Дети и в Голливуде

Дети и в Голливуде

Стремление звезд воспитывать своих чад как простых смертных заканчивается порой трагично. Как часто, видя в светских хрониках и теленовостях очаровательные кукольные личики звездных мальчиков и девочек, мы думаем: вот кому повезло! Как ни странно, подобные мысли приходят и нашим детям: "Разве эти избалованные суперстар знают, что такое наши проблемы?" Оказывается, знают.

Нетрудно догадаться, что воспитание по-голливудски не имеет ничего общего с педагогическими идеями американца Бенджамина Спока, поляка Яноша Корчака или русского Антона Макаренко. Ибо главный его принцип незыблем: дать любимому чаду как можно больше материальных благ. "Голливудские дети ни в чем не знают отказа, потому что их родителям значение слова "нет" столь же малоизвестно, — пишет в своей книге "Hollywood People" психолог и знаток нравов высшего общества Дуглас Томсон. — О бюджете в таких семьях разговор вообще не ведется. Дочка моих знакомых получила именную чековую книжку, когда ей исполнилось десять лет. А стремление воспитывать своих чад как простых смертных заканчивается порой трагично".

В школу — в пеленках

Специализированную спортивную школу Tiy Tyke некоторые заездные отпрыски начинают посещать... в двухмесячном возрасте, чтобы у младенцев развивалась гибкость. Двухлетки занимаются в игровой школе, которая призвана совершенствовать мышление (пожалуй, о стоимости обучения упоминать излишне). К трем годам многие дети имеют персональных ортодонтов, тренеров, преподавателей плавания, а девочки уже знакомы с косметологом. Воспитанниками Центра раннего обучения в этом возрасте были сын Барбры Стрейзанд — Джейсон, дочь Шер — Частити, сын Дайаны Росс — Трейси. Для своей маленькой дочери Лурдес суперзвезда Мадонна наняла психолога-специалиста по развитию раннего интеллекта (почему нет, ведь у любимицы семьи, собачки породы чихуа-хуа был собственный собачий терапевт).

"На планете Голливуд с детьми обращаются как с маленькими взрослыми, — считает Дуглас Томсон.— И поэтому они рано сталкиваются с настоящими взрослыми проблемами, такими как алкоголь и наркотики. Но даже те семьи, в которых такое не случается, вряд ли можно назвать нормальными".

Когда в дорогой частной школе на Мэлроуз-авеню в Западном Голливуде (там учились дочери Брюса Уиллиса и мальчики Тома Хэнкса) организовывают загородную поездку для детей с ночевкой, родители бросаются в самые престижные бутики приобретать экипировку. Дальше все происходит почти как в фильме "Амазонки из Беверли-хиллз". Палатки и спальники, дорожные сумки и пижамы, специальная детская косметика и теплые свитерки — порой туристическое снаряжение тянет на несколько десятков тысяч долларов. А как только палаточный лагерь в Национальном парке на окраине Лос-Анджелеса обустроен, в полусотне метров начинают тормозить автомобили класса люкс (если крошки впервые ночуют вне дома, их знаменитые родители предпочитают лично следить за происходящим). Порой в палатке вместе с десятилетними детьми ночуют их няни...

Голливудская группа риска

"Развить собственную личность при таких родителях, как, например, Деми Мур и Брюс Уиллис, и таком количестве денег, что даже их внуки могут позволить себе ничего не делать — непосильная задача для ребенка, — говорит детский психотерапевт Мэрилин Свенсон, наблюдающая детей из семей с высоким достатком. — Румер Уиллис, которая была моей пациенткой в клинике Энкино с шести до восьми лет — одна из тех, кого я отношу к так называемой голливудской группе риска".

Сын не менее известного актера Райана О’Нила — Патрик — рос в тени своей знаменитой сестры Татум. Ему не досталось и сотой доли того внимания и любви, которыми окружили родители свою любимицу. Мальчик ужасно страдал, стал наркоманом, и даже десять лет терапии не смогли предотвратить печальных последствий. Совершив кражу со взломом, юноша на полтора года угодил за решетку. А его сводный брат Рэдмонд также предстал в тринадцатилетнем возрасте перед судом для малолетних по обвинению в жестоком обращении, перепродаже порнографии, марихуаны и героина. "Детям знаменитостей приходится расти как в "аквариуме" — они постоянно на виду. Стоит кому-то втихаря выкурить сигаретку с "травкой", как к нему тут же приклеивается ярлык "наркоман". Отвинтит мальчишка из озорства колпак колеса, и он уже навсегда вор. Перед этими детьми стоит постоянная задача доказать самим себе, что они такие же, как люди из их окружения. Для некоторых эта ноша оказывается непосильной", — подводит итог Мэрилин Свенсон.

Ник Трэйн, сын романистки Даниэлы Стил, умер в девятнадцатилетнем возрасте от передозировки героина. В пику своей матери он связался с группой панков и пристрастился к наркотикам. Нечто подобное приключилось и с сыном Кэрол О’Коннор, который после четырех неудачных попыток излечиться от пагубного пристрастия застрелился из пистолета 45-го калибра. Двое из четырех сыновей Бинга Кросби покончили с собой. Дочь одного из боссов киноиндустрии, Мэри Дженнифер Селзник выпрыгнула из окна своей квартиры на двадцать втором этаже. На двадцать восьмом году жизни умер от передозировки сын Пола Ньюмена — Скотт. Та же участь постигла двадцатитрехлетнего Николаса, сына актера Тони Кертиса. Шайен, двадцатипятилетняя дочь кинозвезды Марлона Брандо, повесилась, не найдя иного выхода из жизненного тупика (это была ее четвертая попытка самоубийства с тех пор, как ее сводного брата Кристиана осудили на десять лет тюрьмы за убийство невесты Дэг Дроллет).

Кортни Вагнер — дочь знаменитых голливудских актеров Роберта Вагнера и Натали Вуд — также пыталась свести счеты с жизнью в декабре 1997 года. Девочке было семь лет, когда при загадочных обстоятельствах погибла ее мать, после чего отец буквально затерроризировал ее неусыпным контролем. Однажды Кортни стала делать все, что раньше ей запрещали - из чувства протеста. После того как в 1993 году она снялась голой для "Плейбоя", отец перестал с ней общаться.

Кимберли Стюарт родилась в семье поп-идола Рода Стюарта. Ее мать — актриса Алэна Хэмилтон, дочь известного актера 80-х годов XX века Джорджа Хэмилтона. Красоте моделей Келли Эмберг и Рэйчел Хантер, которые стали впоследствии ее мачехами, девочка отчаянно завидовала. С отцом она виделась редко, и даже о его предстоящей свадьбе с Рэйчел Хантер узнала из газет. В тринадцать лет Кимберли впервые попробовала наркотики, в четырнадцать ее задержала полиция за непристойный внешний вид. В шестнадцатилетнем возрасте Кимберли управляла автомобилем в нетрезвом состоянии и попала в серьезную аварию. Лежа на больничной койке, она фантазировала, как к ней придет отец, сядет на краешек постели и скажет: "Какое счастье, что ты осталась жива!" Однако узнав о случившемся, папа страшно разгневался — ведь она разбила его машину !

Родительское раскаяние приходит поздно

Как правило, голливудские родители больше заняты собой, и воспитанием и детей занимается обслуживающий персонал. Типичный пример — неувядающая поп-дива Шер. Она так редко бывала дома, что ее дети сильнее плакали, расставаясь с охранником, чем с мамой. Сын Элайя, родившийся в результате молниеносного брака Шер с Гретом Алманом (продлившемся всего лишь девять дней), стал трансвеститом. "Мать никогда не ласкала нас, — разоткровенничалась однажды Частити, дочь Шер и Сонни Боно. — Она постоянно страдала от болей после операций, и мы не смели ее обнять. По ее настоянию меня иногда брили наголо, чтоб я выглядела как можно более уродливо. Она была Великая Шер, а я — никто. И это побудило меня восстать". Частити стала убежденной лесбиянкой (с чем так никогда и не смог смириться ее отец) и угодила в психиатрическую клинику, а после излечения (ей было тогда около двадцати) открыла в Лос-Анджелесе собственный ресторан. На торжество по поводу открытия заведения явились родители и устроили грандиозную ссору. Сонни Боно трагически погиб в 1998 году на горнолыжной трассе, так и не простив свою непокорную дочь. А Частити теперь практически не выходит из дома, где живет с постоянной подругой в окружении тринадцати котов. Зато Шер в своих интервью говорит о том, что понимает и поддерживает своих детей.

Еще трагичнее сложилась судьба Татум О’Нил. Любимица отца, популярного актера Райана О’Нила, в двадцатилетнем возрасте была награждена "Оскаром" за роль в фильме "Бумажная луна". Татум прочили большое актерское будущее. Однако все последующие картины с ее участием и с папой в качестве "играющего тренера" стали цепью сплошных неудач. В итоге Татум разругалась с отцом и обвинила его во всех своих бедах. И решила доказать, что без него она проживет лучше. Брак ее оказался неудачным, а после развода суд лишил ее опеки над тремя детьми. Реакция папаши: "Это печально, но никто ее к этому не принуждал".

В 61-летнем возрасте Райан О’Нил заболел лейкемией и практически стоял одной ногой в могиле. Но через несколько месяцев он непостижимым образом "выкарабкался". И теперь готов помогать решать проблемы своей 38-летней дочери Татум, о которой даже бывший муж, теннисист Джон МакЭнрой, написал в своей книге, что она никак не может избавиться от наркозависимости. "Я надеюсь, что она близка к тому, чтобы преодолеть это, — признался О’Нил. — И хотел бы переговорить с ней. Вообще-то она уже взрослая женщина и может не прислушиваться к папочке". Отец уверен, что лучшим лекарством ото всех болезней может быть только любовь. Ведь его самого спасли от смерти любящие поклонники.

Виталия Старовойтова

 

Источник: "Сегодня"

Оценить статью
(0)