«Коронанеучи», или Дети пандемии «на карандаше» ЮНИСЕФ

«Коронанеучи», или Дети пандемии «на карандаше» ЮНИСЕФ

«Коронанеучи», или Дети пандемии «на карандаше» ЮНИСЕФ

Детский фонд при Организации объединенных наций (ЮНИСЕФ) обеспокоен перспективой появления «потерянного поколения», - имеются в виду нынешние школьники и студенты, испытывающие на себе все «прелести» пандемии COVID-19, напрямую повлиявшей на снижение качества школьного и университетского образования. По мнению экспертов ЮНИСЕФ, сбои в предоставлении основных услуг и растущий уровень бедности представляют наибольшую угрозу для детей, но среди таких угроз не последнее место занимает и низкое качество дистанционного образования, на которое с весны перешли школы и вузы во всем мире.

- Чем дольше кризис удерживает позиции, тем глубже его влияние на детское образование, питание и общее состояние здоровья, - считает исполнительный директор ЮНИСЕФ Генриетта Фор. – Под угрозой оказалось будущее целого поколения.  

В системе образования действительно могут начаться необратимые процессы и человечество вполне может получить «поколение неучей». Пандемия увеличила на 15 процентов число детей, живущих в условиях многомерной бедности, - в том числе и без доступа к образованию. А это – как минимум 150 миллионов детей. К ноябрю закрытие школ из-за распространения инфекции затронуло 572 миллиона учеников, или 33 процента учащихся по всему миру. Между тем, еще никто не доказал, что сидеть дома на дистанционном обучении полезнее, чем заниматься в школе. Более того, эксперты ЮНИСЕФ уверены, что польза от посещений образовательных учреждений при соблюдении противовирусных мер гораздо выше, чем от дистанционного обучения в случае закрытия школ. Да и по данным ВОЗ, дети чаще заражаются коронавирусом не в школе, а на улице…

В России ученые забили тревогу еще в апреле, в разгар «первой волны» коронавируса.

«Пандемия коронавируса может повлиять на качество российского образования, если продлится более трех-шести месяцев», - говорится в апрельском докладе НИЦ систем оценки и управления качеством образования ФИРО РАНХиГС. - В большей степени эпидемия скажется на результатах детей, которые только готовятся пойти в первый класс, а также на учащихся первого-третьего классов, поскольку эти дети лишены возможности контактировать с учителем, что крайне важно в их возрасте, но в условиях удаленного обучения такой «контакт» возможен только на экране».

Страдают из-за отсутствия очных уроков и учащиеся четвертого-восьмого и десятых классов, - при удаленной системе обучения именно у этой категории учащихся нет мотивации к получению новых знаний.

«Меньше всего пандемия повлияет на выпускников, а доля школьников, верно выполнивших более 60% заданий ЕГЭ, в период эпидемии может даже увеличиться, - оптимистично предрекали ученые ФИРО РАНХиГС.- Ухудшения результатов в 2021 году ждать не стоит».

Правда, тогда же эксперты предупреждали, что доля школьников, выполнивших менее 30% заданий ЕГЭ, может вырасти из-за снижения мотивации на дистанционном обучении.

«В случае, если пандемия продлится до октября, снизится количество победителей и призеров заключительного этапа Всероссийской олимпиады школьников, что связано с невозможностью подготовиться к олимпиаде в летних лагерях и на сборах», - предрекали  исследователи.  

Весной ученые считали всё это «временными трудностями» и надеялись, что осенью пандемия уйдёт и всё «устаканится». Однако осень принесла «вторую волну» коронавируса, что привело к закрытию школ и вузов, переводу практически всех учащихся на дистанционное обучение. Минпросвещения тут ни при чем, это требование Роспотребнадзора, но школьникам и студентам от этого не легче. А чиновники от просвещения не нашли ничего лучше, как запретить удаленное обучение школьников через смартфоны, - мол, смартфон несет в себе угрозу здоровью ребёнка.

Не лучше ситуация и в вузах: преподаватели так и не адаптировались к дистанционному обучению, а студенты потеряли возможность практики. К такому выводу пришли авторы доклада «Уроки стресс-теста: вузы в условиях пандемии и после нее», составленного ректорами тринадцати ведущих российских университетов на основании опросов более 60 тысяч студентов и преподавателей.

Напомним, что российские вузы перешли на дистанционное обучение еще в конце марта, большинство лекций читалось в формате вебинаров, а четверть вузов использовала платформы для онлайн-обучения, - Coursera или «Открытое образование». Ряд университетов просто отправляли домашние задания по электронной почте, после чего преподаватели так же по «электронке» получали от студентов рефераты и выставляли  оценки. Но проблема в том, что в каждом пятом вузе есть направления подготовки, занятия по которым не могут проходить в дистанционном формате. Это, прежде всего, инженерные, медицинские и творческие специальности. Иными словами, студенты таких вузов, переведенные на дистанционное обучение, выйдут «полуспециалистами». В Горном Университете в Санкт-Петербурге даже намереваются выдавать таким студентам дипломы с припиской – «Без прохождения практики»…

Сами студенты жалуются, что онлайн-обучение увеличило учебную нагрузку, поскольку приходится больше заниматься самоподготовкой. Так думают более 40 процентов студентов. А самое плохое, - в условиях кризиса у половины российских семей резко снизились доходы, и многие студенты бросают университеты, чтобы работать и как-то обеспечивать себя.  

От нового формата обучения не в восторге и преподаватели. В России около 60 процентов доцентов и профессоров так и не приноровились к «цифре» и онлайн-формату учебных пар. Почти 90 процентов преподавателей считают более качественным традиционное очное обучение.

Но это еще «цветочки», а «ягодки» начнутся тогда, когда станут явными эмоционально-психологические последствия «удалёнки» в школах и вузах.

Психологи уверены: опасность не только в ухудшении качества образования, но и в отсутствии общения детей со сверстниками, что действительно способно приводить к психическим срывам.  

По данным ЮНИСЕФ, закрытие школ затронуло 1,6 миллиарда детей в 145 странах. Как показал опрос, проведенный этой организацией в мае, на начальном этапе пандемии детям нравилось не ходить в школу, но очень скоро стали нарастать тревога и неуверенность. Очевидно, это прямой результат отсутствия очного общения и со сверстниками, и с преподавателями, которые не только учат своим предметам, но и приобщают детей к навыкам общежития. Утрата личного контакта и стала самой большой психологической проблемой для детей, лишенных привычной и комфортной для них школьной среды.   

Но стресс ждет детей и при открытии школ после пандемии. Даже когда карантин ослабнет, и школы вновь откроются, возвращение к норме пойдет неровно, у многих детей будут срывы и депрессия, и последствия изоляции будут сильнее всего ощущать на себе именно дети, - предупреждают эксперты.

- Процесс открытия школ должен быть продуманным, потому что это может подействовать на детей ошеломляюще, — уверена эксперт ЮНИСЕФ по психическому здоровью и психологической поддержке детей Зейнаб Хиязи.-  Они ощущают тревогу и неуверенность, что естественно в нынешних нелегких обстоятельствах, но они ощутят не меньшую тревогу и неуверенность, когда снова придут в свои классы. Дело школы – уменьшить этот детский страх, постепенно вводить учеников в колею нормального учебного процесса.

Чиновнице ЮНИСЕФ вторят детские психологи, считающие, что для того, чтобы школьники через год смогли учиться в полную силу своих способностей, «надо дать им этот год, чтобы эмоционально выздороветь».

Как бы то ни было, но «дистанционная» весна и «удалённая» осень и впрямь вызывают тревогу за «поколение коронавируса», которое имеет все шансы войти в историю, как «поколение коронанеучей».  Детишки, конечно, не виноваты, но если дети – наше будущее, то остается только надеяться, что это будущее не будет совсем уж мрачным.

Поживём – увидим.

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту