ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Левый фундаментализм

Левый фундаментализм

Питерские коммунисты продолжают раскрывать подноготную своего конфликта с руководством КПРФ, весьма подобно описывая причины @ идеологических разногласий с Геннадием Зюгановым. Прокомментировать нашему агентству свою позицию по этому поводу члены думской фракции КПРФ отказались, сославшись на некорректность создавшейся ситуации. Поэтому продолжаем публиковать мнение одной из сторон - Санкт-петербургского отделения КПРФ и городского комитета Союза Коммунистической Молодёжи Российской Федерации.

Совместный пресс-релиз
Зюганов начинает «гражданскую войну» в КПРФ

Нынешний конфликт в КПРФ не имеет ничего общего с предыдущими конфликтами, когда стан левых патриотов покидали Рыбкин, Подберезкин, Тулеев, Селезнев, Горячева, Губенко. Эти конфликты не затрагивали широкие партийные массы и носили больше личностный характер, связанный с амбициями лидеров.
Сейчас ситуация иная. В конфликт, причем не только в Питере, но и в России, втянуты широкие партийные массы, и он носит идеологический характер. В конфликте две стороны. Первая - те, кто считает, что партия должна быть созидательной силой, соответствующей требованию времени, готовой к сотрудничеству со всеми силами, работающими на возрождение России. Вторая - те, кто не учитывает изменений в стране и мире, т.е. отказывается от диалектики общественного развития. Зюганов, понимая, что он не может возглавить первое направление, объявил его приверженцам войну на уничтожение.
Нынешняя война - это война между теми, кто реально хочет бороться за власть во имя процветания России и теми, кто имитирует эту борьбу, кто готов ради теплых кресел, оставаться в вечной оппозиции. Позиции сторон столь различны, что примирение вряд ли возможно. Ввиду того, что конфликт затронул партийные массы, высока вероятность раскола партии. Исторические и социальные причины нынешнего кризиса в КПРФ, его движущие силы и идейные мотивы показаны в статье Караваева Вячеслава Сергеевича, члена бюро Санкт-Петербургского городского комитета КПРФ Сергей Шаров

Готова ли КПРФ бороться за власть?
Причины кризисов

Почему в партии постоянно возникают тенденции, уводящие в сторону от магистрального пути решения программных задач? Некоторые уважаемые коммунисты и патриоты серьезно говорят о покупке наших лидеров за наличный расчет, о засланных казачках и т. д. и т. п. Это возможно в виде исключения, но не как правило. Своих лидеров мы выбираем сами. Все проще и сложнее одновременно и критерием истины может быть только конкретная историческая практика, которой проверяются и теоретические построения и методы их реализации. Если лидер делает все возможное для решения задач, поставленных на данном этапе программой КПРФ, и в своей деятельности руководствуется ее уставом, то к нему не может быть никаких претензий. Но, если лидер руководствуется данными закрытых источников информации и ставит их выше требований программы и устава, то он фактически является не членом КПРФ, а членом партии этих закрытых источников.
За последние 10 лет социальная структура общества претерпела коренные изменения. Из-за деградации государственной промышленности в несколько раз уменьшилась численность рабочего класса и интеллигенции, которые в массовом порядке превращаются в мелкую буржуазию, занятую в основном в сфере услуг и мелком бизнесе. Эти люди перестали быть лицами наемного труда в чистом виде. Их классовая природа стала двойственной. С одной стороны, они мелкие собственники, которых тянет к капитализму, особенно, если уровень их доходов превышает тот, что они имели при советской власти. С этой точки зрения им надо поддерживать «Единую Россию» со товарищи. С другой стороны, они понимают временный характер этих доходов, которые могут быть уничтожены очередным дефолтом страны, неизбежным при снижении цен на нефть на мировом рынке. Никаких других перспектив, кроме вывоза сырья и полуфабрикатов, политика встраивания в мировую экономику по рецептам «золотого миллиарда» не предусматривает. С этой точки зрения они тянутся к социализму, у них нет другой защиты, кроме КПРФ и ее союзников.
Колебания мелкой буржуазии, составляющей сегодня большинство населения России, находят неизбежное отражение внутри КПРФ в виде правого и левого уклонов. Правый уклон в явном виде представлен линией на поддержку президентской вертикали, стремлением встроиться в нее, как это пытались сделать Рыбкин и Селезнев. Левый уклон выражается в требованиях полного отказа от вхождения во власть, в отказе от единого фронта левых и патриотических сил, противостоящих правящему режиму. Его наиболее последовательными выразителями выступали Анпилов, Тюлькин и кое-кто из лидеров КПРФ.
Оба уклона приводят к одному и тому же результату - к фактическому отказу от борьбы за власть и ликвидаторству партии. В первом случае путем встраивания в криминальный режим в качестве младшего партнера, быстро теряющего всякий авторитет в массах и становящимся ненужным власти. Во втором случае - путем превращения в секту, озабоченную своей идейной чистотой, вплоть до полной потери связи с массами. Весьма показательным является то, что в борьбе с КПРФ как с партией, выражающей интересы подавляющего большинства населения, эти крайности объединяются, причем иногда в одном лице.
История вопроса
В 1991-1993 годах КПСС разделилась на две партии. Одна из них, объединившись вокруг президентской вертикали, ускоренно строит мафиозно-криминальный капитализм, другая, объединившись вокруг КПРФ, защищает национально-государственные интересы России, борется против колониального порабощения и контрреволюции, за социализм и советские формы народовластия. На первом этапе этой борьбы партия вместе со своими союзниками добивается создания правительства национального спасения, которое будет образовано после прихода к власти КПРФ в блоке с прогрессивными силами.
Имела ли КПРФ в своей десятилетней истории возможность для реализации программного положения о правительстве национального спасения? На этот вопрос можно дать положительный ответ. В первый раз это произошло в начале 1996 г., когда по итогам выборов в Госдуму КПРФ получила свыше 22% голосов и вокруг кандидатуры Г.А. Зюганова объединился блок левых и патриотических сил. За участников блока по партийным спискам проголосовало около 36% избирателей. Расчеты показывали, что достаточно найти еще 7% голосов союзников, и победа на президентских выборах будет обеспечена. К Зюганову приходили представители крупного бизнеса, предлагали свои услуги в деле завоевания президентского поста, но требовали гарантий сохранения своего бизнеса. Договоренность не состоялась, они поддержали Ельцина, подняв его рейтинг с 6% в феврале до 53% в июле во втором туре голосования. Правильно ли поступил Зюганов или нужно было, свалив Ельцина, потом разбираться с олигархами, сказать трудно. Но возможность такая была.
После поражения Зюганова на выборах силы, поддержавшие его, решили объединиться в Народно-патриотический союз России, чтобы взять власть в руки при очередном кризисе ельцинского режима. Ждать пришлось недолго. В условиях падения цен на нефть попытки стабилизировать режим по рецептам С. Мавроди привели к легко предсказуемому результату. Еще при замене премьера Черномырдина на Кириенко Г.А. Зюганов предсказал банкротство России в августе-сентябре 1998 г. Но, когда банкротство состоялось, премьера Черномырдина дважды не утвердила Госдума и Ельцин предложил Зюганову самому формировать правительство, то выяснилось, что теневого правительства у НПСР нет. Премьером стал Примаков, министров набрали у союзников и у Лужкова, а коммунистов в правительстве оказалось всего двое.
Еще через 8 месяцев обстановка стабилизировалась и Ельцин уволил Примакова в отставку. Он не стал создавать общий блок с КПРФ, а объединился с Лужковым. Наши союзники по НПСР, увидев, что Зюганов не готов брать власть, перебежали к Примакову, который такую готовность продемонстрировал. Так перед выборами в Госдуму в 1999 г. мы остались без союзников, а все колеблющиеся избиратели проголосовали за «Отечество» и «Единство».
Работа над ошибками
Пришлось формировать НПСР заново. По рекомендации Зюганова мягкотелого Рыжкова сменил на посту руководителя Исполкома НПСР Семигин, который энергично взялся за исправление ошибок, допущенных перед выборами 1999 г. Из более 200 организаций в НПСР осталось 15. Остались только те, кто был готов не только говорить о взятии власти, но и делать для этого конкретную работу.
В соответствии с требованиями документов VII cъезда КПРФ НПСР превратился из объединения отдельных персон в объединение реальных общественных сил. В НПСР объединился политический опыт КПРФ с организационными возможностями профсоюзов, интеллектуальным потенциалом научной общественности и ресурсами деловых кругов. Круг патриотических организаций, выразивших желание присоединиться к нашей борьбе, как в рамках НПСР, так и рядом с ним, существенно расширился при проведении первого Конгресса патриотов России. Конгресс на основе Программы КПРФ и предложений других участников разработал проекты программных документов, решающих задачи восстановления социализма и советского народовластия. Документы были вынесены на всенародное обсуждение, что привлекло к ним внимание широкой патриотической общественности, привело к росту авторитета КПРФ, как партии, выражающей интересы патриотов России.
Был сформирован Кабинет министров Исполкома НПСР, взявший на себя функции теневого правительства России. В его состав вошли авторитетнейшие люди России, в том числе члены Президиума ЦК КПРФ, видные ученые и представители патриотической деловой элиты, каждый из которых возглавил разработку программ оппозиционной политики и готовится управлять страной на доверенном ему участке.
Исполкомом НПСР разработан проект «Концепции организации непрерывной избирательной кампании», представляющей собой комплекс мероприятий, реализация которых позволит добиться победы на выборах в Госдуму в 2003 г. и на президентских выборах 2004 г. Проект концепции разослан в региональные организации НПСР и одобрен подавляющим большинством из них. Поскольку большинство региональных организаций НПСР возглавляется секретарями обкомов КПРФ, то фактически документ был одобрен большинством ЦК КПРФ.
Одновременно начался перевод на профессиональную основу секретарей райкомов, укрепление материальной базы и увеличение штатов региональных организаций. Началась подготовка к проведению референдума по четырем коренным вопросам развития страны, являющимся самым кратким выражением программы КПРФ и всех патриотических сил страны. Все это позволило повысить рейтинг КПРФ до 35-40%. Дальнейшая реализация этих планов перед выборами Госдумы и президента снова поставила на повестку дня вопрос о власти.
Ответный удар
Президентская вертикаль не могла допустить развития событий по такому сценарию. В ответ был усилен нажим на КПРФ. Пересмотрено пакетное соглашение. Презрев все нормы закона, власти запретили проведение референдума. Активизировались агенты влияния внутри КПРФ, которых удалось в свое время зацепить кнутом или пряником (Селезнев и компания, Рыжков и т. п.).
Но самый серьезный удар блок КПРФ-НПСР получил изнутри, когда Г.А. Зюганов, озаботившись ростом авторитета Г.Ю. Семигина, взял на вооружение опыт М.С. Горбачева. Тот, чтобы воспрепятствовать росту авторитета Е.К. Лигачева, возглавлявшего Секретариат ЦК КПСС, запретил собирать без своего разрешения, то есть навсегда, заседания Секретариата, а затем натравил на Е.К. Лигачева Гдляна с Ивановым и контролируемые А.Н. Яковлевым средства массовой информации. Точно так же Г.А. Зюганов, как председатель НПСР, отказался рассматривать и утверждать на Координационном совете НПСР документы, подготовленные Испокомом НПСР, чем парализовал текущую работу.
В результате не состоялся II Конгресс патриотов России, который должен был подвести итоги всенародного обсуждения программных документов. Без утверждения осталась “Концепция организации непрерывной избирательной кампании” и, соответственно, не началось развертывание выборных штабов, их материальной базы и организация работ по подготовке к выборам в Госдуму. Не узаконена работа Кабинета министров Исполкома НПСР, как теневого правительства. И не потому, что его работа неправильная, а потому, что вопрос о нем никак не может попасть на повестку дня ни в Президиум ЦК КПРФ, ни в Координационный совет НПСР.
Зато все эти вопросы, которые должны обсуждаться в закрытом режиме руководящими органами КПРФ и НПСР, с удовольствием обсуждаются в статьях Ю.П. Белова и интервью Г.А. Зюганова в “Советской России” трехсоттысячным тиражом. Почему? Потому, что там свою точку зрения может излагать только одна сторона, а не обе, как на пленуме ЦК, и нет опасности, что решение будет не в пользу Г.А. Зюганова. Ю.П. Белов взял на себя функции А.Н. Яковлева, а роль Гдляна и Иванова взяли на себя уважаемые Чикин и Проханов, которые, ссылаясь на закрытые источники информации, объявили Семигина вражеским агентом. Повторю еще раз, что при оценке партийных работников надо руководствоваться программой и уставом, а не информацией из закрытых источников. Иначе из члена КПРФ можно превратиться в члена партии закрытых источников.
Нужна ли нам «Концепция организации выборной кампании»? Нужна, потому, что не организовав работу выборных штабов, не обеспечив их всем необходимым для победы, нельзя рассчитывать на эту победу.
Нужно ли нам теневое правительство? Нужно, потому что без него, даже добившись победы на выборах, будет нельзя ею воспользоваться, то есть, повторится результат августа 1998 г.
Почему нужен блок КПРФ-НПСР? Потому, что весь опыт выборных кампаний 1998-2002 годов показывает, что коммунисты без союза с народно-патриотическими силами добиться победы не могут. Поэтому президентской вертикали надо изолировать коммунистов от их естественных союзников, отколоть союзников любой ценой, под любым предлогом.
Других ответов, кроме вышеуказанных, по существу нет, поэтому ясно, на чью мельницу льют воду противники блока КПРФ-НПСР. Объективно они защищают интересы той части КПСС, которая стоит у власти, объединившись вокруг президентской вертикали, и воздвигают препятствия на пути к власти той части КПСС, которая объединилась вокруг КПРФ в защите национально-государственных интересов России.
Две тактики
Нынешний кризис в КПРФ проявился в виде борьбы двух выборных тактик. Одна тактика ставит задачей достижение победы в максимально короткие сроки, другая - только участие в борьбе без достижения решительного результата, имитацию борьбы путем недопущения объединения левых и патриотических сил в решающий момент схватки за власть.
Если нужна победа, то нужен Народно-патриотический союз России, как инструмент присоединения к КПРФ союзников в лице «профсоюзов, рабочих, крестьянских, женских, молодежных, предпринимательских, творческих и религиозных организаций». Организации союзников хотят гарантий того, что их интересы будут учтены, в виде юридически оформленного блока КПРФ-НПСР, выражающего через них интересы подавляющего большинства населения России и решающего задачи первого этапа Программы КПРФ.
Другая тактика, тактика участия, игнорирует общие интересы организаций союзников, предполагая вхождение их в список КПРФ на правах младшего партнера без юридического оформления соглашения и гарантий его соблюдения. Спрятав своих союзников, мы не сможем говорить о выражении интересов подавляющего большинства населения России, не сможем привлечь на свою сторону большинства избирателей. Мы предстанем перед избирателями сектой, которую спасение страны, раздираемой на части так называемыми реформами и развалом всех государствообразующих систем волнует куда меньше, чем идеологическое самолюбование и амбиции ее лидеров.
Центром дискуссии стал Санкт-Петербург, так как инициатором отказа от юридически оформленного блока КПРФ-НПСР стал Ю.П. Белов, неожиданно озаботившийся недостаточной левизной союза. Неожиданно потому, что он, как и Г.А. Зюганов, реально представляет в КПРФ скорее правый фланг («лимит на революции исчерпан», «надо гнуться под саксаул»). Так на пленуме Санкт-Петербургского ГК и Ленинградского ОК 21 сентября 2002 г. Ю.П. Белов призвал вместо исполкома НПСР опираться на депутата Госдумы А.М. Афанасьева, несмотря на требование последнего поддержать на выборах в Законодательное собрание Санкт-Петербурга по 18 и19 округам в Колпино кандидатов «Единой России» С. Салаева и Е. Киселеву вместо членов КПРФ О. Корякина и С. Житкова.
К счастью, на выборах в Законодательное собрание Санкт-Петербурга первый секретарь ГК КПРФ О. Корякин и выборный штаб КПРФ-НПСР руководствовались тактикой борьбы за победу. Во-первых, был сформирован единый список кандидатов «Коммунисты и патриоты Ленинграда», во-вторых, максимум усилий был сосредоточен на тех округах, где была реальная возможность добиться победы. Эту линию удалось провести в жизнь, несмотря на противодействие сторонников Ю.П. Белова, требовавших выставить для демонстрации флага максимальное количество кандидатов от КПРФ и равномерно обеспечить их ресурсами, независимо от шансов на успех. Они в качестве образца для подражания выставляли тактику на выборах в Законодательное собрание в 1998 г., проводившиеся по другому законодательству. Тогда из 17 членов КПРФ только один С. Житков стал депутатом. В 2002 году из 7 членов КПРФ двое стали депутатами (С. Житков и О. Корякин) и еще пять союзников из списка «Коммунисты и патриоты Ленинграда» вместо двух союзников в предыдущем составе. В результате удалось создать фракцию КПРФ-НПСР во главе с О. Корякиным в нынешнем составе Законодательного собрания. Этот очевидный успех вызвал, однако, бурю негодования у сторонников Белова, которые обвинили Корякина в правом социал-демократическом уклоне, отказе от знамени КПРФ и авторитарном стиле руководства и потребовали его отставки с поста первого секретаря ГК КПРФ на пленуме Санкт-Петербургского ГК КПРФ. Это требование фактически поддержал Г.А. Зюганов, решивший своим выступлением в «Советской России», вышедшей в день пленума, навести порядок в Ленинградской организации, очистить ее от «купцов, которых интересуют только мандаты». Но беспрецедентное давление на пленум не дало ожидаемых результатов, пленум ГК не поддержал эти требования и решение Зюганова.
Выводы
Проблема определения правильной выборной тактики имеет не региональный, а общероссийский характер. Ее рассматривал IX пленум ЦК КПРФ 22.06.2002 г. Большинство ЦК склонялось к тому, чтобы идти на выборы в Госдуму блоком КПРФ-НПСР, но решение было отложено из-за непринятого «Закона о выборах депутатов Государственной Думы РФ» до следующего пленума. Сейчас, когда закон принят, большинство ЦК, озабоченное создавшимся положением, требует немедленно начать подготовку к выборам. Об этом заявили участники заседания расширенного Исполкома НПСР, где присутствовали 122 члена ЦК КПРФ из 159. Они потребовали немедленно созвать пленум ЦК и рассмотреть ход подготовки к выборам. Г.А. Зюганов не приехал на заседание расширенного Исполкома, презрительно назвав его проведение «показным мотовством». А в ответе на вопрос В. Никифоровой в «Правде» от 24 декабря заявил, что не видит смысла тратить деньги на созыв внеочередного пленума ЦК.
Ясно, почему не видит. Потому, что надеется за 3 месяца с помощью подконтрольных СМИ и аппаратных воздействий перетянуть на свою сторону большинство ЦК. Ради этого не боится идти на раскол КПРФ и на проигрыш выборов. А ведь до выборов 2007 г. Россия может и не дожить. Ее разорвут на части нынешние правители и их иностранные хозяева.
Задержка вызвана действиями группы Белова - Зюганова, пытающейся в период между пленумами ЦК склонить на свою сторону, в поддержку одиночного выхода КПРФ на выборы в Госдуму ряд региональных отделений, прежде всего Санкт-Петербургское городское и Ленинградское областное, где еще велико влияние Ю.П. Белова, чтобы, опираясь на их резолюции, склонить к отказу от блока КПРФ-НПСР большинство ЦК. Основным идейным оружием стал отказ от программного определения НПСР, как объединения политического опыта КПРФ, организационных возможностей профсоюзов, интеллектуального потенциала научной общественности и ресурсов деловых кругов для борьбы с капиталистической реставрацией, за восстановление величия России (Материалы и документы VII съезда КПРФ, «Очередные задачи КПРФ», п. 9, М., ИТРК, 2001).
Группа Белова в ходе необъявленной дискуссии в Санкт-Петербургском городском отделении объявила социал-демократами всех, кто говорит о необходимости сотрудничества с патриотическими предпринимателями на данном, национально-освободительном этапе борьбы. Тезис совершенно лживый, прикрывающий истинную цель замены в составе НПСР представителей патриотических предпринимателей (Г. Семигин, Ю. Глазьев) на представителей компрадорского космополитического капитала (М. Ходорковский, Б. Березовский).
Прямым следствием соглашения с олигархами стал отказ от проведения референдума по известным четырем вопросам. Особую ненависть вызвал вопрос о природной ренте, потому что исключительная собственность государства на недра, леса, водоемы и другие природные ресурсы полностью лишает олигархов сверхприбыли и подрывает саму основу соглашения с ними.
На Х пленуме ЦК КПРФ именно вопрос о собственности на природные ресурсы должен стать ключевым в идейном и организационном размежевании коммунистов и патриотов с ликвидаторами и космополитами. Вопрос назрел и всякая задержка с его решением гибельна для КПРФ.

Караваев В.С.
П Программа КПРФ, ИТРК, М., 2002
Пресс-служба Санкт-Петербургского отделения
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту