ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Куда идет Европа?

Куда идет Европа?

Июньский Саммит Евросоюза в Салониках вошел в историю как форум, одобривший проект единой Конституции будущего, расширенного ЕС. Подготовленный @ В.Жискар д’Эстеном Конституционный договор должен вступить в силу в 2004 году, после того как он будет утвержден на предстоящей межправительственной конференции и одобрен на национальном уровне. Конференция начнет работу в середине октября этого года, предположительно, в Риме и должна завершиться как можно быстрее, поскольку в июне следующего пройдут выборы в Европейский Парламент уже в новых условиях.
Как показал недавний опрос населения, идея принятия единой Конституции пользуется весьма широкой поддержкой среди жителей стран ЕС: в среднем она достигает 63% (а в Греции и того больше - 75 %). При этом в среднем лишь десятая часть участников опроса высказалась против. Очевидно, что сторонники этого документа осознают прежде всего необходимость того, чтобы на международной арене Большая Европа "говорила одним голосом" и чтобы у Брюсселя для зарубежных партнеров был "только один телефонный номер". Правда, несогласные предостерегают, что этот Основной закон расширит полномочия крупнейших стран Союза, его исполнительного органа - Европейской Комиссии, а также Европейского Парламента за счет нынешних прав малых государств. Например, влиятельная афинская газета "Катимерини" не без грусти отмечала: "Увы, уходят в прошлое времена, когда участники ЕС были равны хотя бы формально". Впрочем, как полагает журнал «Европа», время покажет обоснованность подобного пессимизма – ведь в проекте Конституции предусмотрено немало мер, направленных на сохранение равноправия.
О том, какой Европа вступает в новое состояние, в интервью телеканалу «Евроньюс» рассказал Верховный представитель Евросоюза по вопросам безопасности и внешней политики Хавьер Солана.
Вопрос: "Что, по-вашему, стало решающим моментом в создании общеевропейской политики в области безопасности и международных отношений?".
Ответ: "Очень трудно назвать конкретную дату. Как вы знаете, сам термин "Общая международная политика" восходит ко времени Амстердамского договора, отчасти к Маастрихтскому соглашению. Но, я думаю, нельзя забывать, что необходимость этой политики вызвали к жизни конфликты в Косово и в целом на Балканах. Пожалуй, именно тогда мы осознали, как нам необходим общий курс в сфере безопасности и международных дел".
Вопрос: "В скором времени появится пост министра иностранных дел Европейского Союза. Повысит ли это авторитет внешней политики ЕС?". Ответ: "Ну, окончательный вариант Конституции ЕС еще должен прописать функции и рамки ответственности этой новой должности. Но в любом случае концентрация полномочий в одних, а не двух руках сделает представительство ЕС на международном уровне более ясным и последовательным. Это особенно важно при контактах ЕС со странами третьего мира. В силу ряда особенностей им трудно понять нынешнюю систему ротации высших представителей ЕС, когда приходится иметь дело с новыми лицами каждые полгода".
Вопрос: "Как вы опишите главную угрозу для Европейского Союза?". Ответ: "Наверное, сначала нужно взглянуть на наших соседей, а стабильность в соседних с нами странах абсолютно прочная. Но есть и новые угрозы. В первую очередь, распространение оружия массового уничтожения и - это плохая новость - угроза терроризма, которая достигла опасного уровня во многих странах. Но во всяком случае, к огромному нашему счастью, нам не угрожают классические вооруженные конфликты, военное нападение на страны Европы. А следует помнить, что, к сожалению, именно Европа в прошлом веке стала ареной двух самых кровопролитных войн. Агрессия исходила со стороны одной из европейских стран и перерастала в мировые конфликты. Сейчас, к счастью, подобное невозможно ни в отношении Европейского Союза, ни внутри него!".
Вопрос: "Есть ли у Европы, как у США, список стран-изгоев?".
Ответ: "В ряде соседних с нами европейских стран существует мафия и организованная преступность, сила и влияние которых возрастает. И нам предстоит разработать законодательство, которое создаст условия для успешной борьбы с мафией. Верю, что так и произойдет, тем более что балканские страны, о которых идет речь, сами приветствуют эту нашу политику по борьбе с организованной преступностью и хотят в будущем стать членами Европейского Союза".
Вопрос: "Ранее вы высказывали сожаление, что после 11 сентября Соединенные Штаты и Европа не вступили в стратегический диалог незамедлительно. Считаете ли вы, что Европа и Америка стараются наладить его теперь?".
Ответ: "Действительно, и накануне 11 сентября, и после этой даты, когда стало ясно, что терроризм создает новые факторы в международной политике, мы не смогли организовать стратегические дискуссии между европейцами и американцами. А, возможно, именно это помогло бы при совместном анализе ситуации выработать совместные меры по борьбе с общими угрозами, меры действенные и реалистичные".
Вопрос: "Во время Вашего визита в Соединенные Штаты некоторые американские политики обвинили Европу в том, что она недостаточно активно борется с поднимающейся волной антисемитизма. Верно ли это?". Ответ: "Я не согласен с мнением, что в Европе поднимается волна антисемитизма. На мой взгляд, это не соответствует действительности. Считаю, что в Европе давние и добрые традиции хороших отношений и к Израилю, и к иудаизму. Антисемитизма в Европе мы не потерпим!".
Вопрос: "Откуда тогда эти обвинения?".
Ответ: "Могу предположить, что их причина - неверное понимание позиции Европейского Союза в проблеме Ближнего Востока. Мы не отделены океаном от этого конфликта, он у нас под боком. И мы не жалели усилий для того, чтобы мирный процесс возобновился и не терял темпов. И потому что Ближний Восток - соседний с нами регион, и потому, что мы хотим остановить страдания людей. И потому, что стабильность на Ближнем Востоке нельзя отделить от европейской.
Сфера Соланы – тенденции политического развития ЕС. Однако не меньшие проблемы существуют и в сфере экономики и финансов. Так, например, комиссар Еврокомиссии по финансам Педро Сольбес считает, что Европе в 2003 году удастся избежать экономической рецессии, но с большим трудом. В своем отчете он отмечает, что во втором квартале, как и в первом, рост ВВП региона будет нулевым. Сценарий постепенного роста экономической активности на второе полугодие сохраняется, но риски очень высоки. "Экономический спад в Германии - это проблема для всей Европы", - заявил представитель комиссариата по финансам Герассимус Томас. "Но структурные реформы в Германии могут позитивно отразиться на экономическом росте всех европейских стран". От 0,4% до 1% ВВП - в среднем именно такой рост предсказывают еврозоне на 2003 год ключевые международные экономические институты - Европейский Центробанк, Еврокомиссия, Международный Валютный Фонд и Организация по экономическому сотрудничеству и развитию, сообщает «Евроньюс».
Однако Брюссель готов признать, что рост будет меньше процента, причем всему виной - укрепление евро в отношении доллара. С одной стороны, это благоприятно для основных экономических показателей (например, помогает держать под контролем инфляцию). С другой, - сильный евро "съедает" доходы экспортеров на американском рынке, который для Европы остается ключевым. Для стран - локомотивов европейской экономики это критически важно. В Германии, например, экспорт составляет 40% ВВП. За последние 18 месяцев евро потяжелел на треть. На столько же примерно сократились и доходы немецких и французских компаний.
Существуют проблемы и в банковской сфере. Выступая в Европейском Парламенте с отчетом Европейского Центробанка о состоянии экономики региона за 2002 год, глава ЕЦБ Вим Дуйзенберг (в октябре первый президент центрального банка еврозоны уходит со своего поста) обрушился на правительства стран ЕС. Он сказал, что ЕЦБ делал все для улучшения экономической ситуации, но власти государств Евросоюза "приложили очень мало усилий, чтобы соблюдать бюджетную дисциплину и реформировать рынок труда".
В этой году ЕЦБ ожидает вялый экономический рост, хотя уровень инфляции останется на отметке 2%. В следующем году ЕЦБ прогнозирует значительное падение потребительских цен, но уже в конце 2004 и в 2005 уровень инфляции вернется к 2%.
Отношение экономистов к усилению евро по-прежнему неоднозначно. Дуйзенберг уверен, что в долгосрочной перспективе это хорошо - в частности, помогает контролировать инфляцию. Независимые эксперты возражают: по их мнению, гораздо страшнее для Европы сейчас дефляция. К тому же, сильный евро "съедает" доходы от экспорта.
В своем докладе в Салониках Хавьер Солана отметил: "Европа никогда еще не была столь процветающей, уверенной в себе и свободной". Глядя на европейскую экономику, этого не скажешь.
Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту