Президент МТПП Владимир Платонов: «Мы – мост между властью и бизнесом»

Президент МТПП Владимир Платонов: «Мы – мост между властью и бизнесом»

Президент МТПП Владимир Платонов: «Мы – мост между властью и бизнесом»
Наш собеседник, родившийся в Москве и начинавший трудовой путь учеником электромонтажника на заводе Хруничева, сегодня по праву числится в ряду самых известных политиков и юристов России, - достаточно сказать, что депутаты Московской городской Думы четырнадцать раз избирали его спикером столичного парламента, - а сегодня он возглавляет одну из важнейших экономических структур российской столицы. О том, как развивается экономика Москвы, насколько сильным был удар пандемии по столичному бизнесу, и как предпринимательское сообщество Первопрестольной выходит из пандемийного кризиса, мы говорили с президентом Московской торгово-промышленной палаты Владимиром ПЛАТОНОВЫМ

Владимир Михайлович, как прошел для МТПП самый сложный период коронавирусной пандемии, и что изменилось в работе Палаты за эти месяцы?

Самый главный наш показатель в эти коронавирусные времена, - пока ни одного заболевшего сотрудника. Я человек не суеверный, но на всякий случай постучу по дереву, поскольку пандемия, увы, еще не миновала. Если серьезно, то с началом пандемии и карантинных мер у нас значительно возросла активность работы, и с началом ограничений мы выбрали новые направления деятельности. Понятно, что «генеральная линия» тут – онлайн, люди продолжали работать на «удаленке», и, кстати, работа пошла заметно эффективнее. Мы провели больше мероприятий, среди которых были и совершенно новые.

Например, впервые в России МТПП начала проводить онлайн-выставки. Первая была посвящена франчайзингу. «Фестивали франшиз» проводились в привычном формате более десяти лет подряд, и, чтобы не прерывать «связь времен», мы взяли на себя организацию двух онлайн-выставок, и всё получилось. Москва теснейшим образом работает с российскими регионами, после первого удачного опыта за помощью к нам обратились коллеги из других субъектов Федерации, и мы помогли организовать на «удаленке» выставку «Туризм и народные промыслы Республики Коми», посвященную туристической привлекательности региона. Сейчас проходит экспозиция «Ювелирный подиум», посвященная состоянию этой отрасли, впереди нас ждет промышленная экспозиция. Подобные онлайн-выставки – не просто дань моде, это важно, прежде всего, для сохранения связей внутри бизнес-сообщества, для постоянного обмена опытом между регионами. Когда происходят такие события, как пандемия, когда случается любой заметный кризис, - что-то пропадает, а что-то появляется новое.  Мы готовы и впредь развивать онлайн-выставочную деятельность, и этот наш опыт уже перенимают многие регионы. Так, в Туле с успехом прошла выставка «Тульское качество».

Здесь помогают новые информационные технологии?

Безусловно, сегодня активно развиваются новые технологии, в том числе и цифровые, это позволяет избежать пауз в выставочной работе, потому мы и предложили всем совместное участие в организации и проведении онлайн и офлайн выставок. В принципе, даже и в «послепандемийные» времена онлайн-выставка может существенно дополнять любую другую выставку. Дело же не только в пандемии, ограничения могут возникать по любым основаниям. Это может быть и запрет на посещение страны, кто-то не сможет приехать по каким-то своим причинам, наконец, у нас в России огромные пространства, и не всегда человек может быстро приехать, скажем, с дальнего Востока или из Сибири. Добавим к этому скромные финансовые возможности предпринимателей, особенно сейчас, когда мы еще переживаем кризисные явления, вызванные пандемией. А значит, надо развивать проводимые в режиме онлайн выставки, вебинары и конференции не только во время кризисов.

Задам вопрос, который наверняка волнует сегодня многих предпринимателей. Пандемия может быть отнесена к форс-мажору, то есть, к обстоятельствам непреодолимой силы, делающими невозможным выполнение договорных обязательств?

В Палату поступило уже более трех тысяч заявлений о наступлении форс-мажорных обстоятельств по внутрироссийским договорам. Но более 70 процентов заявлений возвращаются заявителям, поскольку обстоятельства, на которые ссылаются предприниматели, не относятся к форс-мажорным, или заявления не содержат обязательных документов и пояснений, необходимых для рассмотрения нашими экспертами. Напомню, что МТПП выдает заключения об обстоятельствах непреодолимой силы, то есть, о форс-мажоре, в строгом соответствии с условиями, определенными Гражданским кодексом России и действующим федеральным законодательством, и любые иные наши действия будут признаны ничтожными при любом судебном разбирательстве. Мы видим свою задачу, прежде всего, в разъяснении юридических и экономических аспектов режима форс-мажора. Да, не все случаи, с которыми к нам обращаются, относятся к форс-мажорной ситуации, но наша Палата создана для помощи предпринимателям, и у нас нет формального, бездушного подхода, мы никому не отвечаем, что, мол, «у вас нет форс-мажора, - и отстаньте». Нет, мы всегда стараемся давать бизнесу четкие разъяснения, предлагаем предпринимателям вступать в переговоры с контрагентами о возможности пересмотра договорных отношений. Если нет возможности договориться, предприниматель может обратиться за помощью к нам, и мы постараемся помочь сторонам прийти к общему знаменателю.

Есть очень понятное разъяснение Верховного суда, где сказано, что к этой категории относятся не все неприятности, которые принесли бизнесу противоэпидемические ограничения. Надо находить тут другие пути решения проблем, и здесь мы готовы помогать предпринимателям. Если, например, какой-то арендодатель не пошел навстречу арендаторам, то арендатор в таком случае может обратиться в суд, и решение может быть принято в его пользу именно потому, что арендодатель должен облегчить нагрузку на арендатора, дать отсрочку выплаты арендной платы. Мы готовы помогать и с решением споров путем медиации – досудебной процедуры.

Здесь у МТПП сложная задача – не оказаться на чьей-нибудь одной стороне…

Да, могу рассказать, например, как нам недавно предложили на площадке МТПП обсудить тему, которую я бы сформулировал, как «арендаторы – против арендодателей». Но мы посчитали, что было бы неправильно сталкивать на нашей площадке двух потерпевших от пандемии. Мы попали в невиданную раньше ситуацию, мир впервые столкнулся с эпидемией, заставившей закрыть границы, ограничить передвижение внутри отдельных государств, а кое-где – даже и внутри отдельных городов. Такого еще не было, и, естественно, и власть, и бизнес только вырабатывают алгоритмы своих действий в подобных жестких условиях. Посмотрите, практически во всех странах – где-то с опозданием, где-то, как в России, своевременно, - введены различные ограничения, они вызывали разную реакцию, вплоть до утверждений «ковид-диссидентов», что «кто-то хочет закрыть и пересчитать всех землян». Как бы то ни было, но мы должны жить и работать в новой реальности, с которой столкнулся весь мир.

То есть, можно сказать, что сейчас имеются какие-то четкие критерии определения форс-мажорной ситуации?

Критерии определены Гражданским кодексом, ничего нового тут не появилось. Да, мы прекрасно понимаем, что на бизнес сегодня свалилось много проблем, но все-таки форс-мажор – не индульгенция на всю последующую деятельность предприятия. Признание наступления обстоятельств непреодолимой силы не освобождает от исполнения договорных обязательств, а лишь может отменить штрафные санкции за просрочку их исполнения либо досрочное расторжение договора, -  и то, если такая возможность прописана в договоре.

В этом году Россия может потерять 4,8% ВВП, и только к концу 2022 года предполагается достижение докризисного уровня. Серьёзный удар ощутили на себе все отрасли, и, по прогнозам Минэкономразвития, до 20-25% предприятий малого и среднего бизнеса (а в некоторых секторах экономики эти цифры могут достигать и 50%) не смогут оправиться от кризиса и не выйдут больше на рынок. Что делается в Москве для поддержки попавших в такую сложную ситуацию предпринимателей?

В Москве сделано многое для того, чтобы максимально смягчить эти проблемы, снять нагрузку с бизнеса. Государство в лице городских властей очень внимательно отслеживало ситуацию, появилось четыре пакета действий властей столицы для оказания помощи бизнесу. Они смогли закрыть самые уязвимые сферы предпринимательской деятельности, наиболее чувствительные к последствиям карантинных мер. Главной задачей властей было не найти некое всеобъемлющее средство защиты от последствий падения спроса и закрытия рынков, а дать малому и среднему бизнесу возможность продержаться до снятия основных противоэпидемических ограничений.

Серия точечных разнонаправленных решений помогла это сделать. Я бы оценивал все сделанное в комплексе, не выделяя, скажем, кредитную поддержку, арендные или налоговые льготы. Особо хотел бы выделить тот факт, что все принимавшиеся меры в закрытом режиме очень плотно прорабатывались с предпринимательским сообществом. Мнение малого и среднего бизнеса непрерывно мониторилось, в том числе, с нашим участием, и поступавшие отзывы (как положительные, так и отрицательные) позволяли вносить оперативные корректировки.
Отрадно и то, что городские власти поддержали инициированную предпринимателями и Московской ТПП программу субсидирования потребительского спроса, увязанную с периодом высокой политической активности при голосовании по поправкам в Конституцию. Мы исходили из того, что распространение коронавирусной инфекции и принятые в связи с этим ограничительные меры привели к снижению деловой активности. Сфера услуг и непродовольственные магазины остановились более чем на два месяца. Часть москвичей временно осталась без работы, либо потеряла в зарплате и была вынуждена ограничить свои расходы и изменить характер потребления. Мы посчитали, что запуск программы «Миллион призов» поспособствует хотя бы частичному снятию с москвичей стресса, связанного с режимом самоизоляции, и даст бизнесу существенный импульс для возобновления работы и наращивания объемов торговли и оказания услуг. А в целом это позволит восстановить экономическую активность в городе.

Иными словами, если снижение спроса «по цепочке» потянуло за собой проблемы для бизнеса, - значит, и исправлять ситуацию начали через повышение платежеспособности населения, что, соответственно, увеличило спрос и оживило экономику?

Да, и это было верное решение. Конечно, при разработке программы мы учли и лучший мировой опыт подобных акций, ведь различные ваучеры на приобретение товаров и скидки в магазинах раздавали в США в отдельных штатах, например, во Флориде, есть такой опыт в Китае, Австрии, Люксембурге, Японии, Новой Зеландии, ряде других стран. Эта мера направлена на поддержку не только бизнеса, но и потребителей. Кстати, и Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц в ходе своих исследований выяснил, что сегодня в условиях замедления темпов роста экономики, связанных с пандемией, ваучеры более эффективны для поддержки бизнеса, чем прямые денежные вливания. Мы смогли успешно реализовать идею «Миллиона призов». Судите сами, - в программе участвовало более 3 миллионов человек, на конец августа москвичи активировали промокоды на общую сумму 2 миллиарда 225 миллионов 351 тысячу рублей, при этом уже отоварено промокодов на сумму более полутора миллиардов рублей.

То есть, фактически эти средства пришли к бизнесу. А в какие конкретно сферы они попали?

Из этой суммы активированных промокодов более 1 миллиарда 150 миллионов рублей поступили в розничную торговлю, 187 миллионов – на предприятия общественного питания, 220 миллионов рублей – в аптечные сети. Интересно, что самым популярным поощрением, выбранным участниками «Миллиона призов» в Москве, стало пополнение карты «Тройка», на нее было оформлено более 350 тысяч заказов. Следующими по популярности идут сертификаты на покупки в сети магазинов «Дикси» - более 300 тысяч заказов, и замыкает тройку лидеров сеть аптек «Столички» - 230 тысяч заказов. Таким образом, нам удалось создать условия для существенной финансовой инъекции городскому малому и среднему бизнесу, и, несомненно, это позволит ему легче преодолеть последствия прошедшего жесткого карантина, восстановить запас прочности. А поскольку этот этап программы прошел успешно, 26 августа наша Палата приняла решение о запуске осенней бонусной программы в рамках мероприятий по субсидированию потребительского спроса «Миллион призов». Здесь всё просто: предприниматели предоставляют скидки, люди приносят подарочные сертификаты, но при покупке товаров эти сертификаты покрывают только часть цены, остальную сумму граждане вносят сами. Такие сертификаты подвигают потребителя на покупки, растет спрос, а значит, оживляется и предложение. Логика тут действительно не сложная даже для неэкономиста: падает спрос – падает экономика, растет спрос – растет и экономика. Так что главная задача тут – поднять спрос, на это и направлена программа «Миллион призов».

Как быть со случаями, когда банки отказываются выдавать «зарплатные» кредиты компаниям, попавшим в сложное положение из-за пандемии?

В таких случаях компании могут обращаться к нам, и мы попытаемся помочь найти общий язык с банкирами, Понятно, что банк, как кредитное учреждение, заинтересован в возврате своих денег, здесь надо учитывать интересы всех сторон.

МТПП «мониторит» законы и подзаконные акты, касающиеся поддержки бизнеса?

Разумеется, и даже в законе Москвы о МТПП указано, что наша Палата обязана заниматься мониторингом законодательства и подзаконных актов, – чтобы не было, по черномырдинскому выражению, «хотели как лучше, а получилось как всегда». Мы прогнозируем последствия правоприменения конкретных норм, и передаем наши выводы правительству. Это не мое личное мнение о законах и подзаконных актах, это всё вырабатывается коллективно, в гильдиях, комитетах и комиссиях МТПП, в которых предприниматели высказывают свою точку зрения на тот или иной коммерческий закон, дают свои предложения. Наше дело – собрать, систематизировать эти предложения, и довести их до сведения власти. И это - не «одноразовая», а постоянная и системная работа, она ведется и сейчас, во время пандемии, и будет продолжаться после нее.

Как сейчас обстоит дело с приемом заявок по наиболее востребованным субсидиям для бизнеса?

В сентябре можно будет подать заявку по 10 из 14 утвержденных видов выплат. Напомню, что до 31 августа принимались документы на субсидии и гранты для экспортеров, и на сегодняшний день одобрено более 800 заявок на сумму 1,25 миллиарда рублей, из них 425 миллионов рублей уже поступили на счета 275 компаний. Очень хорошо, что в начале августа была упрощена система подачи заявок, когда из перечня бумаг исключили часть бухгалтерских документов, отменили требования о заверении главным бухгалтером и ограничения по срокам заверения сторонними организациями. Число субсидий увеличилось с 13 до 14: в перечень добавили специальную выплату для организаций в сферах спорта, досуга, культуры и образования. Сразу скажу, что город и до пандемии, и не только в кризисные времена, создавал дополнительные льготные условия для развития бизнеса в Москве.

В последнее время появилось огромное количество субсидий, выделяемых на обучение, на развитие бизнеса; появляются свободные экономические зоны с более низкими налогами; большую роль сыграли созданные на месте ряда предприятий технопарки. Через все эти механизмы город выделяет средства в помощь бизнесу.
Если верить статистике, то за эти годы в Москве сформировалась достаточно «толстая» прослойка малого и среднего бизнеса, дающего в доходную часть бюджета до 25 процентов. Это, конечно, не 70, и не 80 процентов, как в некоторых странах, но и это уже немало, ведь в других странах не было 75-летнего перерыва в развитии предпринимательской среды, как это случилось у нас после 1917 года. Так что, лиха беда начало, и эти 25 процентов – уже хорошо.

По столице ходят упорные слухи, что с 23 сентября в Москве вновь будут ужесточены карантинные меры в городе. Вроде, уже и мэр Собянин эти слухи опроверг, но, все же, - если, не дай Бог, мы попадем во «вторую волну» коронавируса, будет ли в таком случае работать новая программа помощи предпринимателям?

Что касается слухов, на этот счет есть прекрасная песня Высоцкого, - ну, помните, «ходят слухи тут и там…». Я знаю одно, – если опять возникнет кризисная ситуация, то власти, уже имея опыт «первой волны», будут так же оказывать помощь и гражданам, и бизнесу.

Сегодня для бизнеса практически во всех сферах крайне важен вопрос оформления авторских прав, или, конкретно, патентов на изобретения. Сейчас получение таких патентов немного упростили, и это хорошо. Но стоимость получения патента, охраняющего авторские права за рубежом, остается очень высокой, и по этой причине многие изобретения у нас просто не патентуются, а потом начинаются споры о приоритете, поскольку на Западе система получения патентов очень простая. Работает ли ТПП Москвы в сфере поддержки патентных прав за рубежом? Предусматривается ли здесь финансовая помощь государства? И, наконец, когда мы увидим на нашем российском рынке оборот патентов, как в европейских странах, где патент - ценная бумага, которую можно продать, заложить и получить в залог патентов инвестиции и кредиты?

У нас действительно нет рынка патентов, как ценных бумаг, и об этом можно только сожалеть, хотя, конечно, определенные шаги в этом направлении делаются. Согласен с тем, что интеллектуальная собственность имеет материальный эквивалент, который может использоваться в развитии того или иного сектора экономики, и у нас при МТПП есть Гильдия по интеллектуальной собственности, занимающаяся такими вопросами. Это не простая проблема, ведь даже сама тема интеллектуальной собственности появилась в российском законодательстве лишь в конце 90-х годов, а в 2006 году была принята регулирующая эту сферу четвертая часть Гражданского кодекса. До этого у нас за свою интеллектуальную собственность боролись единицы, и первым тут был, по-моему, Эдуард Успенский, сумевший защитить права на публикацию его произведений. Он просто убрал государство, как посредника между изданием за рубежом, и им самим, как автором. Эта система развивается, хотя, разумеется, надо снизить цену патента, сделать эту процедуру доступной всем. Да, такие вещи решают на федеральном уровне, но мы обязательно рассмотрим такие вопросы в нашей Гильдии по интеллектуальной собственности, пригласим к обсуждению предпринимательское сообщество, и доведем его мнение до сведения власти. Это совсем не «мелкая тема», и не думаю, что кого-то надо особо убеждать в том, как это важно и для нашей экономики, и для престижа России на мировой арене.

В августе Комитет МТПП по труду и социальной политике провел открытый вебинар «Независимая оценка квалификации. Добровольность или обязательность прохождения». Судя по всему, вскоре независимая оценка квалификации может стать для работника обязательной?

Мы пусть и с большим опозданием, но весьма энергично развиваем рыночную экономику. Но мы не варимся в собственном соку, а берём лучшее, что есть за рубежом, тесно общаясь с коллегами из торгово-промышленных палат других стран. Это важно еще и потому, что бизнес в России никак не развивался в течение всего советского периода, и, начиная с девяностых годов, нам многому пришлось учиться, что называется, «с колес». Но мы оказались способными учениками, и переняли уже немало из опыта предпринимательской деятельности на Западе. Например, мы, наконец, осознали важность социально ответственного бизнеса, многие российские компании развивают у себя систему противодействия коррупции и прочим злоупотреблениям. То же касается и сертификации профессионализма работников. Вот приходит человек, и говорит: а возьмите меня на работу, я хороший. Но как потенциальный работодатель может знать, хороший ты или нет? Другое дело, когда у человека есть на руках документ, подтверждающий его квалификацию. Этого еще нет, поскольку пока идёт обсуждение таких предложений в бизнес-сообществе, на экспертном уровне, это еще должно быть оформлено законодательно, внесено в федеральное трудовое законодательство, а потом и в региональные законы. Но такая система оценки работника обязательно заработает и у нас, в этом я не сомневаюсь.

Недавно Гильдия риэлторов при МТПП предложила создать Реестр добросовестных агентств недвижимости. Когда можно ждать появления такого Реестра и для чего он нужен?

Наша Палата имеет право вести негосударственные реестры, в которых москвичи могут найти те организации или предпринимателей, которые в состоянии оказать им необходимые услуги максимально квалифицированно. Например, мы уже не один год совместно с ТПП РФ ведем Реестр надежных партнеров, куда входят организации, давно работающие на рынке и готовые представить открытую информацию о своей финансово-хозяйственной деятельности.

Почему о необходимости Реестра добросовестных агентств недвижимости заговорили именно сейчас?

Прежде всего, потому, что сегодня государство уходит от жесткой опеки и контроля во многих сферах, отдает очень многие возможности саморегулируемым организациям.
Если вы посмотрите на рынок недвижимости, вы увидите здесь огромное количество риэлтеров, и далеко не все они, к сожалению, работают «по-белому», здесь хватает и «серых схем», и «теневой» деятельности. Но для добропорядочного предпринимателя нет врага страшнее, чем такой «теневик», поскольку с «серым» бизнесменом, дискредитирующим само имя предпринимателя, просто невозможно конкурировать: он не платит налоги, может демпинговать на рынке, и, естественно, это наносит удар по легальному, добросовестному бизнесу. Страдают от таких «теневых» риэлторов и москвичи, нередко становящиеся жертвой аферистов, подвизающихся в сфере недвижимости. Естественно, и государство, и любой цивилизованный бизнесмен в равной степени заинтересованы в том, чтобы до минимума сузить возможности «теневиков», убрать, в данном случае, с рынка недвижимости в Москве. Да, зло есть всегда, оно бессмертно, оно, наверное, никогда не будет побеждено окончательно, но со злом надо бороться, и не случайно для меня самым важным символом всегда оставался Георгий Победоносец, поражающий Змея, который и символизирует Зло. А нелегальный бизнес – это всегда зло и для государства, и для общества.
Знаете, как-то в командировке в Лондоне я наткнулся как раз на «нелегала», тамошнего «бомбилу». Взял в аэропорту такси, не разобравшись, кто сидит за рулем, а потом быстро пожалел об этом: последние двести метров до отеля мне пришлось на себе тащить весь свой багаж, потому что «бомбила» не рискнул подъехать к стоянке у отеля, где работала система выявления нелегальных «таксистов»...

Точно так же обстоит дело и в других сферах: если нет системы выявления «нелегалов», значит, будут и правонарушения, будет обман покупателей и клиентов, и, само собой разумеется, налогов платить такой «теневик» не станет. Предложение о создании Реестра добросовестных риэлторов как раз и направлено на отсечение любителей «серых» схем и откровенных мошенников от столичного рынка недвижимости. В Реестре москвичи смогут увидеть нужную для них информацию об участниках этого сегмента столичного рынка, и сразу будет понятно: человек, попавший в Реестр, прошел необходимое обучение, что он имеет профессиональные навыки, работает по определенным, а не «завиральным» тарифам, а главное, что этот человек – добропорядочный риэлтер, и его деятельность застрахована. Конечно, даже если стоимость услуг такого риэлтора выше, чем у его «серого» коллеги, люди пойдут к тому, кто работает легально. Уверен, в рамках МТПП можно поставить и наш рынок, и все предпринимательское сообщество Москвы на цивилизованные рельсы. В этом заинтересованы все: и власть, и бизнес, и каждый из нас.

Некоторые экономисты утверждают, что российская экономика вернется к докризисному уровню лишь к концу 2022 года. А каковы перспективы выхода московской экономики из кризиса?

Гадать – не в моих правилах, я смогу ответить на этот вопрос только тогда, когда мы увидим реальную статистику с объективными показателями, - например, оборота денежных средств, количества оказанных услуг, посещаемости кинотеатров и ресторанов, собираемости налогов… Есть множество факторов, способных превратить в труху любые прогнозы. Сегодня мы не знаем даже, когда начнётся «вторая волна» пандемии, да и будет ли она вообще. Другое дело, что надо делать все возможное для того, чтобы предприниматели как можно быстрее и безболезненнее восстановились после пандемийного кризиса. Мы потому и обращаемся к ним, что нам нужна обратная связь, чтобы мы знали, как и чем можем помочь предпринимательскому сообществу пережить нынешние нелегкие для всех времена. Мы должны знать, что должно делать для этого государство, и достаточно ли оно делает сегодня. А когда мы все выйдем из кризиса – нам об этом точнее всего скажут статистики. Хотя, конечно, какой-нибудь из тысячи нынешних прогнозов непременно сбудется, - и тогда все остальные «прогнозисты» забудутся, а автора этого сбывшегося прогноза назовут «гуру». Но это уже из серии случайных отгадок, а экономика – материя очень конкретная.

Меняется экономическая ситуация. Вынуждает ли она МТПП открывать новые направления деятельности?

Назову два, возможно, не очень новых, но возникших не так дано и активно развивающихся перспективных проекта. Это, прежде всего, развитие «Бизнес-маркета», - электронной площадки деловых предложений. В ее рамках проходят и онлайн-выставки, о которых мы уже говорили.
Еще одно интересное направление - работающий уже год проект под названием «Документы в порядке». Это набор готовых решений для предпринимателей, позволяющих успешно и в рамках закона проходить различные проверки, не подпадать под санкции.

Мы прекрасно понимаем, какое бремя падает на каждого предпринимателя, и какая на нем ответственность, - перед семьей, перед работниками, перед государством, наконец. И если задача государства – организовать надзор и контроль над бизнесом, то наша задача – сделать так, чтобы они не мешали, а помогали добросовестным предпринимателям, чтобы отношения с государством стали менее болезненными для бизнеса. И очень приятно, что в последний год органы власти, особенно в Москве, озадачились реформой, направленной на смягчение отношений контрольно-надзорных органов и бизнеса.

За этот год в рамка проекта «Документы в порядке» мы выложили 150 кейсов, из которых каждый предприниматель может узнать, – как, не нарушая закон, принять на работу или уволить, поощрить или наказать работника, как платить налоги и соблюдать всевозможные нормы… Здесь есть многое, вплоть до того, сколько должно быть указателей пожарных выходов, и как быть, если в ресторане у этого предпринимателя крутят музыку, за которую надо отчислять «авторские». Здесь столько всего, что никакому предпринимателю жизни бы не хватило узнать все это, - а тут, можно сказать, своего рода «пошаговая инструкция» для бизнеса. Эту работу мы делаем «параллельно» с правительством Москвы: власть говорит бизнесу, что он должен быть готов к конкретным проверкам, и что он обязан делать, - а мы говорим предпринимателям, что к этим проверкам у него должно быть то-то и то-то. Это важнейшее направление нашей деятельности, как торгово-промышленной палаты, потому что от этого напрямую зависит и самочувствие бизнеса, и состояние московского хозяйства, и социально-экономическая ситуация во всем мегаполисе.

Можно сказать, что Московская торгово-промышленная палата – это своего рода «мост» между столичным бизнесом и столичной властью?

Знаете, когда я только пришел в МТПП, мне посчастливилось встречаться там по работе с возглавлявшим Торгово-промышленную палату России мудрейшим и опытнейшим человеком, Евгением Примаковым. И как-то он сказал мне: «Владимир Михайлович, Торгово-промышленная палата – это единственное связующее звено власти и предпринимателей». Я тогда спросил Евгения Максимовича, могу ли я цитировать эти его слова, и он мне разрешил.

Важно, что государство создало такую возможность, предприниматели могут объединяться, и у нас огромное количество общественных объединений, в которые входят люди и компании из самых разных сфер бизнеса. Но институт нашей торгово-промышленной палаты отличается от всех этих общественных организаций тем, что мы – организация некоммерческая, мы созданы на основании Конституции, соответствующих федеральных и московских законов, и защищать права предпринимательского сообщества – это, прежде всего, наша обязанность. Подчеркну: мы – не главные, у нас нет мании величия, и наша работа заключается в поддержке бизнеса, в обеспечении обратной связи в общении между бизнесом и властью. И если мы оказываемся полезными Москве и москвичам, соответствуем и нашему девизу – «В интересах бизнеса, на благо города», - значит, и работаем не зря.
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту