ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Диалог или улица с односторонним движением?

Диалог или улица с односторонним движением?

Что будет и что не будет делать министр обороны Сергей Иванов в Вашингтоне? Будет – встречаться @ с президентом США Джорджем Бушем, @ помощником президента по национальной безопасности Кондолизой Райс, главой Пентагона Дональдом Рамсфелдом и лидером республиканского большинства в сенате Биллом Фристом. Официально заявленные темы обсуждения - вопросы повышения эффективности взаимодействия в сфере борьбы с международным терроризмом, в том числе в рамках антитеррористической коалиции, а также вопросы российско-американского военного сотрудничества. Не будет – выковыривать изюм из булочки. Это цитата из комментария самого министра о целях его американской поездки. Как пояснил С.Иванов, главными условиями диалога о двустороннем сотрудничестве в области противоракетной обороны, который он намерен вести в Вашингтоне, станут «ненаправленность сотрудничества друг против друга, сохранение интеллектуальной собственности каждой из сторон, немилитаризация космоса, а также полная прозрачность в сфере ПРО между нашими государствами". При этом Иванов подчеркнул имеющиеся различия между сотрудничеством РФ с НАТО в области тактической ПРО и российско-американским взаимодействием в области стратегической ПРО, а также отметил отсутствие прогресса в этой области двухстороннего взаимодействия. «В таких вещах ожидать, что за один или два года можно говорить о каких-то осязаемых результатах, не приходится. Это процесс займет минимум десятилетия»… И это сотрудничество не должно представлять процесс, при котором «каждый друг у друга вытаскивает изюм из булочки», - цитируют агентства российского министра, известного своей непосредственностью (может быть, это издержки пребывания гражданского человека на военном посту?)…
Однако Иванов встречается с американскими коллегами не с пустыми руками – 14 мая российская Госдума приняла Федеральный закон о ратификации российско-американского Договора о сокращении СНП, который предусматривает понижение уровней стратегических ядерных боезарядов каждой из сторон до 1700-2200 единиц к концу 2012 года, то есть примерно в три раза по сравнению с уровнями, предусмотренными Договором о СНВ. В настоящее время российско-американская рабочая группа конкретизирует механизм выполнения Договора о СНП, что найдет отражение в ходе американских переговоров российского министра.
Несомненно, еще одной непростой темой станет иракская. Предварительное согласие России на одобрение текста проекта резолюции, предложенной США на рассмотрение Совбеза ООН, который пройдет 22 мая, получено. Однако ряд недоговоренностей, касающихся, в первую очередь, работы в Ираке наблюдателей ООН, обязанных официально подтвердить отсутствие в этой стране ОМУ, остаются. И они должны быть улажены к предстоящему визиту Буша в Санкт-Петербург, дабы не омрачить, как это было в ходе последней встречи президента В.Путина с британским премьером Т.Блэром, ход дискуссии, итогом которой должна стать констатация достижения новых высот стратегического сотрудничества между двумя странами, ослабленного недавними внешнеполитическими разногласиями между Россией и США.
Кстати, тезка министра обороны – глава российского МИД Игорь Иванов - заявил 20 мая в Киеве, что выступает против того, чтобы разница в подходах к урегулированию кризисов, подобных иракскому, вела к конфронтации в международных отношениях. Хотя при этом отметил, что Вашингтон стремится создать однополярную систему международных отношений.
Однако может ли моська предъявлять претензии слону? Именно такое сравнение приходит на ум после знакомства с обнародованными в США данными о расходах на военную операцию в Ираке. Стоимость ведения военных действий в Ираке, продолжавшихся 720 часов, составила 917 млн. 744 тыс. 361 долларов и 55 центов. Это эквивалентно доле валового внутреннего продукта США, произведенного за 46 минут 10,5 секунд в 2001 году. К этому выводу пришло Министерство обороны США, предоставившее статистические данные о результатах военной кампании. В зону Персидского залива было доставлено 423.998 военнослужащих США и 42.987 солдат армий союзников. 1801 самолет и вертолет антииракской коалиции (все, кроме 138, были американскими) совершили 41,4 тыс. боевых вылетов, на которые израсходовали 16,6 тыс. тонн топлива. Авиация антииракской коалиции потеряла 20 самолетов и вертолетов, семь из них были сбиты огнем иракского ПВО, сообщил Washington ProFile. На позиции иракских войск было сброшено 31,8 млн. листовок - по подсчетам журнала Newsweek, на них израсходовали столько сырья, сколько бы хватило на выпуск 120.454 рулонов туалетной бумаги (!).
Комментируя аспекты развития российско-американских отношений в свете предстоящей встречи Дж.Буша с В.Путиным, Asia Times написала: «Как Москва, так и Вашингтон остро заинтересованы в национальной безопасности, и для этого имеются веские основания. Видение г-ном Бушем-младшим справедливого нового мирового порядка в действительности создает Соединенным Штатам множество новых врагов. Путинская Россия, со своей стороны, имеет мало настоящих друзей в мире, не говоря уже о целом ряде врагов внутри самой страны. Страх перед врагами - реальными, воображаемыми или будущими - толкает обе страны в объятия друг друга. Страх пересиливает любые различия в политике и идеологии.
Очень даже реальная угроза от ядерных боезарядов в ненадлежащих руках и других видов оружия массового поражения (ОМП) также дает этой странной парочке (Буш и Путин) основание для того, чтобы сделать их отношения после переоценки работоспособными. Кому, как не этим державам, лучше понимать необходимость обеспечения безопасного хранения или даже уничтожения ОМП… Идеология имеет ограниченную важность, когда рассматриваются конкретные вопросы, могущие представлять взаимную выгоду…».
В отношении последнего аспекта – взаимной выгоды и взаимных интересов - весьма откровенно высказался Энтони Зинни, генерал Корпуса Морской Пехоты в отставке, бывший руководитель Центрального Командования вооруженных сил США, спецпредставитель президента США на Ближнем Востоке. Он убежден, что в настоящий момент Россия и США имеют совершенно одинаковые интересы на Ближнем Востоке, в Средней Азии и на Кавказе. В интервью Washington ProFile он, в частности, заявил: «Я был командующим Центрального Командования вооруженных вил США, в сферу компетенции которого входило установление военных связей с государствами Средней Азии. Главной целью нашего участия в делах этого региона было оказание новым государствам помощи в проведении военных реформ. Эти государства желали перестроить свои вооруженные силы, чтобы они в большей степени соответствовали задачам обеспечения безопасности. Они видели главную угрозу своей безопасности в наркоторговле и проникновении экстремистов с территории Афганистана и стран, расположенных южнее. Мне кажется, что эти угрозы также опасны и для России. Мы старались помочь среднеазиатским республикам сформировать новые, хорошо обученные профессиональные армии и, кроме того, показать их военным, как строятся взаимоотношения армии и общества в условиях демократии. Именно это они и надеялись получить от нас. В некоторых случаях мы действовали совместно с Россией, что доставляло нам подлинную радость. И я не могу сказать, что мы сталкивались с проявлениями какой-либо конфронтации со стороны России в этом регионе. Нынешнее военное присутствие США в Средней Азии обусловлено проведением антитеррористической операции в Афганистане. Мне кажется, что операция против террористов и наркоторговцев - в интересах и США, и России. Мне также кажется, что США стараются не увеличивать свое военное присутствие в Средней Азии, чтобы не создалось впечатления, что мы стараемся обосноваться в регионе, который традиционно является "головной болью" для безопасности России. Мы не конкурируем с Россией, мы действуем совместно…
То же самое я могу сказать и про Кавказ. Страны Кавказа и Средней Азии сейчас собираются начать разработку запасов энергии Каспийского моря. Мне кажется, что рынок сам определит, где и как необходимо прокладывать трубопроводы, которые будут доставлять нефть и газ на мировые рынки. Люди хорошо понимают, как важно обеспечить безопасность этих коммуникаций. И поэтому, как я думаю, решение вопросов безопасности и наведения порядка в широком смысле этого слова необходимо всем государствам Кавказа и Средней Азии.
В этой сфере существует большая конкуренция. К примеру, Китай хочет получить доступ к этим ресурсам, Россия и США желают того же самого. На юге Иран и Пакистан надеются, что трубопроводы будут проложены по их территориям, что даст этим странам значительные экономические выгоды. Как вы понимаете, слишком много игроков на этом поле. Поэтому мы стараемся сделать этот регион как можно более стабильным, мы стремимся как можно больше сотрудничать с государствами Кавказа и Средней Азии, оказывать помощь в проведении демократических реформ и, я надеюсь, что в конечном итоге наградой нам станет стабильность, установившаяся здесь. Мне бы не хотелось, чтобы район Каспия стал районом жестокой конкуренции, потому что, по большому счету, у всех нас одинаковые цели и интересы».
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту