ВходРегистрация
*— обязательные для заполнения поля
Войти через социальные сети
Виктор Илюхин: «У президента нет достойного соперника, и цена этой победы резко снижается»

Виктор Илюхин: «У президента нет достойного соперника, и цена этой победы резко снижается»

Виктор Илюхин: «У президента нет достойного соперника, и цена этой победы резко снижается»

О прошедшем пленуме и выдвижении кандидата от КПРФ на президентских выборах нашему корреспонденту @ И.Тарасовой рассказал депутат Государственной Думы, член фракции КПРФ Виктор Иванович Илюхин.

 

Виктор Иванович, скажите, почему на пленуме КПРФ при обсуждении кандидата от партии Вы сняли свою кандидатуру в пользу Н.Харитонова?

 

Я был противником того, чтобы компартия вообще в нынешних условиях выдвигала своего кандидата на выборах президента РФ. Мы только что вышли из выборов депутатов Государственной Думы и еще ничего не успели глубоко проанализировать, выяснить причины использования грязных технологий и механизмы, по сути дела, штамповки депутатов. Напомню, что термин не избрания, а назначения депутатов уже имеет право на существование. Есть и другой момент: сейчас на фоне президента любая кандидатура будет выглядеть очень сомнительно, потому что любовь к Путину еще очень крепко сидит в сознании. В ходе прошедших выборов людей научили шаблонно мыслить и оценивать деятельность президента только по тому, что сказали с экрана телевизора, забыв, что и жизнь дорожает, и преступность растет. Народ должен прозреть, но это произойдет только после выборов президента. Обещания и у «Единой России» были, и у президента еще будут, а реальных конкретных дел как раз нет. В этой ситуации я считаю, что абсолютно правильно поступил Г.Явлинский, В.Жириновский, наверное, правильно поступил Г.Зюганов – все они не стали выставлять свои кандидатуры, видя определенную обреченность. С другой стороны, гарант Конституции на выборах депутатов Государственной Думы вел себя не как гарант, и, если говорить об истоках нарушений избирательного законодательства, то они во многом шли от президента. Президент показал, как надо действовать, пригласив В.Матвиенко в разгар избирательной кампании и тут же ей перед всей страной заявив, что выделит столько денег, сколько нужно на нужды города. Тем самым президент дал понять, что он агитирует и предлагает голосовать за Матвиенко. Точно также было и с «Единой Россией», и с М.Рахимовым.

Невыдвижение первых фигур, на мой взгляд, - это серьезная пощечина для Путина, потому что ему остается соревноваться с боксером из ЛДПР, со Стерлиговым, которого вообще уже никто не знает, и со скандалистом Брынцаловым. В итоге, нет достойного соперника, и цена этой победы абсолютно снижается. Я настаивал на том, что не надо выдвигать кандидата от КПРФ. Пусть это будет мягкий бойкот. Жесткий бойкот сегодня вряд ли пройдет, потому что явка будет. Однако фактор неучастия первых лиц партий – это серьезный звонок и элемент компрометации Путина в глазах международного сообщества.

Я выступал трижды на пленуме и отстаивал эту точку зрения, но пленум ее не поддержал. Доводы были следующие: если мы не выставим свою кандидатуру, то наш электорат подберет кто-то другой, и возвращать его в свой лагерь после президентских выборов будет сложно. Кто-то говорил, что мы должны быть на виду, показать, что мы не сломлены, что у нас есть резерв и административный, и организационный. Обсуждения были долгими, и было названо несколько кандидатур: Н.Кондратенко, но он сразу взял самоотвод, была названа моя кандидатура, С.Савицкой, Н.Харитонова и Семигина.

 

Почему Вы сняли свою кандидатуру?

 

Во-первых, есть определенная усталость и издерганность от выборов: 2002 г. – выборы губернатора, где я проиграл буквально 2% действующему губернатору, потом выборы в Государственную Думу, три месяца безвылазно в регионе, дебаты, выслушивание самых нелицеприятных речей. Это отразилось на моем здоровье, на работоспособности и на моральном самочувствии моей семьи. Во-вторых, мы решили, что Н.Харитонов уже был в списках КПРФ, его знают, а для того, чтобы сделать известным меня, надо будет приложить намного больше усилий, потому что меня уже кое-где забыли, а где-то и вообще не знали. Поэтому я и решил снять свою кандидатуру, за что меня много критиковали.

 

Вас критиковали коммунисты, а Н.Харитонова, складывается впечатление, критикуют все. Как-то интересно получается.

 

«Единая Россия» несколько бестактно повела себя в данной ситуации. Госпожа Слиска далеко не интеллигентно назвала выдвижение Н.Харитонова кризисом и деградацией партии. Несмотря на то что Харитонов на порядок выше по образованию Слиски, слушать такие вещи неприятно.

 

Как проходило обсуждение кандидатуры Семигина на пленуме?

 

В отношении него были большие дебаты. На его выдвижении настаивала целая группа из ЦК партии, но многие опасались того, что о Семигине говорят, что он хоть и красный, но олигарх. Вы помните митинг и пикеты накануне выборов в Государственную Думу, когда пенсионеры, которые, без сомнения, были ряжеными, требовали исключить из списков не кого-нибудь, а именно Семигина. И если учесть, что в декларации он указал не один миллион доходов, то можно представить, что все бы повторилось. Посыпались бы упреки в адрес КПРФ, потому что у нас в России думают, что если ты коммунист, то обязательно должен быть бедным и в поношенном костюме. Вместе с тем, Семигин очень преданный компартии человек, у него есть свои амбиции, и в его кандидатуре не было ничего зазорного, кроме того, что он мог бы вызвать волну упреков. В связи с этим решено было делать ставку на Харитонова.

 

На пленуме, как стало известно, Г.Зюганова подвергли жесткой критике. Скажите, кто и за что его критиковал?

 

Это правда. Такой жесткой критики я давно не слышал, и, признаюсь, иногда были моменты, когда возникало чувство сострадания к Г.Зюганову, хотя я довольно жесткий человек. Кроме того, ставили вопрос об отставке президиума в целом и секретариата. Я выступил против этого предложения, сказав, что так и всю партию можно распустить. Ответственность должна быть персональной и в президиуме, и в партии, а огульность в данном случае является неконструктивной. С критикой выступили А.Макашов, Г.Костин, А.Шабанов, всего 62 члена ЦК подписали обращение к пленуму и попросили внести эти предложения об оценке деятельности президиума в повестку заседания. Моя позиция заключалась в следующем. Ответственность должен понести, в том числе, и Г.Зюганов, который сконцентрировал слишком много в своих руках, забыв, что как председатель он должен был наладить работу и спрашивать с других. Он взял на себя много, но когда берешь много, то и отвечать должен будешь за это, а Геннадий Андреевич никак не может этого понять. Да, он объездил в ходе избирательной кампании 20 регионов, это хорошо, но упустил главное – работу штаба, работу организаций на местах. Роль его поездок умалять нельзя, но был упущен организационный момент. Когда я выступал на пленуме, я предложил внести изменения в устав о том, что на руководящие должности в партии нельзя избираться больше, чем на два срока. За 8 лет можно столько натворить как хорошего, так и плохого! К моим предложениям отнеслись с пониманием, но сказали, что сейчас не время их рассматривать. Думаю, мы их рассмотрим в июне, когда состоится отчетный съезд, а точнее, отчет ЦК перед съездом и партией.

 

Виктор Иванович, это правда, что Н.Харитонов предложил КПРФ новую концепцию?

 

Сейчас очень много догадок и домыслов вокруг прошедшего пленума КПРФ. Могу сказать, что Харитонов не предлагал и предлагать не мог, потому что он не делегат пленума и не член КПРФ. Харитонов действительно выступал, но выступал как человек, кандидатуру которого выдвинули от партии для участия в президентских выборах.

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту