Нехорошая контора

Нехорошая контора

Москва вовсю борется с незаконными мигрантами. С экранов телевизоров на нас смотрят доблестные лица сотрудников правоохранительных органов, которые в стотысячный раз выявили и отправили на родину партию таджиков (корейцев, азербайджанцев). На прошлой неделе в присутствии телекамер сажали в самолет (за наш счет, заметьте, но что не сделаешь ради собственной безопасности!) толпу киргизов. Из газет мы узнаем, как выглядит очередной преступник: он обязательно черный или узкоглазый. В каждом переходе метро, на каждой станции дежурит батальон патрульных, зорко вглядывающихся в толпу. А террористы? А турецкоподданные строители аквапарка? А владельцы рынков, ресторанов и гостиниц? Нас начинает переполнять ненависть ко всему инородному, потому что от него исходит зло. И к борьбе с этим злом в столице подключено все, что только можно.
Оказалось, правдивость этого утверждения легко проверить. Но начнем по порядку.
Наверное, вы и сами не раз видели расклеенные по всей Москве объявления типа: «Регистрация», «Выдача миграционных карт», «Медкнижки». Везде совершенно в открытую указаны телефоны. Срываем одну из таких разноцветных бумажек на станции метро «Арбатская». Звоним. В трубке шум, гам, девушка с московским выговором кричит: «Подождите на линии». Пока я жду, она успевает пообщаться с еще тремя интересующимися. Каков спрос-то!
Адрес оказался простой: метро «Сухаревская», проспект Мира, 10, строение 2, нажать на звонок четыре раза. Стоящий у метро милиционер на вопрос, где это находится, не задумываясь, указывает на нужный дом. Случайно или со знанием дела? Потому что, кроме регистрационной конторы, в этом доме не оказывается ничего примечательного…
С опаской проходим сквозь низкую арку и выныриваем в малюсенький заснеженный дворик. Бог мой! Кто бы мог подумать, что в Москве еще сохранились ТАКИЕ трущобы! Право слово, открывшееся нашим взорам архитектурное сооружение достойно пера Достоевского или великого мистика Эдгара По. Ага, вот оно, это строение 2: выщербленное здание из красно-бурого кирпича с выбитыми окнами и почерневшими от времени рамами. Судя по всему, оно жилое, только ни занавесок, ни цветов на подоконниках не наблюдается. Деревянные двери единственного подъезда распахнуты, изнутри несет сыростью и подвальной гнилью. Бьюсь об заклад, здесь водится нечисть!
Пол в подъезде деревянный, на второй этаж ведет деревянная же лестница, чрезвычайно крутая и прогнившая. Сама контора находится в подвале, однако, прежде чем зайти туда, мы решаем осмотреться. За грязными окнами ничего не видно, решение залезть по пожарной лестнице мы отсекаем, потому как она начинается в трех метрах от земли, а для лазанья по трубам и карнизам мы слишком хорошо одеты. Как только мы поднимаем головы, на третьем этаже со стуком закрывается форточка. В это время во двор входит некая узкоглазая особа. Увидев нас, особа почему-то опустила голову, а на наши вопросы о том, что здесь находится и куда мы вообще попали, она пискнула: «Ни» и спешно скрылась в темноте подъезда. Странно, однако.
За дверью конторы нас встретила крутая подвальная лестница и охранник, напоминающий ощипанного цыпленка. На наше замешательство он отреагировал фразой: «Вы попали именно туда» - и проводил в кабинет. Сидящая за столом дамочка уставилась выжидающе, а охранник принялся читать «Cool Girl». Робким голоском я излагаю суть дела:
- Вы знаете, у меня знакомая в Вологде живет, собирается в Москву перебраться…
- Надолго?
- Насовсем, наверное.
- Пропишите ее к себе.
- Да не могу, там у меня родственники злые живут…
- Тогда пусть несет паспорт и фотографию три на четыре. Это будет стоить семьсот рублей. В списках ее, конечно, не будет, но русских милиция очень редко останавливает, не переживайте.
- А еще у меня таджик знакомый есть, его все время менты забирают и деньги требуют. (Кстати, сущая правда!) У него миграционная карта поддельная…
- Пропишите его к себе!
- Да не могу, говорю же.
- Тогда чем мы можем помочь? Вот, смотрите, это готовые документы, - дамочка выкладывает на стол две неказистые бумажки. Одна, побольше и с фотографией - для граждан России, другая, совсем маленькая и несерьезная - для приехавших из стран СНГ.
- А печати тоже ненастоящие?
- Почему же ненастоящие? Это печати таможни в Домодедове.
- Так регистрация-то все равно поддельная!
- Ну, если хотите, могу вам дать телефончик, там за две тысячи…
- Долларов?!
- Рублей! Короче, там вам сделают настоящую регистрацию, с реальным адресом…
- Значит, тут адрес нереальный?
- Реальный, только если проверять начнут - вы там не будете значиться. Вот. Но вообще даже настоящая регистрация не дает гарантии того, что вас не заберут в милицию.
- То есть для милиции эти бумажки ничего не значат? Тогда зачем вы их делаете?
- Людям надо - мы и делаем. Кому для работы, кому еще для чего.
Так вот оно что! Значит, милиционеры, проверяя у подозрительных типов документы, прекрасно понимают, что они поддельные. А таможенники, предоставляя свои печати, тоже прекрасно понимают, что поступают противозаконно, как, впрочем, и работники данной конторы. Да и правоохранительные органы отлично знают о существовании тысячи таких контор в Москве - и ничего. И все друг с другом повязаны, и все друг про друга знают, и все вместе - это одна огромная нехорошая контора. Прекратится ли когда-нибудь этот беспредел, если в его организации участвует вся страна?
Анна КОЛЧЕЕВА
Оценить статью
(0)