ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Война в Ираке и мы

Война в Ираке и мы

Начатая администрацией Дж.Буша и названная президентом России В.Путиным в его заявлении 20 марта большой политической ошибкой, война таковой не является. У данной @ акции должно быть другое определение, так как она не случайное явление, а осознанное, хорошо подготовленное военно-политическое мероприятие, явившееся логическим продолжением политики США последних лет.
Соединенные Штаты, вопреки мировому общественному мнению развернувшие масштабные военные действия за тысячи километров от своих границ, совсем не рассчитывают на то, что будет кем-то оправдана операция, проводимая с целью «экспорта демократии» и убийства политического лидера суверенного государства. Судя по всему, Дж.Буш и его окружение не нуждаются в чьем-либо оправдании.
Принимая решение об интервенции, американцы поставили точку в дискуссии о будущем мироустройстве. Они тем самым без лишних разговоров приступили к практическому построению однополярного мира на основе диктата единственной сверхдержавы, способной и готовой брать на себя ответственность за последствия своих действий. При этом вместо принципов международного права, как отметил В.Путин, провозглашается «кулачное право, согласно которому сильный всегда прав, имеет право на все, а при выборе средств для достижения своих целей ничем не ограничен».
Таким образом, одновременно с ракетными ударами по Багдаду нанесены смертельные удары по постялтинскому мировому порядку и его структурам – Организации Объединенных Наций и Совету Безопасности ООН. При этом США реализовали свою давнюю мечту, которую им не удалось воплотить в жизнь по завершении «холодной войны». Они разрушили созданное великими державами, победившими германский фашизм, орудие решения вопросов глобальной безопасности, плохо справлявшееся со своей ролью и, главное, своим существованием препятствующее установлению гегемонии единственной сверхдержавы.
Принятию данного решения администрацией Дж.Буша способствовала, и это надо признать, политика всех других стран ООН, в первую очередь постоянных членов СБ ООН. В последние годы, то затухая, то оживляясь, в дипломатических кругах шла полемика об опасности создания управляемой из Вашингтона мировой системы. Однако так и не появилось государство-лидер, способное взять на себя миссию противодействия, организовать сторонников построения многополярного мира. В силу ряда объективных и субъективных причин эта роль оказалась не по силам и России. Кремль, занятый внутренними проблемами и разборками, продолжал утрачивать международный вес и не предпринял решительных шагов тогда, когда еще было можно удержать американцев от «большой политической ошибки». Сыграла, в том числе, и привычка последних лет, когда более выгодным считалось «не высовываться», а следовать общим курсом за сильным партнером.
Теперь, как подчеркнул В.Путин в конце своего заявления, «Россия намерена проводить линию на возвращение ситуации в мирное русло и достижение подлинного решения иракского вопроса на основе резолюций Совета Безопасности ООН». Слова правильные, но практическая их реализация не представляется реальной. Кроме того, дело не только в Ираке, хотя важность и сложность послевоенного урегулирования кризиса в этой стране и в регионе в целом не вызывает сомнения. Проблема гораздо шире, она носит глобальный характер. Кремль должен определиться – или стать простым сателлитом США, как это поспешили сделать многие, или попытаться оппонировать политике диктата с учетом национальных интересов.
Между тем выстраивание новой международной реальности с началом интервенции в Ирак пошло полным ходом. Раскол охватил не только ООН, Европейский союз, страны Азии, блок НАТО, СНГ и другие международные организации. Оказалось, что многие созданные в прежние годы политические и экономические органы не способны ответить на современные вызовы и могут развалиться под воздействием начатой администрацией Дж.Буша перестройки мирового правопорядка.
В этих обстоятельствах главным направлением международной политики России, пожалуй, является сосредоточение ресурсов на выполнение стратегической задачи превращения в мощную в экономическом и военном смысле державу. Только в этом случае с нами будут считаться партнеры и союзники, даже те из них, кто в определении своей позиции в отношении путей решения иракской проблемы поспешил пристроиться в фарватер США в расчете на получение одобрения и, возможно, денег Вашингтона. Только с сильных позиций Кремль сможет повлиять на характер неизбежной перестройки всей системы международных отношений. Иначе наше мнение вновь будет проигнорировано.
Кстати, с началом американской интервенции совпало очередное заседание комитета секретарей Советов безопасности Договора о коллективной безопасности (ДКБ). Страны-участницы (Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан) еще в прошлом году договорились создать военный союз. Именно эти вопросы были включены в повестку дня встречи. В новой ситуации превращение ДКБ в военно-политическую организацию (ОДКБ) со всеми необходимыми атрибутами и объединенными вооруженными силами становится еще более актуальным. Однако для этого необходимо выработать и выдерживать единую позицию не только в отношении событий вокруг Ирака, но и по путям создания будущей системы глобальной безопасности.

Н.Новоселов
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту