ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Экстремальный доктор

Экстремальный доктор

 

Феномен Александра Розенбаума состоит в том, что, исполняя откровенно не хитовые песни и фактически не светясь на телевидении, он пользуется у публики намного большим уважением, чем раскрученные поп-проекты. Такой себе диссидент от шоу-бизнеса, Розенбаум продолжает плыть против течения и искать очередные испытания для закалки и без того сильного духа. Подробнее о жизненных принципах и ценностях исполнителя – в беседе ProUA   с популярнейшим певцом и композитором, народным артистом России.

«Вместо отелей – дикая природа»

– Вы нередко попадаете в экстремальные ситуации. Как-то даже десять дней провели на подводной лодке в роли врача. Как вы туда попали?

Александр Розенбаум: – Я воспользовался своими связями с моряками и званием полковника запаса и попросился послужить десять дней. За проведенное на лодке время я испытал море эмоций, которые дали мне вдохновение для написания нескольких песен. А еще на память от команды я получил оригинальную дощечку с надписью «Старшему судовому врачу, полковнику запаса Александру Розенбауму от безнадежно здорового личного состава».

– Путешествия с Андреем Макаревичем в Амазонию и на Аляску тоже, наверное, дали немало материала для творчества...

Александр Розенбаум: – Конечно. Как и путешествие в Гренландию на собачьих упряжках. И во время этих поездок мы не сидим в казино или пятизвездочных отелях, наоборот – живем исключительно в диких условиях и практически не видим людей.

– Вы сам ищите экстремальные ситуации, или они находят вас?

Александр Розенбаум: – Бывает по-разному. В принципе, я человек экстремальный. Да и моя врачебная практика тоже с этим связана – я врач скорой помощи. Я очень люблю экстрим, но моя экстремальность – разумная. Я никогда не буду прыгать с десятого этажа без парашюта.

– Насколько экстремальным было оканчивать джазовое училище в то время, когда бытовала фраза «Сегодня ты играешь джаз, а завтра родину продашь»?

Александр Розенбаум: – Учеба в училище проблем не порождала. А вот выносить свой репертуар на тогдашнюю советскую сцену – это на самом деле было экстремально. Это сегодня все свободно поют о чем хотят. А когда я впервые запел о русском казачестве, меня перестали пускать во все города. Тогда все, что касалось казачества, считалось белогвардейщиной. С первыми рок-группами я пел, когда Гребенщиков еще под стол пешком ходил. И мы тогда могли только мечтать о той свободе, какую музыканты имеют сегодня.

«От алкоголя мог умереть еще в 42 года»

– Как вы отреагировали на появление водки «Вальс бостон»?

Александр Розенбаум: – Ленинградские предприниматели просто решили выпускать хорошую водку в красивой бутылке. У меня это не вызвало негодования – раз люди уж пьют, то хотелось бы, чтобы они пили качественный продукт. Но я не рекламирую эту водку, и деньги в нее не вкладывал.

 – То есть, даже, несмотря на свой горький опыт, вы не против водки?

Александр Розенбаум: – Да, я злоупотреблял алкоголем, но не падал под заборами и не блевал на улицах. В определенный момент я нашел в себе силы побороть эту вредную привычку. Если человек хочет быть полезным для общества, он может заниматься каким-то делом. А алкоголь этому сильно мешает — он не дает ни мыслить, ни работать. Алкоголь разрушает клетки мозга, нравится это кому-то или нет. Я это понял и призадумался. Так как можно было умереть под забором в 42 года или же следовать дальше и дарить радость людям. Я избрал второй путь. Сейчас я не подшитый и не уколотый. Разрешаю себе выпить, но делаю это в кругу друзей и с таким расчетом, чтобы впереди было еще два-три выходных.

– Чтобы на одном дыхании провести двухчасовой концерт, наверное, надо следить за своей физической формой?

Александр Розенбаум: – Моя работа сама по себе физически трудна, ежедневные переезды – тоже своего рода тренировки. Если во время гастролей есть доступ к тренажерам, я стараюсь этим воспользоваться. Если нет – наверстываю дома. Я с детства занимаюсь спортом, и все время стараюсь не терять формы.

– В молодости вы занимались боксом. В жизни эти навыки пришлось использовать?

Александр Розенбаум: – Мое поколение учили драться на ринге, а не на улице. Поэтому я стараюсь свои умения в жизни не применять. Если уж возникает откровенно конфликтная ситуация, то стараюсь вразумить человека словесно. Если же это не помогает, тогда остается – «бей первым, Фредди!» Но я этим не злоупотребляю, так как очень не люблю насилия.

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту