума «Единая Россия» в Думе пошла еще дальше. Она внесла закон, по которому надо запретить любое собрание, митинги и пикеты в течение месяца накануне и в ходе выборов. Это означает, что в стране фактически будет введено чрезвычайное положение с комендантским часом. Господа из «Единой России», если примете это закон, то вам нужно просто закончить болтовню о выборах, демократии, гражданском обществе и правовом государстве.
Есть два способа решения противоречий, назревших в стране, — подчеркнул лидер КПРФ. Первый — через выборы, референдум. Второй — через насилие. Мы убежденные сторонники первого пути. И референдум — это высшая форма общественного диалога. Мы предлагаем диалог!
* * *
Решение по делу Конституционный суд вынесет примерно через месяц.

Сергей Обухов

Оценить статью
(0)