ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Александр Васильев раскрывает тайны моды

Александр Васильев раскрывает тайны моды

Рядом с именем театрального художника Александра Васильева в скобках постоянно стоит слово "Париж". Но жизнь русского парижанина не ограничивается Францией. Васильев успевает преподавать в МГУ, председательствовать на конкурсах моды, проходящих в разных городах и странах. На одном из таких конкурсов - III Фестивале моды "Поволжские сезоны Александра Васильева" - состоялся разговор с корреспондентом «Яблока».
"Модельный бизнес надо привести в порядок..."
- Наш конкурс называется международным, во-первых, потому, что в жюри, как вы видите, - люди из разных стран, начиная с меня. И затем потому, что участники тоже приехали из разных стран. Что важно, количество участников - более пятидесяти, это очень много для конкурса. Это означает огромный интерес не только к конкурсу, но и к профессии, к моде и театральному костюму, потому что у нас есть две номинации, и одна из них - "театральный костюм". Эта номинация - уникальна: в России такого больше нигде нет. "Сезоны" высоко котируются, и финалисты, как правило, попадают или на "Русский силуэт" (он проходит в Москве), или на другие престижные конкурсы. Мы сами попали в разряд престижных конкурсов и этому очень рады. Во-первых, потому, что у нас хорошее жюри; во-вторых, потому, что у нас все идет без подтасовки и без взяток. А этого, скажу честно, нельзя сказать о других конкурсах. Порой жюри только выставляет оценки, а ведущий уже объявляет победителя; откуда он может знать, кто победил, если даже еще баллы не подсчитали? В основном сейчас побеждают конкурсанты из Баку, потому что там много нефтедолларов, и они покупают себе места - сразу. Мы знаем, что если есть участники из Баку - они победят. Это очень интересно. Иногда побеждают Ереван и Тбилиси - это еще два претендента. Мы совершенно этим не занимаемся, и у нас действительно побеждает тот, у кого больше баллов. У "Поволжских сезонов" каждый раз новая эмблема и новая афиша, она всегда составлена из работ победителей предыдущего конкурса для того, чтобы сделать рекламу и по городу, и по региону. И еще показать, что есть новый стиль в работах. Это нужно потому, что на многих конкурсах даже в столицах жюри состоит из старомодных людей. Это люди, которые давно работают в профессии и совершенно не интересуются развитием современной моды, хотят, чтобы она оставалась такой, какой она была тридцать или сорок лет назад. А это очень трудно: мода - быстрая, как ртуть. И если мы не будем поощрять молодежь, то все превратим в рутину. Молодые делают такие интересные коллекции, что они, как правило, становятся заметными.
- Насколько часто вас просят быть членом или председателем жюри конкурсов моды?
- Меня все время приглашают на различные конкурсы. Я очень часто отказываюсь, потому что, как правило, все они проходят в одно и то же время. По тем же соображениям, по которым они проходят сейчас: надо, чтобы лето кончилось, чтобы было тепло и чтобы не было дождя и снега. Очень мало их проводится зимой - это особенность России. Самое конкурсное время - с конца сентября до начала ноября. И еще: все конкурсы не связаны между собой, и каждый город уверен, что он одинок в своем начинании. Я приведу пример. Мне однажды приходит приглашение: "Мы хотим пригласить Вас в качестве президента жюри конкурса моды в город Калининград. ЕДИНСТВЕННЫЙ конкурс моды, который проходит в провинциальной России..." Клянусь! Я спросил: "Какие вы еще знаете?" - "Мы знаем в Москве..." Я сказал: "А вы знаете, что ваш конкурс проходит точно в те же дни, что и конкурс в Пятигорске?" - "Там тоже конкурсы, да?!" Даже в Интернете нет ни одного сервера (это еще одна большая работа на будущее), который составил бы график конкурсов моды в России. Никто этого не делает. Но многие студенты и участники бывают обижены, потому что их конкретный вкус не находит отражения и успеха. Например, мы здесь, на нашем конкурсе, не очень поощряем фольклорную тему, потому что ее поощряли в течение семидесяти лет в Советском Союзе. И мы не считаем, что сегодня она - самая актуальная в моде. Но она возможна как элемент, если это необходимо.
- Что же делать конкурсантам, у которых иные вкусы?
- А есть конкурсы, где обожают фольклорную тему. И может быть, те люди, которые оказываются не у дел у нас, должны отправиться в другой город и завоевать там Гран-при! Например, в Новосибирске. Поэтому нужно составить какой-то список всех этих конкурсов. Пока это очень сложно. Люди не знают, куда обратиться, не знают, что подобные конкурсы проходят по всей Украине - я, например, был председателем во Львове, в Одессе. Был председателем в Тбилиси, знаю, что такие конкурсы проходит в Ереване, в Баку, в Астрахани и даже в Саратове. Даже в соседнем городе часто не знают о таких акциях, и каждый хочет "убить" соседний город, это очень плохая тенденция. Хотя бы в целях упорядочения этого бизнеса мы должны знать, где эти конкурсы существуют и в какие даты они проходят. Молодым было бы полезно знать о том, куда можно повезти свою коллекцию. Например, на конкурсе Зайцева, который он лично проводит, поощряется ручная работа - он любит работу с кружевом, ручную вязку, вязку крючком - у него личный вкус такой. Как вы понимаете, многое зависит и от личности председателя жюри.
- Вы - председатель жюри, профессионал со своими вкусами и пристрастиями. Значит, от вашей личности тоже многое зависит на "Поволжских сезонах"? Насколько объективно подведение итогов?
- Мне кажется, очень важно на "Сезонах", чтобы была видеофиксация конкурса, чтобы записи могли свободно циркулировать по России, а другие участники могли смотреть на финалистов. И еще очень часто встречаются элементы подтасовки коллекций. Я расскажу, в чем они выражаются: некоторые участники, которые уже заняли хорошее место в прошлом году - например, в Петербурге, приезжают в провинцию и выставляют свою коллекцию как свеженькую, потому что там ее никто не видел.
"Зайцев и Юдашкин за границей никому не известны..."
- Что ожидает победителей таких конкурсов в дальнейшем?
- Расскажу об одном очень курьезном случае.  "Русский силуэт" (конкурс, который проходит в Москве) решил вывозить свои коллекции за границу и показывать работы финалистов. В частности, они показали их на Лазурном Берегу во Франции, в Монте-Карло. Коллекции, что лично нравились президенту конкурса, - провалились! Почему? Потому что они привезли самые китчевые, на мой взгляд, самые безвкусные коллекции, а Франция - это страна, где если что-то точно есть, то это вкус. Еще один пример. Финалисты другого российского конкурса получили возможность показаться в Италии. Итальянские участники конкурса отказались участвовать вместе с русскими, сказав, что у русских коллекция сильнее, чем у них - у русских лучше ткани, коллекции лучше сшиты и красивые модели. Знаете, как нам кажется - "Обувь из Италии! Костюм от Армани!!!". А итальянцы не захотели позориться на нашем фоне. Совершенно другая сторона медали.
Это говорит о том, что у русской моды есть шансы. Учите языки, и грамотно составляйте коллекции! Потому что многие наши финалисты, когда получают шанс выйти на международную арену, не могут этого сделать. Их, как правило, спрашивают, могут ли они поставить серию моделей. И вот тут наши не могут сделать десять или двадцать одинаковых вещей - то есть тиражировать, не могут сделать самого главного - различные размеры. Они не представляют, как можно модель, созданную для манекенщицы, адаптировать для покупателя. А покупатель не влезает в то, что продают!
Технология производства - еще одна ступень, на которую должен взойти модный бизнес в России. Но я думаю, что благодаря и нашим усилиям участники российских конкурсов смогут выдержать это испытание и постепенно выйти на международную арену. Потому что на настоящий день в России нет ни одного дизайнера, который бы имел широкую известность за границей. Это факт. Международная известность - это бутики в столицах мира, парфюмерия во всех аэропортах мира, это брэнд, который звучит в ушах. Мы не можем похвастаться ни одним подобным модельером.
- Получается, что русская мода в Европе не известна?
- Пока что для нас эталоном русского моделирования до сих пор являются дома, которые создали русские эмигранты до войны, потому что те дома просуществовали в "Столице Моды" по тридцать лет. Это не отдельный показ, который дал, может быть, кое-какую волну в прессе, но все-таки не дал больших результатов. Не верьте тем, кто будет говорить, что Зайцев, Юдашкин или Чапурин - кого бы вы ни назвали - самые звучные имена, что они всем известны. Они никому не известны за пределами страны! Если наши прошлись по бутикам, кому-то продали блузку, кому-то - юбку, то это не значит, что они "продаются". Но, например, у Зайцева духи "Маруся" продаются во всех супермаркетах Франции - это чистая правда. "Маруся" - одни из самых недорогих духов, которые очень любят женщины среднего достатка как новогодний, рождественский подарок. Зайцев со своими духами стоит везде. Но этого мало - а где одежда?
"Кардена шьют в Китае..."
- Чего не хватает нашим модельерам для успеха?
- Нашему модельному бизнесу, прежде всего, нужны менеджеры, которых мы стараемся подготовить в МГУ, где я преподаю. Оказалось, что профессия менеджера моды вообще не знакома здесь. Но естественно, что каждый художник в любой стране работает с менеджером, который как раз и занимается бухгалтерией, таможней. И даже если у российских модельеров есть возможность оплатить эту должность, то они не могут найти специалиста. Так что берут случайных людей, которые раньше продавали обои. В России вообще частная торговля возникла тринадцать или четырнадцать лет назад, это все слишком молодое, а когда речь идет об интернациональных торговых операциях, то тут они ни на что не способны.
Это не только в моде - мы не можем найти на Западе ни одного экспортера российской мебели, посуды. Легче из России продавать брутальный материал - необработанные алмазы, мед, пеньку, нефть, мех, то есть то, что не связано с технологическим процессом. И на правительственном уровне ничего не делается для того, чтобы все это разбудить. Вот почему Россию в этой области всегда опережают Китай и Турция. В России существует мнение, что лучше купить не у отечественного дизайнера, а отправиться к Армани (им кажется, что это сшито в Италии) или к Сен-Лорану, потому что это будет сшито во Франции. Я хочу вам сообщить очень интересную вещь: костюмы Армани производят в Литве в городе Каунасе на льняном комбинате, костюмы Сен-Лорана шьют в Турции и во многих других местах, так же как Пьера Кардена производят в Китае. В Европе есть налоги, которые делают продукцию слишком дорогостоящей, почему сейчас европейские модные дома массово переводят свою продукцию в страны Азии. Азия становится главным центром модной продукции. Совершенно неудивительно, что все одеты в китайские вещи. Даже если на них написано "Италия", они сделаны в Китае. Потому что это - дешевый труд, массовое производство, налаженная технология. И потом не забывайте, что даже если на вещи написано "Париж", это не значит, что там сидит старая французская маркиза и вышивает; там будут работать девушки, которые приехали из Марокко, Польши или Болгарии, девушки, которые ищут работу и идут на фабрику. Вся Европа полна дешевой эмигрантской рабочей силой.
- Это как-нибудь сказывается на качестве одежды?
- Абсолютно не сказывается. Вообще, в каждой стране есть разные цены. Есть очень дешевая турецкая одежда, которая быстро развалится, и есть очень дорогая турецкая одежда. Естественно, что нашим мешочникам невыгодно привозить дорогую. Но они одели страну!
"Сарафан носит только артистка Бабкина..."
- Получается, что европейская мода перестает быть "национальным" понятием?
- Вовсе нет. Во Франции, например, каждый департамент имеет ярко выраженные традиции - то, что в России было убито большевиками. Был убит народный костюм - мы уже не знаем, что такое народный костюм, это есть в книжках, но в быту никак не проявляется. А в Оверни мы уже в гостинице видим, что такое чепчики с кружевом из Оверни; мы приезжаем в Арль - и видим, что такое набивной платок из Арля; мы приезжаем в Ним и узнаем, что такое ткань из Нима, в Лионе - что такое лионский шелк. Здесь, в России, никакого народного стиля, способов окраски, орнамента больше не существует. Большевики хотели, чтобы все ходили в красных косынках, все были одинаковые. Сарафаны, кокошники, кички - все это было убито, в сарафане сейчас только артистка Бабкина. Это не употребляется даже для праздника! Вы приезжаете в Баварию - каждый праздник все одеты в национальные костюмы, в Токио каждый праздник дамы в кимоно, во Франции, в Испании люди будут ходить так по улицам - не ради маскарада, а потому что они патриоты. А в России все такие патриоты, что в национальный праздник они одеты во все турецкое. У нас убиты корни национальной одежды. В Арле, где родился Лакруа, есть тенденция к одним цветам, Готье родился в другом районе Франции - ему нравится совсем другое. На Западе многие и многие модельеры имеют такой успех в индивидуальности, потому что они связаны с региональными корнями. Когда мы приходим и смотрим на коллекции Гальяно, любим мы его или нет, но мы чувствуем там цыганщину и испанщину плюс англичанщину вместе взятые. Когда мы смотрели на живого Версаче, мы видели в этом древнеримскую империю и не видели юг Италии. В Дольче и Габбана мы видим всю проблему сицилийской мафии. Когда мы видим русского - ему нечем крыть!
- И как это отражается на современной моде?
- У русского дизайнера нет национального козыря. Все козыри в двадцатые годы прошлого века отобрали эмигранты, показав всему миру, что есть платок, матрешка, сапог, шапка и вышитый петух. Теперешние дизайнеры в Москве дошли до европейского уровня по стилю, но никто не идет дальше. Какого бы дизайнера мы ни взяли, это будет разбавленная водой парижская, нью-йоркская или миланская коллекция. Она сшита хорошо, клиенты довольны. Но в Милане не интересно "не хуже чем" разбавленный водой Милан. Это не значит, что мы должны взять орнаменты, вышитые крестиком, и настрочить их на юбки - это будет смешно. Надо найти такие повороты нашего искусства, культуры, климата - у нас есть кроме народной традиции еще и боярская, есть купеческая и ямщицкая... Наши дизайнеры сами этого не знают и никак не могут этой ноты внести. Знаете, как: есть борщ и есть щи. Они не могут это в кутюрье передать. Даже самые громкие модельеры - Юдашкин и Зайцев - лишь повторили то, что было сделано в Европе.
Источник: «Яблоко» (http://www.cofe.ru/apple/article.asp?AID=2027)

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту