Экологические мифы

Счастлив человек, любящий деревья большие, свободные, дикорастущие там, где посадила их бесконечная сила, вдали от человеческого ухода. Все дикое, естественное ближе ко Вселенной, оно чище вдыхает духовный ритм бесконечного; вот почему нас охватывает невыразимая радость среди дикой природы в лесу, на горах, вообще, где нет следа человеческой культуры.

Мы вдыхаем эманацию, беспрерывно струящуюся из деревьев, скал, птиц, из всех разновидностей бесконечного. Она исцеляет и обновляет. Она живительнее воздуха. Это психическая сила, вытекающая из всего живущего. Не найти этой эманации в городах и культивированных садах. Счастлив человек, глубоко и преданно любящий дикие деревья, птиц и зверей как равных себе, зная, что и они дарят ему ценное за его любовь.
П. Мюльфрорд

Согласно подсчетам ученых, в настоящее время под угрозой исчезновения находится почти 20 тысяч видов растений, 320 видов рыб, 48 амфибий, 1355 видов рептилий (каждый пятый), 924 и 414 видов птиц и млекопитающих соответственно (каждый десятый).

Кто-то может подумать, что не произойдет ничего страшного, если какие-то из этих видов, известных лишь специалистам, исчезнут совсем. Однако экологи считают, что исчезновение даже незаметных для человека видов нарушает хрупкий природный баланс, складывавшийся миллионы лет.

«Обеднение» экосистем приводит к тому, что они становятся неустойчивыми и подверженными разрушению при любом (порой даже незначительном) изменении внешних условии. Всего лишь от одного исчезнувшего вида может потянуться скрытая цепочка последствий, поначалу незаметных, но, тем не менее, опасных для природы, а следовательно, и для всего человечества.

Безответственному отношению к природе способствует широкое распространение целого ряда других мифов, к рассмотрению которых «Экологический союз»  и переходит.

Экология

Кит плавает вокруг самки и с упреком говорит:
— Сколько стран, сотни экологических организаций, выдающиеся политические лидеры, миллионы людей — все они борются за то, чтобы наш вид выжил, а ты мне говоришь голова болит.

Быль

Автором термина «экология» был профессор Йенского университета Э. Геккель (1866 год). Первоначально экология рассматривалась как часть биологии, изучающая взаимодействие живых организмов в зависимости от состояния окружающей среды. В настоящее время слово «экология» часто используется совершенно неоправданно. Академик Российской АН Никита Николаевич Моисеев пишет об этом в журнале «Наука и жизнь»: «Сегодня термин «экология» стал применяться очень широко по самым различным поводам (по делу и не по делу). И процесс этот, по-видимому, необратим. Однако чрезмерное расширение понятия «экология» и включение его в жаргон все же недопустимо. Так, например, говорят, что в городе «плохая экология». Выражение бессмысленное, ибо экология — научная дисциплина, и она одна для всего человечества. Можно говорить о плохой экологической обстановке, о неблагоприятных экологических условиях, о том, что в городе отсутствуют квалифицированные экологи, но не о «плохой экологии». Это так же нелепо, как сказать, что в городе плохая арифметика или алгебра.

...Первоначально термин «экология» означал дисциплину, которая изучает эволюцию фиксированных экосистем. Даже теперь в курсах общей экологии основное место занимают проблемы, главным образом, биологического плана. И это тоже неверно, потому что крайне суживается содержание предмета. Тогда как сама жизнь существенно расширяет круг проблем, решаемых экологией».

Академик Моисеев напоминает, что точный перевод греческого слова «экология» означает изучение собственного дома, а нашим домом является биосфера, в которой мы живем и частью которой являемся. В то же время понятие «экология», появившееся в прошлом веке, относилось лишь к одной из сторон жизни обитателей биосферы. Эту экологию можно назвать биологической, и она является всего лишь составляющей частью той дисциплины, которую сейчас называют экологией человека или современной экологией.

Академик Моисеев отмечает: «Сегодня промышленная экология охватывает очень широкий круг проблем, причем проблем весьма различных и уже совсем не биологического плана. Тут уместнее говорить о целом ряде инженерных экологических дисциплин: экология горнодобывающей промышленности, экология энергетики, экология химических производств и т.д. Может показаться, что использование слова «экология» в сочетании с этими дисциплинами не вполне правомочно. Однако, это не так. Подобные дисциплины очень разные по своему конкретному содержанию, но они объединяются общей методологией и общей целью: предельно сократить влияние промышленной деятельности на процессы кругооборота веществ в природе и загрязнения окружающей среды.

Одновременно с такой инженерной деятельностью возникает и проблема ее оценки, что составляет второе направление практической деятельности экологии. Для этого необходимо научиться выделять значимые параметры окружающей среды, разработать способы их измерений и создать систему норм допустимых загрязнений. Напомню, что незагрязняющих производств не может быть в принципе! Потому и родилась концепция ПДК — предельно допустимых норм концентрации вредных веществ в воздухе, в воде, в почве...»

Отмечая, что перед учеными стоит важнейшая задача объединения знаний, накопленных в разных дисциплинах, в единую целостную конструкцию — науку о том, как человек должен жить на Земле, и которую и следует называть экологией человека или просто экологией, академик Моисеев в то же время предостерегает от иллюзии всесилия науки. Он пишет: «Наши знания об окружающем мире действительно невероятно расширились за последние два века, однако наши возможности остались пока еще весьма ограниченными. Мы лишены способности предвидеть развитие природных и общественных явлений на более или менее отдаленные времена. Поэтому я всегда опасаюсь широких, далеко идущих планов. В каждый конкретный период надо уметь вычленить то, что заведомо достоверно, и на это опираться в своих планах, действиях, "перестройках"».

«Зеленые» и окружающая среда

Идет мужик по улице с огромной жабой на руках. Его останавливает милиционер:
— Почему вы ходите по улицам с жабой?

Вдруг отвечает милиционеру жаба человеческим голосом:

— Товарищ милиционер! Спасите! Свяжитесь с обществом защиты животных. Задолбал он меня своими поцелуями!

История, рассказанная «зеленым»

С подачи самих «зеленых» известно, что они больше всех пекутся об охране окружающей среды. Однако данные статистики, которые приводят в своей книге «Лексикон популярных заблуждений» Вальтер Кремер и Гетц Тренклер, свидетельствуют об обратном: «26 % людей, которые голосовали за «зеленых» при выборах в парламент ФРГ в 1992 году, летали в отпуск на самолетах (из остального населения — 23 %). 7 % этих людей обожают проводить отпуск в странах Карибского бассейна (из остального населения — 4 %). 20 % читателей «зеленых» журналов заказывают в ресторане обед, стоимость которого превышает 75 марок (из остального населения — 13 %). Треть поклонников «зеленых» признается, что покупает подчас ненужные вещи, что превышает статистику подругам избирателям.

Эти ненужные предметы, эти полеты за океан, в результате которых сгорает так много топлива, эти гастрономические изыски наносят гораздо больший вред окружающей среде, чем десятки «биг-маков». Это чистое фарисейство. Можно добавить, что более 50 % избирателей-«зеленых» ездят в дорогих и пожирающих уйму бензина автомобилях».

С подачи «зеленых» на плохую экологию сейчас принято списывать очень многое. Например, в одном из районов на севере Башкирии, где нет никаких промышленных предприятий, согласно данным статистики, среди новорожденных число тяжелых заболеваний в 2 раза больше нормы. Местная «общественность» видит причину этого в деятельности химического комбината «Маяк», не обращая внимания на то, что он находится далеко и почему-то не оказывает такого же вредоносного влияния на соседние районы. Когда же были проведены научные изыскания, то стало ясно, что причина этой беды в том, что здесь находилось дно древнего океана, глубинные воды которого были богаты солями тяжелых металлов.

Еще об одном мифе «зеленых» рассказывает Роберт Нигматулин, председатель Высшего экологического совета Государственной Думы, академик РАН: «Согласно утверждениям «зеленых», чем больше экономики, чем выше развитие науки, тем хуже для экологии. Убежден, зависимость прямо противоположная. Объем внутреннего валового продукта в стране пропорционален продолжительности жизни. Повышение экономических показателей повсеместно приводит к повышению уровня жизни и к улучшению экологии. Благодаря химии, нефти, газу, атомной промышленности наша жизнь стала здоровее. Это утверждение не означает, что новые технологии не несут человечеству проблем. Но к этим проблемам надо относиться по-научному честно.

Первый фактор загрязнения воздуха — это транспорт, электроэнергетика. Водоемам вредят, прежде всего, жилищно-коммунальное хозяйство, электроэнергетика, пищепром и уж потом нефтехимия. Самый сильный удар по природе наносит не промышленность, а сам человек, который эксплуатирует плохие машины и выбрасывает отходы».

Трудно не согласиться с академиком Нигматулиным, когда он призывает бороться не только с радиационной опасностью, но и с алкогольной (которая для жителей России в 15 тысяч раз больше). Он отмечает: «Экологические проблемы России вызваны жестким климатом. Мы никогда не сможем играть в футбол весной и всегда будем потреблять больше топлива на душу населения, чем в климатически более комфортной Европе. А топливо — это неизбежно экологические проблемы. Здесь требуется серьезный экономический подход и сложные расчеты. Но разве на этом популярность завоюешь?

В начале XIX века в России жили около 40 миллионов человек, сейчас — 150 миллионов. За 40 лет мы стали добывать в 150 раз больше нефти. Энергетика — корень решения экономических проблем. Экология — часть экономики. Настоящая экология — это не протесты против научно-технического прогресса».

К сожалению, многие акции «зеленых» преследуют сиюминутные эгоистические интересы, противоречащие долговременным общим интересам. Нередко слишком много внимания уделяется различным сенсационным событиям. И хотя они могут представлять определенный экологический интерес, все же отвлекают от процессов, имеющих фундаментальное значение для сегодняшней жизни и нашего будущего. В качестве примера подобной «сенсации» можно привести кампанию по спасению трех китов, развернутую в конце 80-х годов.

Вот что об этом пишет Э. Ласло («Пути, ведущие в грядущее тысячелетие. Проблемы и перспективы»): «7 октября 1988 года Амаогак, охотник-эскимос, в поисках гренландских китов обнаружил у северного побережья Аляски трех калифорнийских серых китов, дышавших через быстро затягиваемые льдом полыньи. Амаогак сообщил о виденном своим друзьям из местного бюро по охране дикой природы, откуда сведения просочились в прессу. Началась операция «Спасение», в которой приняли участие Соединенные Штаты, Советский Союз и «Гринпис». Она стоила 5,8 миллиона долларов. Сто пятьдесят журналистов, в том числе представители двадцати телевизионных компаний с четырех континентов, занимались подробным освещением событий. Ежедневно более миллиарда людей следили за происходящим у экранов телевизоров, а еще несколько миллиардов читали об этом на страницах печатных изданий.

Событие было расценено как признак нового экологического сознания — так оно, несомненно, и было. Но лишь немногие наблюдатели обратили внимание на его односторонность. В период с 8 по 28 октября, когда весь мир следил за сагой о китах, полмиллиона детей умерли от недостатка питания и были безвозвратно потеряны 1,5 миллиарда тонн плодородной почвы и 2300 квадратных миль тропических дождевых лесов. Население Земли выросло на 5 миллионов человек, а правительства различных стран мира израсходовали еще 600 миллиардов долларов на вооружение и содержание армий. Общая картина почти полностью ускользнула от внимания общественности. Однако интерес к судьбе китов также длился не более трех недель, а Советский Союз, один из героев операции по спасению китов, по-прежнему оставался на первом месте среди стран, ведущих охоту на серых китов».

Но еще печальнее, когда «зеленые»-радикалы идут на прямой обман, а таких случаев уже было зафиксировано немало. Вот выдержки из доклада члена американского ядерного общества Джона Грема, сделанного им в 2000 году на Молодежной ядерной конференции в Братиславе: «Этика работы «Гринпис» характеризуется основным принципом: конечный результат оправдывает средства.

«Гринпис» часто ловили и привлекали к суду за фабрикацию доказательств, якобы свидетельствующих о нанесении вреда окружающей среде. В этой связи можно вспомнить следующие моменты:

— умышленная пытка тюленей перед камерой в 1979 году;

— гонорар западно-африканским рыбакам за отлов зараженной рыбы;

— наем подростков для того, чтобы они вырвали утробный плод у беременного кенгуру для фильма, «Прощай, Джой», снятого «Гринпис» в 1986 году;

— изображение чистого песка как радиоактивно загрязненного в 1996 году;

— гонорар подросткам из Сиэтла по 5 долларов каждому за то, чтобы они протестовали перед камерой против продажи исландской рыбы в 1999 году.

«Гринпис» заявляет, что основными ценностями для них являются «независимость, отказ от насилия, опора на доказательства и забота о спокойствии и процветании природы». Фактически, и еще раз стоит это повторить, единственным основным правилом, которого они последовательно придерживаются, стало их утверждение, что "конечный результат оправдывает средства"».

И еще несколько фрагментов из того же доклада, свидетельствующие о том, что не все то, что прикрывается красивыми и правильными словами, само красиво и правильно:

«"Гринпис" был основан в конце 60-х годов, и первоначально это была группа активистов, выступавших против ядерных испытаний на острове Амчитка. Однако, после того как, разочаровавшись в групповых методах протеста, ушли люди, основавшие эту организацию, задачи организации расширились, она стала заниматься множеством вопросов, связанных с окружающей средой.

В 1978 году в результате сопротивления добыче тюленей в Оркнее у «Гринпис» появился символ — детеныш тюленя как образец его деятельности.

В 1985 году произошло одно счастливое для «Гринпис» событие — Франция затопила их маленький корабль «Рэйнбоу Вориор». Последующее финансовое урегулирование этого вопроса дало «зеленым» хорошую основу для будущей работы.

В 1979 году «Гринпис» возглавил Мак-Таггард, торговец недвижимостью с сомнительной репутацией, известный своими сделками, в результате которых разорилось множество людей. МакТаггард сделал организацию такой, какой она остается на сегодняшний день. Хотя в 1991 году на должности председателя его сменил Матти Вуори из Финляндии, МакТаггард до сих пор остается «серым кардиналом», определяющим цели организации.

Работа организации основана по принципу фрэнчайзинга, подобно МакДоналдсу. Входящие в ее состав филиалы должны выплачивать как минимум 24 % от доходов в свою национальную организацию, которая, в свою очередь, вносит вклады в Международную организацию, расположенную в Амстердаме. Таким образом, в 1998 году материальные средства гринписовцев по всему миру составили 117,8 миллиона долларов в активах, а международная группа имела в своих активах 31,9 миллиона долларов. В 1999 году отделение «Гринпис» в США получило доход в размере 35 миллионов долларов. Эти средства позволяют официальным представителям «Гринпис» путешествовать по всему миру первым классом. Основная работа в «Гринпис» проводится добровольцами. Один из основателей, Пол Вэтсон, сказал: «Это имидж группы молодых сорвиголов, подвешивающих себя к трубе нефтеперегонного завода или встающих на пути гарпуна китобойца». «Этот имидж вызывает, — как сказал другой основатель организации Роджер Хантер, — религиозное рвение, а иногда и безжалостность, граничащую с жестокостью». Добровольцев можно охарактеризовать как молодых людей без собственных финансовых забот, жаждущих приключений. Их «религия» и «жестокость» являются опасным сочетанием.

В настоящее время «Гринпис» стал более зловещим. Под руководством МакТаггарда он начал преследовать политические цели, лоббировать интересы, порой от экологических проблем далекие, а иногда им и противоречащие. В 1998 году они, например, праздновали спровоцированный ими отказ Организации экономического сотрудничества и развития (ОСЭР) от многостороннего соглашения об инвестициях.

Гринпис» действует вне рамок национального и международного законодательства, в частности, используя для этого Интернет. К ответственности по местным законам могут быть привлечены только отдельные «пойманные за руку» лица, да и то, как правило, случайно, в то время как политику «Гринпис» определяет небольшая группа фанатиков со всего мира, которые ни перед кем не отвечают».

Каждую секунду в лесах Амазонки вырубается площадь, равная футбольному полю

Заседание Верховной Рады «нэзалэжной» Украины. На повестке дня экологическая ситуация в стране. Поднимается, чтобы взять слово, депутат из Львова — ярый националист.

Спикер: Вы по повестке дня?

Депутат: Конечно! Вот я и говорю: деревья повырубили, болота осушили. Ни жида повесить, ни москаля утопить!!!

Почти правда

Этот миф создал в 1988 году один бразильский ученый. Он воспользовался фотоаппаратурой американского метеорологического спутника, который заснял бассейн Амазонки. Ученый подсчитал количество виднеющихся дымков, после чего что-то на что-то умножил и полученные данные включил в доклад одного вашингтонского института, который занимается оценкой состояния природных ресурсов. В результате получилось, что ежегодно из «легких планеты», как называют джунгли Амазонки, вырубают 400 тысяч гектаров леса.

Несколько лет спустя два американских ученых, вооружившись 210 фотографиями и мощными компьютерами, решили посмотреть на то, что осталось от джунглей Амазонки. К их удивлению, оказалось, что действительное сокращение лесных массивов составляет лишь пятую часть того, что насчитал бразилец. Впрочем, 80 тысяч гектаров в год — это тоже достаточно много. И кто знает, может, действительно лучше немного преувеличить опасность, чем не замечать ее совсем.

Озоновые дыры

Встречаются двое «новых русских»:

— Ну, страна! Всюду норовят «кинуть»! Вчера вступил в партию «зеленых»...

— Чего это тебя вдруг на природу потянуло?

— Так ты в курсе? А я, лох, думал, они борются за доллары!..

История, очень похожая на правду

Об озоновых (Примечание: озон составляет слой от 19 километров до 35 километров над поверхностью Земли. Принято считать, что он защищает жизнь на планете от проникновения сильной солнечной радиации.) дырах впервые заговорили в 1957 году, когда английские ученые провели измерения количества озона над Антарктидой и обнаружили значительные колебания толщины озонового слоя. И действительно, в конце полярной зимы и в начале полярной весны количество озона сокращается на десяток, два десятка, а то, бывает, и на три десятка процентов, но потом, по мере наступления полярного лета, оно увеличивается и снова выходит на прежний уровень. То есть происходит колебательный процесс. По мнению некоторых ученых (большинство же придерживается противоположной точки зрения), утверждать, что за последние десятилетия озоновый щит планеты в целом стал тоньше, нельзя. Не так давно в «Докладах Российской Академии Наук» была напечатана статья А.П. Капицы и А.А. Гаврилова, в которой доказывалось с помощью построенной в НПО «Тайфун» (Обнинск) модели термических приливов в атмосфере существование озоновой дыры над Антарктидой до того, как ее экспериментально обнаружили в 1982 году. Ученые считают, что этот факт свидетельствует в пользу естественных причин образования Антарктической озоновой аномалии.

Надо сказать, что озоновые дыры, называемые порой бедствием нашего времени, существовали всегда. И за многие тысячелетия их существования человечество, так же, как и весь животный мир, до сих пор не вымерло, но это должно было бы случиться, если верить теории о губительности озоновых дыр для всего живого.

По общепринятой в настоящее время теории, озон «убивают» хлорфторуглероды — продукты человеческой деятельности, содержащиеся в охлаждающих элементах холодильников, кондиционеров, в дезодорантах и так далее.

Именно она послужила основанием для заключения международной конвенции, запрещающей производство фреонов и других «убийц» озона (Примечание: кстати, присоединение России к этой конвенции привело к тому, что наши предприятия терпят огромные убытки: надо переводить производство на иные хладоносители.).

В тех случаях, когда общепринятая научная теория оказывается для кого-то очень выгодна (а она, несомненно, выгодна западным химическим концернам и, в первую очередь, корпорации Дюпонов, получающей фантастические прибыли — смена холодильников и кондиционеров в США в 2000 году обошлась потребителю в 220 миллиардов долларов — а также многим научным центрам), то возникают сомнения в ее достоверности. Тем более, что ряд ученых (Примечание: бывший президент Академии наук США Фредерик Зейтц (Зейг) уже много лет обращает внимание на то, что все теории глобального потепления и озоновых дыр научно необоснованны и являются, по сути, антинаучными. 17 тысяч американских ученых подписали петицию, обращенную к правительству США, в которой выражена тревога по поводу международных соглашений в Киото в 1997 году. По их мнению, именно эти соглашения (а не мифические «глобальное потепление» и «озоновые дыры») представляют собой подлинную угрозу человечеству и тяжелый удар по его будущему.) считает эту теорию околонаучным мифом. Они приводят доводы, которые опровергнуть достаточно сложно. Например, тот факт, что одни дальневосточные вулканы выбрасывают в атмосферу гораздо больше фреона, чем производит человечество (Примечание: член-корреспондент Российской АН, профессор Андрей Петрович Капица отмечает: «Фреоны действительно могут наносить вред озоновому слою, но опыт показывает, что они в гораздо больших количествах извергаются вулканами, чем человеком. Я берусь показать это — и не раз показывал — с цифрами в руках на примере камчатских вулканов или вулканов Индонезии, которые беспрерывно выбрасывают в атмосферу такие природные газы, как фреон-11, фреон-12, фреон-111. Но озоновый слой реставрируется теми же солнечными лучами, которые его создали. Свет раскалывает молекулы кислорода (напомню, что озон — изотоп кислорода), и этот процесс все время поддерживает количество озона в атмосфере. Разумеется, есть причины (и причины вполне естественные, а не искусственные), способствующие утончению озонового слоя, но ничего необратимого не происходит, и главное здесь — динамика, периодические колебательные движения. Об этом убедительно говорят спутниковые наблюдения»).

К тому же, как недавно было установлено, озоновые дыры стали затягиваться, и это не может быть объяснено природоохранной деятельностью.

Но опять же, большинство ученых придерживается теории, согласно которой именно деятельность человека привела к истончению озонного слоя. Подозревать их всех в том, что они куплены Дюпонами, конечно же, не стоит. Тем более, что они приводят достаточно веские доказательства. Вот мнение доктора физико-математических наук, профессора, заведующего лабораторией Института энергетических проблем химической физики Российской Академии Наук и члена Межведомственной комиссии по охране озонового слоя Игоря Ларина: «Если считать, что фреоны ни при чем, то это действительно ничего не даст. Но роль фреонов однозначно установлена. У противников этой истины ничего нет за душой. Никаких сколько-нибудь веских аргументов. И ведь кто высказывается против? Не знающий химии атмосферы географ А. П. Капица, не знающий химии атмосферы геолог В.Л. Сывороткин, кандидат технических наук Н. Чугунов, который не только химии не знает, но даже закона сохранения энергии... (Примечание: по всей видимости, Игорь Ларин имеет в виду следующее высказывание Н. Чугунова: «Нас убеждают, что озоновый слой толщиной всего в 4 миллиметра поглощает огромную солнечную энергию. Однако, как оказалось, надежных экспериментальных подтверждений нет, но предположим, что это так. Куда же тратится вся энергия, если слой не нагревается, не разрушается? Выходит, не выполняется закон сохранения энергии? И почему именно озон «глотает» весь ультрафиолет, а кислород, которого в 10 тысяч раз больше, ведет себя как сторонний наблюдатель?».) Аргументов Г.М. Крученицкого не видно. Вопрос о роли фреонов прозрачен: есть физически и химически ясный механизм явления, есть многомерные математические модели атмосферы, учитывающие химию, фотохимию и явления переноса (адвекцию и турбулентную диффузию), есть данные натурных измерений, которые согласуются с результатами модельных расчетов. Это результат усилий десятков тысяч специалистов. Все! Теперь, чтобы заявлять нечто противоположное, докажите сперва, что механизм неверен, и преложите свой; докажите, что кинетические и фотохимические константы неверны, и дайте свои; докажите, что данные натурных измерений ошибочны, и дайте свои. А теперь увяжите все это одно с другим и получите согласие, как это у сторонников антропогенной гипотезы получается. Вот что такое научные аргументы. А все остальное — это пустые разговоры. Так что прекращение производства фреонов даст нам, ни много, ни мало, возможность сохранить озоновый слой. Без него придется лезть в воду и жить там, как это было много лет тому назад, когда на суше не было жизни, пока в атмосфере не появилось 80 % современного уровня озона. Вы вдумайтесь в этот факт — 20 % истощения озона могут перенести нас в условия пустыни, которая была на Земле 400 миллионов лет тому назад».

О том, что решение проблемы с озоновыми дырами не может быть однозначным, свидетельствует и высказанная недавно на страницах журнала «New Scientist» точка зрения ряда американских ученых. Они утверждают, что затягивание поврежденных участков озонового слоя — чем сейчас пытаются заниматься ученые многих стран мира — приведет к блокированию ультрафиолетовых лучей, необходимых для образования гидроксила — натурального очистителя, который нейтрализует большинство токсичных веществ.

А уменьшение уровня гидроксила может привести к тому, что астма станет основной причиной смертности среди молодежи, Япония будет страдать от критического загрязнения воздуха, а на российских землях будет неурожай. В качестве подтверждения прямой связи между количеством гидроксила в атмосфере и ультрафиолетовым излучением американские исследователи приводят тот факт, что гидроксил почти полностью отсутствует над полюсами (где, в свою очередь, присутствуют озоновые дыры), тогда как в теплом тропическом воздухе наблюдается его высокая концентрация.

По мнению редактора журнала «New Scientist» Джерми Вебба, в настоящее время человечество стоит перед дилеммой: залатать озоновую дыру и задыхаться в смоге или оставить озоновый слой поврежденным и тем самым позволить гидроксилу очистить атмосферу. К сожалению, оба пути несут для жителей нашей планеты определенную опасность.

И еще об одном, на этот раз бытовом, мифе, связанном с озоновыми дырами. Так, дождливое лето 2000 года некоторые «спецы» из народа объясняют следующим образом: «"Озоновая дыра" — чего ж вы хотите!».

В действительности же к дождям озоновая дыра отношения не имеет. Озон, как уже отмечалось выше, находится на высоте 19—35 километров, тогда как дождевые облака располагаются намного ниже.

Глобальное потепление

В последнее время все больше можно услышать о том, что уже началось глобальное потепление. «Страшилки» о мрачных перспективах жизни на нашей планете в связи с увеличением среднегодовой температуры стали популярны в прессе и на телевидении. Однако в действительности многие серьезные ученые, такие, как, к примеру, член-корреспондент РАН профессор Андрей Петрович Капица, заявляют, что модные теории глобального потепления не более чем псевдонаучные мифы.

В свое время шведским ученым Сванте Аррениусом было высказано предположение, что атмосфера Земли прогревается в результате того, что «парниковые газы» свободно пропускают солнечные лучи к поверхности планеты и в то же время задерживают излучение земного тепла в космос. На этой гипотезе и построены все вышеназванные «страшилки». Однако российскими учеными доказано, что газы типа двуокиси углерода не приводят к возникновению парникового эффекта. Все как раз наоборот. Именно потепление приводит к тому, что в атмосферу выбрасываются гигантские объемы углекислого газа из Мирового океана (в нем растворено 95 % его объема). Все человечество в целом несет ответственность только за несколько процентов от общего оборота двуокиси углерода в природе.

Тем не менее, глобальным потеплением нас пугают не только журналисты, но уже и политики. Заведующий лабораторией глобальных проблем энергетики МЭИ доктор технических наук, профессор Владимир Клименко, самый известный российский специалист в этой области, рассказывает: «Представление о глобальной экологической катастрофе уже прочно внедрено в сознание мировой общественности! В других странах практически любой человек, будь то малый ребенок или вполне зрелый мужчина, прекрасно ориентируется в вопросах глобального потепления, парникового эффекта, озоновых дыр и в других подобных вещах. Однако, никаких глобальных климатических катастроф, вызванных деятельностью человека, не предвидится!!! Расчеты элементарно не подтверждают этих выводов! Значит, либо отдельные группы влиятельных и заинтересованных лиц сознательно вводят человечество в заблуждение, решая, таким образом, свои проблемы, либо это просто трагическая ошибка, результат недостаточно глубокой проработки гипотез. Автор статьи с большей степенью вероятности утверждает, что катастрофические прогнозы не что иное, как преднамеренная фальсификация.

В 1988 году вышла, наверное, одна из самых знаменитых книг — «Our common future» — «Наше общее будущее». По общественному резонансу, эта книга побила все мыслимые и немыслимые рекорды. В ней описываются все те ужасы, которые ждут нас в ближайшем будущем: катастрофическое потепление, гибель биосферы, наводнения, таяние полярных льдов и тому подобные потрясения. Руководила коллективом авторов тогдашний премьер-министр Норвегии Гру Харлем Брундтланд, которая до того была домохозяйкой. Кухарка руководила коллективом, написавшим эту книгу! Среди ее авторов ни одного более-менее авторитетного специалиста в области климатологии. Ее писали домохозяйки, сенаторы, министры, даже послы, но ни одного известного ученого там нет! Все авторы — люди, которые где-то чего-то понахватались и решили об этом поведать миру.

Автор довольно долго пытался воспроизвести в расчетах описанные в книге процессы, и при всем старании никакой катастрофы не получалось. Получалась просто существенная смена климата, которая, однако, в истории человечества случалась уже неоднократно. И эта смена обусловлена не только и не столько техногенными факторами, сколько усилением солнечной активности, которая на протяжении всего XX века возрастала, усилением вулканической деятельности и действием целого ряда других естественных факторов».

К этим другим естественным факторам относятся, например, колебания солнечной активности, изменение наклона земной оси, периода обращения нашей планеты.

В 2000 году многие сторонники теории глобального потепления в качестве ее доказательства приводили данные о потеплении на Северном полюсе и даже о таянии льда. Основанием для этих заявлений послужило обнаруженное там озеро, окруженное со всех сторон ледовым панцирем.

Но уже в 2001 году на Северном полюсе побывала немецкая научная экспедиция. Ученые исследовали район образовавшегося озера на ледоколе «Полярная звезда». Их выводы были совершенно противоположные — на этом месте обнаружен лишь слой льда толщиной 3,5 метра, через который ледокол смог пройти с чрезвычайным напряжением. Никаких данных, которые давали бы основание говорить о потеплении на Северном полюсе, немецкие исследователи не привезли.

Человек — хозяин природы

Все возвращается на круги своя, и нам следует, подобно нашим далеким кроманьонским предкам, охотникам доледникового периода, снова воспринимать себя как часть окружающей Природы. Мы должны относиться к Природе, как к матери, как к собственному дому. Но есть огромное принципиальное отличие человека, принадлежащего современному обществу, от нашего доледникового предка: у нас есть знания и мы способны ставить себе цели развития, у нас есть потенциальная возможность следовать этим целям.

Н.Н Моисеев

Один из самых опасных мифов — это миф о том, что человек — хозяин Природы. На самом же деле он всего лишь ее часть. Пользуясь выражением Алисы из бессмертной сказки Кэрролла, «все страньше и страньше» наблюдать, как часть ставит себя выше целого.

К сожалению, приходится отметить, что в наше время у подавляющего большинства людей существует потребительское отношение к окружающей среде. А «потребитель — это младенец, вечно требующий соску», и он в последние двести лет у своей матери Природы стал ее не просто требовать, а пытаться забрать силой. Экологический кризис мирового масштаба происходит именно из-за того, что лозунг Мичурина — «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача» — стал определяющим принципом по отношению к природе. Человечество выбрало для себя легкий путь, ведь, как сказал Рабиндранат Тагор: «Внешне овладеть природой легче, чем любовно проникнуть в нее, ибо на это способен лишь истинно творческий гений». Но легкий путь редко бывает правильным. Чаще всего он приводит к тому, что, заблудившись, приходится прикладывать очень много усилий, чтобы снова найти дорогу, именно так и произошло с человечеством.

Увы, но закреплению потребительского отношения к окружающей среде во многом способствовала иудейско-христианская религиозная традиция, перенесшая борьбу с язычеством и на природу (Примечание: кстати, уважительное отношение к природе и ко всем живым существам присуще многим народам Востока и большинству восточных религий. В буддийском трактате «Сутта-Нипата» сказано: «И как мать, не жалея собственной жизни, заботится о единственном сыне, так и всем живым существам должно воспитывать в себе безмерное чувство. Дружественность ко всему живому должно в себе растить».). Э. Ласло в своей работе «Пути, ведущие в грядущее тысячелетие. Проблемы и перспективы» пишет: «Иудейско-христианская религия установила более тесные отношения между человеком и Богом и ослабила отношения между человеком и окружающей средой. Человек стал единственным видом существ, созданным по образу и подобию Бога, единственным видом, наделенным вечной душой, заслуживающей спасения. Предписания Ветхого Завета, оказавшиеся плодотворными и покорившие Землю, были весьма снисходительны к доминированию человека над окружающей средой, и такое доминирование стало приносить ощутимый доход. В результате в то время как на Востоке индуизм, Лао-Цзы и Будда учили, что человеческие сообщества и поселения составляют неотъемлемую часть природы, на Западе люди не покладая рук трудились, чтобы покорить окружающую среду и заставить ее служить себе. Как свидетельствует опыт обитателей острова Пасхи и шумеров, покорение природы — это меч, часто бывающий обоюдоострым. Покорение земли позволило дать пищу и кров все возрастающему по численности населению, но в то же время привело к массовой вырубке лесов и породило оскудевшую окружающую среду с частыми наводнениями и прочими природными бедствиями. Бог западного монотеизма обрел репутацию сурового Бога. Его деяния требовали частых вмешательств с актами милосердия со стороны Иисуса, Марии и все увеличивающегося сонма святых.

Все усиливающееся господство человека над природой было проявлением и результатом развития особого рода сознания. До неолитической революции люди на Востоке и Западе стремились жить в границах и пределах естественной окружающей среды, они считали себя неотъемлемой частью природы, они стремились следовать ее схемам и поддерживать обычаи своих предков, а не вводить инновации. Но в Леванте консерватизм традиционных сообществ мало-помалу был разрушен. Люди отделили образы своих божеств от природы, заменив духов живых существ и предков величественными богами мужского пола такими, как Атон, Иегова или Аллах. Они начали смотреть на мир природы как на творение трансцендентного Бога — творение, созданное Им главным образом для пользы людей. Новые герои были не шаманами, учившими подражать природе и оберегать ее циклы, а харизматическими лидерами, изменявшими окружающую среду во славу своего народа. «Путь» предсказывала не природа, а воля и амбиция. Человек стал творцом истории.

Таковы были корни индивидуализма, возникшего на Западе. В перспективе человек отделяется от законов природы, становится над ними. Вызов, воспринятый современным человеком, сформулирован в знаменитом изречении Френсиса Бэкона: «Вырвать тайны природы из ее лона к вящей пользе человечества». И когда были разработаны мощные технологии, такое «вырывание» приобрело гигантские масштабы: западные промышленно развитые общества все более воздействовали на окружающую среду и преобразовывали ее. Выгоды были очевидны, чего нельзя сказать о таящихся угрозах. Химизированное и механизированное сельское хозяйство делало почву все более плодородной, заставляя ее давать все больше продукции с одного акра, и одновременно расширяло площадь возделываемых земель, но при этом способствовало усиленному размножению водорослей и зарастанию озер и водных артерий. Некоторые химические вещества, например ДДТ, оказались весьма эффективными инсектицидами, но они же приводили к отравлению всего живого: зверей, птиц и насекомых. Материальное потребление городского населения создавало огромные количества отходов, угрожавших самим обитателям городов. На протяжении трех столетий бросающийся в глаза успех западной технологической цивилизации затенял происходившее во все более крупных масштабах ухудшение окружающей среды».

Но, как уже отмечалось выше, в экологическом кризисе виноват не научно-технический прогресс сам по себе, а противопоставление человеческого и природного. И выход из этой ситуации, прежде всего, в осознании того, что мы являемся всего лишь частицей, пусть даже разумной и обогнавшей в своем развитии своих соседей по планете, но все-таки частицей природы, а вовсе не ее повелителями. И уж тем более человек не является венцом эволюции, как порой кое-кому представляется.

Я—за бережное отношение к природе, но что я могу сделать?

Экология — наука, устремленная в будущее. И она строится на принципе, что ценности будущего не менее важны, чем ценности настоящего. Это наука о том, как передать Природу — наш общий дом — нашим детям и внукам, чтобы им в нем было жить лучше и удобнее, чем нам, чтобы в нем сохранилось все необходимое для жизни людей!
Н.Н. Моисеев

То, о чем мы выше говорили, — проблемы глобального масштаба. А что же может сделать каждый из нас? Начать можно с малого. Например, пересмотреть свое отношение к природе. Всегда ли, везде ли оно безупречно? Считаете ли вы, что она должна только давать вам, а вы должны только брать, или есть другие варианты? Что вы вообще понимаете под природой? Разобравшись со всем этим для себя, помогите разобраться в этом и своим родным и близким. Возможно, это покажется малым, но, как писал Розанов, «малую траву родить труднее, чем разрушить каменный дом».

Это не призыв всех участвовать в акциях протеста, проводимых «зелеными» (хотя, если бы это произошло, успех им был бы обеспечен). Но, каждый из нас может после пикника на природе убрать за собой; каждый способен не бросать на морской берег банки из-под пива и окурки; не убивать животных ради развлечения (А. Дольский: «...но в сердце сделанной дырой гордиться могут лишь злодеи»); отрегулировать свою машину так, чтобы выбросы угарного газа были как можно меньше; привить уважительное отношение к природе своим детям... каждый из нас может еще многое и многое. То, что может, это точно, а вот делает ли?

Необходимо возвращение к природе, осознание своего места в ней и выработка соответственного отношения.

Ящики для отходов

Дело было в Германии. (Эта страна, как известно, очень заботится о чистоте окружающей среды). Иду, не спеша, разглядываю витрины магазинов, и вижу в одной из них следующее объявление:
«Мы заботимся о вашем здоровье. Наши похоронные венки сделаны из экологически чистых материалов».

История из Интернета

Бытует мнение, что используемые во многих странах Европы мусорные ящики для разных видов отходов (стекла, бумаги, пластмассы) идеальны с точки зрения экологии. Однако если подсчитать, сколько мусоросборочных машин ездит по городам и сколько при этом в воздух попадает выхлопных газов, то окажется, что экологически идеальным такой способ уборки мусора может быть лишь в том случае, если эти машины будут работать на солнечных батареях, а не на солярке и бензине.

Можно ли купаться?

В последнее время часто можно услышать, что благодаря остановке многих предприятий (а стало быть, уменьшению производственных стоков) экологическая обстановка в стране значительно улучшилась. К примеру, реки стали чище и в них можно безбоязненно купаться.

К сожалению, это не совсем так. Есть такое понятие — «вторичное загрязнение». В реках годами скапливались грязь, ил, химия, и они, увы, никуда не делись. Да и не все же заводы остановились. И работающих, при нынешнем отношении их владельцев к охране окружающей среды, вполне хватает для нанесения ущерба природе. А потому разговоры о серьезном улучшении экологической обстановки несколько преждевременны.

 

Оценить статью
(0)
Добавить комментарий
Получать ответы на почту
Получать ответы на почту