Россия определилась с угрозами национальной безопасности

Россия определилась с угрозами национальной безопасности

Впервые термин «стратегия национальной безопасности» появился в США в 1986 году. Тогда вышел соответствующий закон, согласно которому Конгресс ежегодно должен рассматривать доклад о положении дел в области безопасности и о стратегии национальной безопасности США. В 1999 году была представлена «Стратегия национальной безопасности для нового столетия», а в 2002 году - «Стратегия национальной безопасности США». В соответствии с последней, Вашингтон позиционировал себя как государство, единственно правомочное вести борьбу с терроризмом с оружием массового поражения за рубежом, с использованием всех средств. Она стала причиной начала разработки таких же стратегий во Франции, Японии, Великобритании.
13 мая президент России Дмитрий Медведев подписал указ «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года». Что интересно, разработка стратегии началась в 2004-2006 годах, но по различным причинам так и не была представлена на подписание главе государства. Скорее всего, принятие стратегии откладывалось до того момента, когда прояснится, что имеет в виду Вашингтон под «перезагрузкой» отношений с Москвой. Хотя, по мнению ряда аналитиков, стратегия носит антиамериканский характер, что явно не соответствует потеплению отношений между Москвой и Вашингтоном и декларируемой «перезагрузкой». По словам же секретаря Совбеза Николая Патрушева, в последние месяцы некоторые положения документа были существенно доработаны, а содержательная часть стратегии увязывает вопросы социально-экономического развития и обеспечения национальной безопасности. Что касается политики России на международной арене, то она будет выстроена на принципах равноправного и взаимовыгодного сотрудничества с опорой на международное право и обеспечение равной и надежной безопасности. «Для защиты своих национальных интересов Россия будет проводить рациональную и прагматичную внешнюю политику и намерена исключать затратную конфронтацию и новую гонку вооружений», - заявил Патрушев.
Принимая во внимание, что Россия играет немаловажную роль на всем пространстве Южного Кавказа в целом и Азербайджана, в частности, то, независимо от значимости, к любым изменениям в политике северного соседа приходится относиться с особым вниманием. Тем более что стратегия национальной безопасности России не может не касаться Азербайджана, хотя бы в силу географического и геостратегического расположения нашего государства. Так вот, судя по всему, в скором времени Азербайджану придется учитывать некоторые положения данной стратегии, внося корректировки в первую очередь в вопросы, касающиеся внешней политики. Конечно, трудно сказать, что в части стратегии национальной безопасности, касающейся нашего региона, есть что-то новое. Например, в документе отмечается, что для России неприемлемы планы продвижения военной инфраструктуры НАТО к ее границам, и попытки придания организации глобальных функций останутся основополагающими факторами в отношениях с альянсом. Кроме того, в стратегии отмечается, что возможная эскалация вооруженных конфликтов вблизи государственной границы России является одной из основных угроз интересам безопасности РФ в пограничной сфере.
Решение задач по обеспечению безопасности госграницы РФ в стратегии предлагается достигать за счет создания высокотехнологичных и многофункциональных пограничных комплексов, особенно на границах с Казахстаном, Украиной, Грузией и Азербайджаном, а также повышения эффективности охраны госграницы в части Арктической зоны РФ, на Дальнем Востоке и на Каспийском направлении. И, наконец, в стратегии говорится, что борьба за энергоресурсы в мире может привести к попыткам решения проблем с применением военной силы. «В условиях конкурентной борьбы за ресурсы не исключены решения возникающих проблем с применением военной силы - может быть нарушен сложившийся баланс сил вблизи границ РФ и границ ее союзников», - отмечается в документе.
Сотрудничество со странами СНГ останется для России приоритетным направлением внешней политики. При этом подчеркивается, что Россия будет стремиться развивать интеграционный потенциал как самого СНГ, так и Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), так как последние оказывают стабилизирующее влияние на обстановку в регионах, граничащих со странами СНГ. В документе отмечается, что именно ОДКБ рассматривается в качестве главного инструмента противостояния региональным вызовам и угрозам, а также инструмента содействия в реализации крупных проектов, в том числе инфраструктурных и водноэнергетических. Также в стратегии говорится, что для России особое значение будет иметь укрепление политического потенциала Шанхайской организации сотрудничества.
Итак, в стратегии несколько раз упоминается об эскалации вооруженных конфликтов вблизи государственной границы России в связи с планами продвижения военной инфраструктуры НАТО и с борьбой за энергоресурсы. Интересно, что Россия в качестве потенциальных конфликтных регионов рассматривает бассейн Каспия, Центральную Азию. А по существующим международно-правовым нормам независимые государства, которые находятся в этом регионе, в состоянии самостоятельно определять собственные внешнеэкономические и внешнеполитические приоритеты. То есть получается, что если страны ЦА и Каспийского бассейна будут считать приоритетным развитие отношений со странами Запада, то это будет считаться угрозой национальной безопасности России.
Ни для кого не секрет, что соперничество за энергоресурсы в данных регионах идет и будет идти между Россией и США. Не вызывает сомнения и то, что сами страны региона не заинтересованы в конфликтах за энергоресурсы. Тогда какая страна, по мнению Кремля, заинтересована в провоцировании конфликта с применением силы, которая будет угрозой для национальной безопасности России? Безусловно, главный соперник России в регионе - США.
Показательно также то, что важнейшим направлением внешней политики России названы отношения со странами-членами СНГ, ШОС, ЕврАзЭС и ОДКБ. ОДКБ вообще рассматривается в качестве «главного инструмента, призванного противостоять вызовам и угрозам военно-политического и военно-стратегического характера». При этом ясно, что, кроме аморфного СНГ, Азербайджан не представлен ни в одной из вышеупомянутых организаций.
Более того, исполнительный секретарь СНГ Сергей Лебедев не исключает, что участие ряда стран Содружества в программе «Восточное партнерство», инициированной Европейским Союзом, может повлиять на динамику интеграционных процессов на пространстве СНГ. «Признаю, что эти трудности возникнут, поскольку приведение законодательства этих государств с нормами Евросоюза потребует пересмотра договоров, заключенных в рамках СНГ», - заявил Лебедев журналистам в среду в Минске. «Этим странам, являющимся членами СНГ, придется выбирать, куда идти и как действовать», - подчеркнул Лебедев.
По его словам, «Европейский Союз на данном этапе не сможет компенсировать те потери, которые эти государства могут иметь в случае участия в «Восточном партнерстве», отказавшись от сотрудничества в рамках Содружества». «Поскольку в рамках Содружества налажены тесные экономические связи, а финансовые обещания Евросоюза мизерные», - пояснил исполнительный секретарь СНГ.
Лебедев выразил надежду, что «будут найдены разумные шаги и меры, которые не помешают сохранить этим странам членство в СНГ, и они останутся активными участниками процессов на пространстве Содружества». «Я надеюсь, что участие ряда государств в этой инициативе не отразится на их активности в СНГ, и что эти государства останутся членами Содружества, за исключением, естественно, Грузии», - сказал Лебедев («Интерфакс»).
Так или иначе, но у России теперь есть целенаправленная стратегия на центральноазиатском и каспийском направлениях, которая грозит для стран этих регионов самыми непредсказуемыми последствиями. Кремль, по-видимому, всерьез собирается укреплять свои собственные позиции и ослаблять позиции геополитических соперников в регионах Южного Кавказа и Центральной Азии. Удастся ли ему это сделать, покажет время.
Пока же ясно одно: Москва, учитывая современные реалии, будет демонстрировать, что отношения со странами региона собирается строить на равноправной основе. То есть для нее важно убедить политические элиты стран региона в том, что больше не может быть и речи о каких-либо «имперских амбициях» со стороны России.
Проблема же России в том, что сейчас, в условиях экономической и политической нестабильности, страны Южного Кавказа и ЦА больше всего нуждаются в получении от великих держав гарантий безопасности, необходимых для сохранения независимости и развития каждой из них по избранному пути.
С другой стороны, укрепление геополитических позиций России в вышеупомянутых регионах не будет иметь эффективного результата без существенного расширения экономического и финансового присутствия российского государства и бизнеса в регионе. В отличие от России, США и ЕС расширяют в нем свои позиции во многом благодаря обширным финансовым вливаниям в форме грантов, льготных кредитов и инвестиций не только в сферу экономики, но и в государственное управление, здравоохранение, оборону и многие другие сферы. Россия в этом отношении существенно проигрывает им, финансируя лишь Армению и некоторые страны Центральной Азии. С этой точки зрения вызывает сомнения, что России это удастся сделать, так как расширение позиций таким образом и в условиях тяжелого экономического кризиса чревато неблагоприятными последствиями для самого Кремля.

Э.Велиев

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту